Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Почти уполз", G

Автор новости: SAndreita от 10-10-2016, 23:55
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Почти уполз
Автор: Olivas
Бета: Libertas
Пейринг: СС/ГГ (в перспективе)
Рейтинг: G
Жанр: юмор, стеб
Дисклаймер: отказываемся, не извлекаем
Саммари: Северус Снейп – человек умный, а потому ко всем возможным вариантам собственной смерти подготовился, только, к сожалению, кое-кого не учел
Комментарии: на конкурс "Уползи Снейпа!" на Тайнах Темных Подземелий, номинация №4: "Самое нестандартное спасение"
Предупреждения: OOC
Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: терпимое

Скачать фанфик в формате "doc":
Olivas_Pochti_upolz_G.doc [123 Kb] (cкачиваний: 94)

Май. Прекрасная пора. Весна в Шотландии всегда довольно прохладная, даже несмотря на солнце, которое уже вовсю хозяйствует на небосклоне и уверенно прогревает промёрзшие земли, отодвигая зиму, сопротивляющуюся в этой местности до последнего. Погода капризна и переменчива, иногда в начальную пору весны здесь можно увидеть все четыре сезона одновременно. Независимо от вашего желания, небеса могут обрушить на вас дождь, снег или подразнить теплом, но май – это ещё и первые цветы, деревья, покрывающиеся зеленью, и нескончаемое «ток-ток-корэрэрэ-корэрэ» самца красной куропатки, спрятавшегося в молодом вереске и зазывающего свою даму. Прекрасная пора этот май!
А он лежит на полу грязной хибары и ждёт, пока Поттер соизволит покинуть его и отправится жертвовать собой согласно плану доброго дедушки Альбуса Дамблдора, чтоб тебе икалось, мерзкий старикашка, где бы ты сейчас ни находился. Северус уже отдал герою магического мира заботливо приготовленные для него воспоминания и теперь лежал с остекленевшими глазами, ожидая, когда его оставят одного, чтобы заняться, наконец, собой. Умирать он не собирался, вопреки всем ожиданиям Лорда и Дамблдора с их идиотскими планами и разборками. Старый шарлатан любил повторять, что они оба вряд ли переживут войну. Альбус и не пережил, а вот он, Снейп, как раз собирался, вопреки всему. И заодно вопреки ожиданиям Золотого трио, которое столпилось вокруг него и все никак не уходило, видимо, желая убедиться, что проклятый профессор наверняка издох.
Северус просчитал для себя множество вариантов, справедливо полагая, что если и умрёт, то, скорее всего, от руки Тёмного Лорда. Самым худшим развитием событий была бы «Авада», но ему повезло, Лорд натравил змею. Как уважающий себя зельевар Снейп подготовился к такому варианту. Прежде чем шагнуть на порог этой разваливающейся халупы, он выпил все, что лично наварил для такого случая. Вероятность выживания составляла девяносто семь процентов, он это просчитал. Арифмантику и цифры Северус любил и пользоваться ими умел.
Все, что ему нужно, это час полежать со стеклянным взглядом, в коматозном состоянии. Со стороны похоже на смерть, сердце еле бьётся (чтобы заражённая кровь не разгонялась по телу), дыхание почти незаметно, глаза, как уже сказано, стеклянные. Остаётся ждать, пока подействует смесь противоядий с укрепляющими и восстанавливающими зельями. Кровь вытекала из раны, как ей было и положено, вынося часть яда из его организма. В хижину никто не сунется, а значит, никто не будет пытаться оживить его, применяя заклинания, которые были сейчас противопоказаны. Осталось дождаться, пока уберутся Уизли, Грейнджер и Поттер. Эти точно не будут его спасать, ну поплачут (скорее всего, только Грейнджер) и разойдутся, у них, в конце концов, есть одно незавершённое важное дело. Его Темнейшество жив-здоров и бегает по Запретному лесу, чему Поттер просто обязан воспрепятствовать.
От жизни свободного человека его отделяло всего ничего, минут сорок. Затем он достанет пузырёк кроветворного с укрепляющим и со спокойной совестью уползёт. Обществу Северус отдал все, что мог, и в дальнейшем собирался жить только для себя и так, как ему нравится, то есть в тихом уютном месте, откуда до Хогвартса и Поттера будут тысячи миль. Северус расслабился, кровь все ещё текла, зелья действовали, очищая её, укрепляли организм и обезвреживали яд. Поттер все не уходил. Это настораживало. Гадёнышу нужно было посмотреть воспоминания и отправляться жертвовать собой, чтобы на Англию опустились, наконец, мир и благодать.
Грейнджер всхлипнула на груди Уизли, потом вырвалась из его рук и бухнулась перед Снейпом на колени. Нехорошо. Своему предчувствию Северус доверял всегда, такое доверие неоднократно спасало ему жизнь. А жить он хотел. В области сердца неприятно кольнуло. Только не это, Грейнджер, только не это! Девчонка переглянулась с Поттером. И тут Северус понял, что он попал, и никуда не поползёт. Из двух палочек одновременно грянула (по-другому и не скажешь, сил в заклинания было вложено столько, что они могли бы поднять из могил самих Основателей) смесь целительных вспышек, которые были ему строго противопоказаны именно в эти оставшиеся полчаса и никак не совмещались с действиями его противоядий.
Сердце заплясало в груди как ненормальное, пульс зачастил, в ушах зашумело от крови, разогнавшейся по его венам с сумасшедшей скоростью, перед глазами висели лица Поттера и Грейнджер. Северус почувствовал, как кровь в его венах закипает. Мало того, что эти идиоты убивали его, так ещё напоследок, за все хорошее, сделали его смерть довольно мучительной. Кровоизлияние в мозг – это не то, о чём он мечтал! Поттер что-то орал, но Северус не слышал что, уши заложило, только видел, правда, уже смутно. Рот героя не закрывался, Грейнджер ревела, Уизли просто стоял. Северус начал прощаться. С надеждами на тихую жизнь, с уютным коттеджем на берегу моря, с заботливо обустроенной лабораторией, со спасёнными книгами, опять с надеждами…
Уизли! Болван, что ты делаешь! Его голову запрокинули, нос зажали. Отлично. Перед смертью, незапланированной, но, тем не менее, почти свершившейся благодаря этим трём идиотам, ему не хватало только поцелуя Уизли. Рот Уизли приближался. В него вдували воздух. Снейп не знал, где это рыжее недоразумение услышало про искусственное дыхание, но его надо делать тому, кто не дышит, а он ещё дышал, хоть и с трудом. Уизли, наконец, отлип от него. У Северуса в жизни было не так много поцелуев, чтобы сортировать их, но этот совершенно точно войдёт в категорию самых мерзких.
Теперь этот идиот зачем-то давил ему на грудь. Давил сильно и неправильно. Болван собирался запустить сердце, которое и так частило как ненормальное, однако силища, с которой Уизли давил на грудную клетку, скорее всего, просто раздавит её, чем и добьёт его окончательно. Сверху снова посыпались заклинания. Последним, что увидел Снейп, были три склонённые над ним головы. Грейнджер. Поттер. Уизли. Три процента, которые он не учёл в своих расчётах. Три процента, которые всё-таки добили его, осуществив свою давнюю детскую мечту грохнуть профессора Снейпа. Северус почувствовал, как его тянет вверх из изуродованного этими малолетними вандалами тела.

***
Место, в которое он попал, напомнило ему Министерство магии. Везде, куда ни бросишь взгляд, суетятся люди, шум стоит, словно в потревоженном улье, а конкретики мало – глаз не цеплял ни одного указателя или таблички с информацией о том, что это за место. Если продолжить сравнение с Министерством, в котором преобладали тёмные тона, здесь, напротив, было чересчур светло, сплошной белый и серый цвета. И если белый раздражал глаза, то серый – душу, потому что вызывал тоску. Стены были наполовину белые, наполовину серые, как будто декоратор, или кто там занимался убранством этого места, не мог решить, какой цвет будет лучше смотреться. Северус решил, что отвратительны оба. С потолком и полом поступили более затейливо, выложив их плитками наподобие шахматной доски, хотя цвета остались те же. Мрамор серых колонн и белых стоек подавлял и загромождал пространство зала. Северус скривился, у него закружилась голова от мелькания квадратов сверху и снизу. Подхваченный потоком, он оказался у стойки, где сидела старушка, что-то записывавшая в огромной, толстой книге. На табличке, приколотой к её серой кофте, значилось «Миссис Плам». Со стороны она была похожа на сморщенную гусеницу, в очках и каком-то странном чепчике на седых волосах. Гусеница подняла на него глаза, и Северус решил, что ей подойдёт ещё и сравнение с черносливом.
– Имя?
Снейп поднял бровь. Он предпочитал, чтобы с ним сначала здоровались.
– Что это за место? – задал он свой вопрос.
– Имя? – повторила морщинистая гусеница, одарив его тяжёлым взглядом.
– Северус Тобиас Снейп.
Гусеница зарылась в гроссбух, что-то ворча себе под нос. Северус ждал.
– Нарушение! – гаркнули из окна. Старушка нацарапала на листке несколько строк, хлопнула печать и, вручив Снейпу бумажку, резко выкинула руку в сторону, указывая пальцем направление. – Двести пятое окно!
Он не собирался искать никакое окно, хотя бы потому, что не понимал, где оказался. Наверное, стоило для начала походить, посмотреть, сделать выводы. Его снова подхватила толпа и вынесла аккурат к окну двести пять.
– Имя? – за стойкой сидела точно такая же морщинистая гусеница в очках и чепчике. И не просто похожая бабушка, это была точная копия первой. Табличка на её груди подтверждала, что это ещё одна миссис Плам. Сушёная черносливина номер два, как окрестил её Северус: – Имя?
– Северус Тобиас Снейп.
– Квитанцию! – к нему протянулась тонкая морщинистая рука.
Северус протянул листок. Вообще, где-то на периферии сознания он помнил, что умер, помнил как, и даже благодаря кому. Он мало что знал про загробную жизнь, но, вероятно, существовало нечто вроде рая и ада. Вопрос, где оказался он?
– Нарушение!
То же он слышал и от предыдущей гусеницы. Только ясности это не вносило никакой.
– Сложный случай! Окно девятьсот один! – Жест указующего перста снова послал его в нужном направлении. Северус взял очередную бумажку.
– Имя? – гаркнули из окна девятьсот один.
– Что это за место?
– Имя?
– Что это за место?
– Имя?
– Где я?! – в конце концов, он был учителем более пятнадцати лет, терпения ему не занимать. Пусть ему сначала скажут, что это за богадельня, а потом он назовёт своё имя.
Гусеница перегнулась через стойку и выхватила бумажку. Северус возмутился, но виду не подал. Миссис Плам шуршала листами, не обращая на него внимания, Снейп смотрел по сторонам, отмечая, что у одних окон огромные очереди, у других никого. У девятьсот первого, например, стоял только он, справа находилось окно триста восемь, слева пятьсот двенадцать, логика нумерации отсутствовала, старушка все ещё шуршала листами. Северуса посетила мысль, что это довольно странно, когда все старушки одинаковые, но зацикливаться на феномене он не стал. Если Молли Уизли родила семерых одинаковых Уизли, кто-то мог родить трёх одинаковых Плам. Миссис Плам подняла на него глаза.
– Нарушение? – предположил он. Глаза гусеницы нехорошо прищурились. – Сложный случай?
Старушка вышла из-за стойки и встала к нему вплотную. Северус не испугался – нельзя бояться того, кто тебе по пояс.
– Что это за место? – не сдавался Снейп.
Крепкая морщинистая рука ухватила его за локоть и потащила наперерез толпе. Людская масса расступалась, огибая их с двух сторон, бабуля врезалась в поток, словно морж в стаю пингвинов. Северус заметил, что навстречу им тоже кого-то тащат, он присмотрелся. Четыре миссис Плам тащили лорда Волан-де-Морта собственной персоной. Лорд вырывался, цеплялся за колонны и бранился.
– Сэвэрус! – воскликнул, заметив его, Лорд. – Помоги мне! Я приказываю! Ты обязан мне помочь!
Северус проводил пятёрку глазами. Две старушки крепко держали Лорда под локти, одна толкала сзади, не давая ему сопротивляться и притормаживать у колонн, четвёртая тащила вперёд, крепко ухватив край его мантии и задавая всей группе направление. Снейп проследил, как бывшее Темнейшество впихнули в лифт, нажали на кнопку, двери захлопнулись, и кабина ухнула куда-то в неизвестность. Старушки отряхнули руки, обозвав Лорда сатанинским отродьем, и отправились по своим делам, сетуя на сбои, которые в последнее время непозволительно участились. Снейпа впихнули в комнату и оставили одного.
Комната была скучной, как и предыдущие помещения. Здесь царило такое же серо-белое уныние, напомнившее ему стерильный склеп Альбуса Дамблдора. Могли бы хоть голубеньким разбавить. Северус скользнул взглядом по серому столу с двумя стульями и белому шкафу сиротливо стоявшему в углу, и решил не присаживаться в незнакомом месте.
– Мистер Снейп.
В комнату протиснулся субтильный субъект, облачённый в серую хламиду, как и все предыдущие встреченные бабушки. Впрочем, у субъекта отсутствовал чепчик, отчего его внешность заметно выигрывала. На груди у него висела табличка «Мистер Скинни».
– Что это за место? – упрямо повторил Снейп.
– Небесная канцелярия, – наконец-то просветили его. – Произошло недоразумение.
– Я должен был попасть в адскую канцелярию?
– Нет, нет, что вы! – успокоили его. – Развитие событий пошло по нестандартному сценарию.
Это Снейп и сам знал. Потому что в тупых гриффиндорцах стандартом можно считать только их тупость, все остальное у них не лезет ни в какие рамки.
– Вы должны были выжить. Стать героем. Наслаждаться заслуженной спокойной жизнью. Жениться на Гермионе Грейнджер. Родить двух сыновей и дочь. Совершить массу открытий, изобрести десятки лечебных зелий, спасти сотни жизней…
– Стоп. Стоп. Стоп. Давайте назад. На ком жениться?!
– Что вас смущает? – удивился субъект. – Вы бы случайно встретились, взяли её в ученики.
– Я? Взял? В ученики? Грейнджер?
– Ну хорошо, хорошо. Она напросилась бы к вам в ученики. Но в итоге вы бы полюбили её, женились, завели детей и души не чаяли в своей супруге.
– Бред, – вынес вердикт Снейп.
Субъект пропустил его высказывание мимо ушей.
– Но теперь, поскольку произошло недоразумение, и вы стоите передо мной, нам надо что-то с вами решать.
– Тишина и покой меня устроят и здесь.
– Видите ли, мистер Снейп... Вы, конечно ещё при жизни искупили свои грехи, исправили свои ошибки и так далее, но ваша дальнейшая жизнь должна была служить на благо людей. Вы бы совершили ещё много благих дел и, поскольку это записано в вашу жизненную книгу, может случиться так…
Дверь в кабинет приоткрылась, явив в проёме очередную морщинистую миссис Плам, та вручила Скинни листок, зыркнула на Снейпа и покинула их, не сказав ни слова.
– Божественный комитет только что принял решение по вашему вопросу.
– И?
– Отныне вы ангел.
– Кто я?!
– Ангел.
– Кто? Я?!
– Именно так, мистер Снейп. Вы. Я допускал такую возможность. Вам предстоит совершать благие дела и дальше.
Северус передёрнул плечами, почувствовав жжение между лопаток. Зуд нарастал. Закинув руку за плечо, он нащупал что-то мягкое, и это что-то стремительно росло на его спине и увеличивалось в размерах.
– Это крылья, – объяснил Скинни, заметив удивление в глазах Снейпа, он порылся в шкафу, достал стопку одежды и вручил ошарашенному бывшему шпиону. – Переодевайтесь, а я пока узнаю, кто будет вашим первым подопечным.
Северусу захотелось возмутиться и начать перечить, но слова застряли в горле, перечить закрывшейся двери было бессмысленно. Осмотрев выданную ему белую хламиду, он принялся за мантию и сюртук, чтобы переодеться в просторные штаны и длинную рубашку. Вернувшийся мистер Скинни осмотрел его с ног до головы и довольно кивнул.
– А волосы зачем перекрасили? – Снейп скосил глаза на болтавшуюся у его щеки прядь.
– Это цвет божественности и мудрости. Итак, Северус, первый ваш подопечный… О, я считаю это довольно мило! Мне кажется, это было верное решение, ей как раз сейчас нужна помощь, девушка в тяжёлом эмоциональном состоянии. Война её здорово подкосила, плюс несостоявшиеся романтические отношения, неизвестность будущего, чувство вины перед погибшими…
– Да кто это? – не выдержал Северус.
– Гермиона Грейнджер.
– Это шутка такая? Она убила меня!
– Она не хотела.
– Но убила!
– У девушки стресс. Она узнала, что вы герой, что вы все это время заботились о них, и что она убила вас. – Мистер Скинни пропустил фырканье Снейпа мимо ушей. – У неё посттравматический синдром, ей требуется помощь. А ещё Гермиона должна выйти замуж, и вам предстоит подобрать ей пару, подтолкнуть на путь свершений и многое другое. Главное – не дать ей скатиться в уныние.
Северус смерил субъекта скептическим взглядом. Серьёзно? Они хотят, чтобы он выбрал мужа Грейнджер, которая убила его?
– Отправляйтесь, Северус, и присмотрите за девочкой!

***
Снейп вышел за дверь, предполагая, что снова окажется среди окон с морщинистыми миссис Плам и толпой страждущих, но вместо этого оказался в библиотеке дома Блэков на Гриммо, 12. Спиной к нему стояла его подопечная – Гермиона Грейнджер. Северус понятия не имел, что ему нужно делать, будет ли девчонка видеть его, и как он будет искать ей мужа вместо себя. Он осмотрелся, на столике лежала газета с некрологом на первой странице, его фотография была вся в каких-то разводах, по-видимому, Грейнджер только что орошала её слезами. Конечно, сначала убила, теперь оплакивает, а в перерыве книжки почитывает. Мы же не можем без книг, даже если совесть заедает.
– Грейнджер! – рявкнул он.
Она повернулась и приложилась затылком о полки. «Больно наверно», – невольно подумал Северус. Глаза Грейнджер полезли из орбит.
– Ты зачем полезла спасать меня?! – не придумал он ничего лучше, чем задать мучавший его вопрос. – Кто просил вас лезть не в своё дело со всей вашей хвалёной гриффиндорской тупостью и назойливостью? Вот, полюбуйтесь! Вы убили меня! – снова рявкнул Снейп. Крылья за его спиной распахнулись, сшибая какой-то хлам с ближайших полок.
Его подопечная открывала и закрывала рот, словно золотая рыбка, вытащенная за хвост из аквариума. Книга выпала из её рук и приземлилась прямо ей на ногу, но Грейнджер на удар никак не отреагировала. Рот её пополз, перекашиваясь на одну сторону, лицо перекосило вслед за губами, один глаз закрылся. Девчонка начала сползать на пол, скользя спиной по книжному стеллажу.
– Ну?! Язык проглотили?!
Грейнджер попробовала что-то ответить, но её рот от этого перекосило ещё сильнее. Снейп решил зайти с другой стороны и попробовать мягкий подход. Он же теперь всё-таки ангел. Северус широко улыбнулся. Глаза Грейнджер закатились. Тело на полу дёрнулось. И он стал свидетелем того, как дух Гермионы Грейнджер покидает тело. Бывшая героиня войны со все ещё перекошенным лицом стала подниматься в сторону небес. Северус вздохнул и последовал за ней. Кажется, он провалил своё первое задание.

***
Снейп стоял в углу комнаты, наблюдая, как Скинни пытается успокоить Грейнджер, которая отчаянно жестикулировала, но пока не сказала ни слова. Лицо её было по-прежнему перекошено, она хватала Скинни за грудки, и при этом постоянно косилась в сторону Снейпа. В комнату вплыл очередной чернослив в чепчике. Осмотрев потерпевшую, миссис Плам стукнула Грейнджер по лбу, отчего та дёрнулась, но, наконец, пришла в себя. Лицо её постепенно выравнивалось, принимая прежнюю форму.
– Какого черта происходит?! – выдала она на всю мощь лёгких.
– Не богохульствуй мне тут! – осадила её старушка.
– Где я?!
– На небесах, – подал голос Снейп, – вы увидели меня и решили умереть.
– Вы напугали меня до чер… – Грейнджер запнулась, наткнувшись на стальной взгляд гусеницы.
– А вы убили меня, – пожал плечами Северус.
Глаза девчонки стали большими. Губы задрожали.
– Я пыталась спасти вас! Я не знала!
– А вас просили?
– А вы не растерялись и убили меня!
– Да больно надо! Кто же знал, что у вас нервная система ни к чер… не в порядке.
– У меня послевоенная депрессия! Я друзей потеряла! Вас! Я оплакивала вас! А вы взяли и явились во всём, – она помахала руками, – этом! Вы себя в зеркало вообще видели?
– А что со мной не так?
– Вы альбинос! В белом полотнище с крыльями! Возникли за моей спиной! У меня случилось кровоизлияние в мозг от испуга!
– А у меня случилось кровоизлияние в мозг от вашей спасательной миссии. Мы квиты.
Грейнджер возмущённо умолкла. До Северуса донеслись первые всхлипы. Скинни кинулся её успокаивать, но сделал только хуже, поскольку утешал он Грейнджер рассказами о том, какую жизнь она не прожила. На части, посвящённой замужеству, с Грейнджер случилась истерика.
Гусеница вытащила его из комнаты, сунула в руки бумажку и велела отправляться к новому подопечному, предупредив, чтобы больше никого не пугал. Северус пожал плечами, развернул листок и прочёл: «Гарри Джеймс Поттер». Вздохнул. Даже здесь от Поттера не скрыться, опять к нему в няньки определили! Взмахнул крыльями и полетел навстречу проклятью своей жизни, пиявке своей судьбы.
Лететь пришлось недалеко, потому что Поттер рассекал на своей метле высоко в небе, над не очень густым лесом, судя по всему, где-то недалеко от норы Уизли. Летал он по кругу, раскинув руки в разные стороны, видимо, считая себя орлом, никак не меньше, удерживая метлу только ногами. Паршивец, грохнул его и парит себе, как ни в чём не бывало. Северус пристроился сбоку, наслаждаясь полётом и буравя глазами мальчишку. Герой магического мира его не замечал, глаза его были закрыты, а по щекам текли слёзы. Северус прикинул, что Поттер уже знает о смерти своей подруги Грейнджер, отсюда и эти потоки воды на лице. Только Поттер мог скорбеть, сидя на метле!
– Поттер! – рефлекторно рявкнул Снейп. – Минус двадцать балов с Гриффиндора…
О сработавшем инстинкте Северус пожалел сразу же, как только ляпнул про баллы. Поттер распахнул глаза, глянул на него и сверзился с метлы. Северус проследил за полётом героя, отметил его приземление на довольно крупное дерево, прислушался к звуку ломаемых сучьев, инстинктивно пригибая голову на каждый удар поттеровской головы о ветку, посмотрел, как тот кулем свалился на землю и растянулся у корней.
– За убийство профессора, – договорил Снейп, провожая взглядом дух Поттера, со свёрнутой набок шеей плывущего к небесам. Наверное, лишат премии, или что там у них в небесной канцелярии за хорошую работу полагается. И взмыл вверх.
Говорить Поттер не мог, только мычал, поэтому на манер Грейнджер махал руками и цеплялся за мистера Скинни. Миссис Плам, согнув Поттера до приемлемого уровня, одним точным движением вернула его шею в исходное положение.
– Вот дерьмо! – выдал бывший Мальчик-который-выжил.
– За языком следи! – прикрикнула на него гусеница.
Она подошла к Снейпу и погрозила пальцем. Угроза была так себе – трясущийся морщинистый палец в районе его живота. К тому же он Поттеру ничего не делал, просто поприветствовал, так сказать, в своей обычной манере.
Субъект нервно строчил записку, которую передал старушке, в углу всхлипывала Грейнджер, Поттер начал что-то выяснять и требовать. Миссис Плам опять ухватила его за рукав и вытащила из комнаты. Смерила его тяжёлым взглядом. Северус ответил фирменным движением брови. Сказать ему было нечего, он в ангелы-няньки не просился, тем более к этим. Приняв очередной листок, он шагнул с небес в неизвестность, указанную морщинистым перстом. Листок Снейп решил не разворачивать, пусть будет сюрприз.
Рональд Уизли ел. Конечно, подумал Северус, этому хоть конец света за окном, хоть семь Волан-де-Мортов у дверей, а кушать надо. Уизли в своём репертуаре. Совершил убийство, непреднамеренное конечно, но это не оправдание, похоронил друзей, судя по колдографиям Поттера и Грейнджер на каминной полке с чёрными лентами наискосок, сидит и ест. Отсутствием аппетита не страдает, по знахаркам не бегает, хотя, как-никак две кончины близких людей подряд могли бы и встревожить, нет, просто пялится на фото и заглатывает куски пирога, словно удав кроликов. Северус задумался. Поттера он доставил минут пятнадцать назад, его тело и найти-то ещё были не должны. Возможно, время здесь и на небесах не синхронизировано, но не суть важно. Уизли взял очередной ломоть пирога, откусил приличный кусок, настолько приличный, что половина его самым некультурным образом не помещалась в рот. Северус кашлянул. Уизли повернул на звук голову. Северус поиграл бровью. Рональд Билиус Уизли, шестой сын Молли и Артура Уизли, подавился. Он попытался сглотнуть, но такой шмат пирога не смог бы заглотить и удав. Глаза Уизли полезли на лоб, он попробовал выковырять пирог пальцем. Северус размышлял, есть ли у ангелов какие-нибудь заклинания на такой случай или он должен присоединиться к выковыриванию застрявшего куска непосредственно руками? Снейп попробовал подойти. Рональд Билиус отшатнулся. Посинел. Завалился набок и вспорхнул в небо. Северус пожал плечами и, насвистывая рождественский гимн «Тихая ночь», отправился следом.
В комнате он появился в тот момент, когда миссис Плам выдавливала из Уизли кусок пирога приёмом Хаймлиха, причём рыжий недоносок стоял на коленях, пока старушенция кряхтела сзади. Глаза Уизли бешено вращались. Грейнджер грызла ногти. Поттер суетился рядом, помогая доставать кусок руками со стороны рта.
– Чтоб я сдох! – выдал Уизли.
– Уже, – просветил Северус.
Миссис Чернослив отряхнула руки, прошествовала к Снейпу и, взяв его за робу, нагнула до уровня своей головы. Отвесив Северусу подзатыльник, она кивком головы позвала за собой субъекта и покинула комнату.
В комнате стояла гробовая тишина. Золотое трио смотрело на Снейпа, Снейп смотрел в потолок.
– Довольны? – спросила Грейнджер.
– Я бы использовал слово «справедливость».
– Да как вам не стыдно! – возмутилась она.
Северус прислушался к себе, было ли ему стыдно? Пожалуй, нет.
Грейнджер подошла к нему вплотную, пытаясь поймать его взгляд.
– Ну что вы за человек такой?
Снейп опустил голову и встретился с ней глазами. В их глубине он увидел, как они вместе работают в лаборатории, сидят у камина, увидел их первый поцелуй, чествование на какой-то конференции, сына, которого ему передала акушерка, письма из Хогвартса. Северус отшатнулся. В комнату вернулся мистер Скинни.
– Ситуация экстраординарная. Никого из вас тут быть не должно. Страшное количество событий не случится, не свершится открытий, достижений, не заключится браков, не родится детей, – от волнения он захлебнулся на перечислении и выдохнул: – Было принято решение вернуть вас в мир живых. Всех!
Подоспевшие миссис Плам помогли Скинни вытолкать всех из кабинета. Северус не сопротивлялся. Он охотно признавал, что ангел из него вышел неважный, да и жить хотелось.

***
Они снова очутились в Визжащей хижине в тот самый момент, когда мантия Лорда Волан-де-Морта исчезла за дверью. Северус оправил сюртук, осмотрел троицу и тяжело вздохнул.
– Поттер, что делать помните?
– Да, – буркнул Герой-по-второму-кругу.
– Тогда вперёд в лес, умирать. А вы что делали? – повернулся он к Грейнджер и Уизли.
– Были в замке.
– Вот и чудно. Идёмте в замок.
– Вы возьмёте меня в ученицы?! – Грейнджер сверлила его глазищами.
– Вы желаете выяснить это прямо сейчас?
– Да!
– А вы помните последствия этого шага?
– Вы что-то имеете против?! – вскинулась она.
– Я не собираюсь отвечать на подобные глупости!
Северус побуравил Грейнджер фирменным взглядом, задержал его на руках, сжимающих палочку, подумал, что сейчас не самое подходящее время нервировать ведьму после всех их приключений. Кивнул. Бросил примирительное: – Я подумаю, – и вышел из хижины.
– Вот и чудно, – передразнила она Снейпа за спиной и двинулась следом.
Сзади плелись Поттер и Уизли.
– Гермиона, зачем тебе это? – устало спросил Поттер.
– Собираюсь трепать ему нервы всю его оставшуюся жизнь! – прошипела она в ответ.
«А мистер Скинни говорил, что мы будем счастливой парой», – подумал Северус, слушая яростное шипение Грейнджер позади. Он решил подумать над словами Скинни и ученичеством Грейнджер, жениться он, конечно, не собирался, но в общем и целом перспектива была уже не такой пугающей…

***
А в это время в небесной канцелярии все миссис Плам одновременно сделали пометки никогда больше не назначать Северуса Тобиаса Снейпа ангелом. И по прибытии на небеса в возрасте ста пятидесяти пяти лет поселить его рядом с Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором, Сириусом Блэком III и Джеймсом Поттером. В назидание.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • Группа: Всезнайка
  • ICQ:
  • Регистрация: 29.09.2017
  • Статус: Пользователь offline
  • 37 комментариев
  • 0 публикаций
^
Шедевр) Неожиданно и здорово! Сохраню в избранное))
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.