Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Худшая ночь профессора Снейпа", PG-15

Автор новости: olala от 24-07-2014, 23:19
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Худшая ночь профессора Снейпа
Авторы: Ellirael и Renardy
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG15
Жанр: стеб
Дисклаймер: Николай II отрекся, и мы отрекаемся
Саммари: Немного о Рождестве, призраках, замаринованных уродцах и эротических фантазиях одинокого профессора
Примечание: Написан в подарок нашей обожаемой Dilrukesh. Мы тебя любим! Пусть Новый год будет для тебя очень счастливым и все мечты сбудутся
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc":
Ellirael-Renardy-Hudshaya-noch-professora-Sneypa-PG-15.doc [93,5 Kb] (cкачиваний: 172)

Мерлин, холодно-то как! Кто сказал, что ему нравятся подземелья? Ну кто это сказал? И какой идиот решил, что в его комнате не должно быть камина? Безопасность? Три ха-ха и мантикраба в глотку тому, кто все это придумал. Почему он, Мастер Зелий, должен замерзать в лютые десятиградусные морозы, случающиеся в Шотландии отнюдь не раз в сто лет, а каждую проклятущую зиму?
Профессор Северус Снейп тяжело вздохнул, натягивая на ноги третью пару шерстяных носков, отобранных у домашних эльфов. В углу сиротливо лежала вязаная шапочка с уродливым помпоном…. Глотнув для храбрости огневиски, он надел и ее.
— Все равно никто не увидит, — объяснил мужчина заспиртованному уродцу, который таращился на него из банки, стоящей на прикроватной тумбочке.
Действительно, смотреть на зельевара в эту холодную зимнюю ночь было абсолютно некому — женщину он себе так и не завел, а Дамблдор еще вчера укатил куда-то на юга в поисках новых видов сладостей и работающего в рождественские праздники стоматолога. Итак, Снейп был одинок, несчастен и весьма пьян, а посему обижен на весь мир.
— Это все Поттер виноват, — недовольно пробурчал он, кутаясь в одеяло и крепко прижимая к себе банку с уродцем.
— Конечно, Поттер, — подтвердило заспиртованное существо, игриво подмигнув Снейпу, — кто же еще?
Успокоенный этой мыслью и согретый литром огневиски, бродящим по организму и распевающим похабные частушки, зельевар наконец-то заснул.
А волшебница-зима тем временем плела свои кружева, мириадами танцующих снежинок выводя причудливые руны в книгах судеб каждого из обитателей кружащегося вместе с вьюгой мира. Лишь на один день в году, когда зачарованные олени пускались в путь, она могла остановиться, отвлекаясь от дел небесных, и выбрать того, чью судьбу еще можно изменить.
Но тот, на кого пал ее выбор, еще и не подозревал о том, что должно случиться с ним уже сегодня…

***

— Привет, вечный девственник, — жаркий шепот обжег ему ухо и шею. — Даже не думай о ней, ты понял?
— Отвали, Поттер!
— Это Рождество она проведет со мной, Нюниус.
— Я сказал, отвали! — с силой оттолкнув гриффиндорца с дороги, Снейп помчался к выходу из библиотеки. Он понимал, что убегать было неправильно и глупо, что теперь Мародеры получили еще один козырь, но выслушивать все эту… всю эту правду было выше его сил.
— Проклятый Поттер! — прошипел юноша, падая лицом вниз на диван в гостиной Слизерина. — Ненавижу, ненавижу, ненавижу!
— Проблемы, Северус, — острый ноготок нежно пощекотал его за ушком. Не вполне соображая, что делает, Снейп резко перевернулся на спину и яростно впился в губы Беллатрисы Блэк.
Она вздрогнула, не ожидая от мальчишки такого напора, но уже секунду спустя ее губы жарко отвечали на поцелуй.
— Ого! Северус! — рука Беллы медленно скользнула по его груди, заставляя разгоряченное тело юноши содрогаться в предвкушении, чуть задержавшись на ремне свободных черных брюк, и уверено скользнула дальше. Снейп застонал, выгибаясь на встречу, но красавица лишь рассмеялась в ответ. — Не так быстро, малыш.
Уверенным движением сильного тела, казавшегося таким хрупким в его руках, она очутилась сверху, впиваясь в его шею жалящими поцелуями, от которых на утро останутся синяки. Но до утра было еще слишком долго…
Она не была ни нежной, ни мягко-сладкой, какой он представлял себе Лили, даже здесь, на мягком ковре слизеринской гостиной, она предпочитала властвовать, подчиняя его своей воле. Ее тонкие ладони направляли его неумелые руки, подсказывая, где нужно быть нежным, а где грубым, она учила его, насмехаясь над неуклюжестью и неопытностью, над горячностью и яростным нетерпением, с которым он срывал ее одежды, покрывая поцелуями смуглую кожу, мерцавшую в отблесках пламени, плясавшего в камине. Но Северус видел, что и в ее черных, как сама ночь, глазах разгорался огонь.

***

— Проблемы, Северус? — острый ноготок нежно пощекотал его за ушком.
Снейп вздрогнул, открыл глаза и резко перевернулся на спину, инстинктивно выставляя перед собой банку.
— А-а-а! Ты что, идиот?! — она в ужасе отпрянула. — Совсем обалдел спать с этим? Нет, я, конечно, знала, что ты извращенец, но не настолько же!
— Белла? — профессор ошарашено уставился на ночную гостью. Тонкие, идеальные черты лица, совершенное тело, которое он когда-то так хорошо знал, горящие безумством глаза… ее не портили даже прозрачность и легкая синева.
— Узнал, — умилился призрак. — А поцеловать не хочешь?
— П-п-поцеловать? — Мурашки, пробежавшие от затылка по спине при воспоминании о недавнем сне и сосредоточившиеся где-то внизу живота, в панике бросились врассыпную.
— Хотя, не стоит, — сжалилась Беллатрис, с отвращением косясь на банку, которую Снейп продолжал неосознанно прижимать к себе.

— Какого Мерлина! — Снейп, наконец, вспомнил, кто здесь хозяин, а кто... — Ты вообще кто? — удивленно спросил он. — То есть, ты же умерла… Или?..
Он неуверенно взглянул на пышущее нездоровьем полупрозрачное тело.
— Умерла, умерла, не переживай. Я Призрак Прошлого, — гордо заявила гостья, устраиваясь рядом и нежно проводя рукой по груди мужчины. — И не надо так нервничать, Северус. Довести тебя до инфаркта не главная моя цель на сегодняшнюю ночь.
— Да-а?
— Да! Я пришла поговорить.
— О чем, Белла? Ты мертва, Лорд мертв… нам с тобой просто не о чем разговаривать.
— Ты думаешь? А как же это? — ледяная ладошка ловко скользнула под одеяло.
Зельевар судорожно вздохнул, мужественно борясь с желанием заскулить. Однако шпионской выдержки хватило ненадолго: секунд через пять Снейп сунул призраку банку и с жалобным воплем вскочил с кровати.
— Т-ты-ты-ты д-дура, д-да?
— Что, не греют воспоминания, а, Северус? — ехидная улыбка скользнула по синим губам призрака. — С Рождеством, милый, чтоб ты сдох в страшных муках.
Яркая вспышка света на мгновение ослепила мужчину, а затем комната вновь погрузилась в темноту. Призрак исчез.
С опаской посмотрев на кровать, Снейп отправился в кабинет за новой бутылкой огневиски и за новым заспиртованным существом. В кровать возвращаться профессор не собирался, а спать, пусть и в кресле, совсем одному ему было… не страшно, нет, просто немножко… неуютно.
Но вторая бутылка огневиски и тепло весело потрескивавшого костерка, сложенного из тумбочки и обломков стульев (хрен Филчу, а не инвентаризация, раз нет камина, будем жечь мебель) сделали свое дело. Сон сморил зельевара, и он, с тихим бормотанием, где отчетливо различимы были лишь слова «Поттер» и «ненавижу», сполз на пол. Заботливо укрыв половичком банку с маринованным «другом», полчаса назад клявшимся Северусу в том, что оно его уважает, мужчина блаженно захрапел.

***

— Так как, Сев, ты с ней встретился?
— Ну… как тебе сказать?..
— Желательно попроще. И с физиологическими подробностями, — физиономия Люциуса расплылась в дьявольской улыбке.
— Я с ней не спал.
— Ты меня пугаешь, дружище.
Дверь бесшумно открылась и в кабинет вплыла Нарцисса Малфой. Как всегда прекрасна: воздушное шелковое темно-зеленое платье, дающее простор воображению и открывающее все, что следует открыть, высокая прическа, безупречный макияж…
— Что ты опять натворил, Северус? — женщина проскользнула мимо него и грациозно опустилась на колени к мужу.
— Он опять все испортил, любовь моя.
— Правда? — прошептала Нарцисса, на мгновение касаясь губами губ Малфоя. — Какой глупый…
— Надеюсь, вы не собираетесь заниматься любовью прямо сейчас, — Снейп позволил себе насмешливо ухмыльнуться, наблюдая за тем, как руки Люциуса проникают под воздушный шелк едва прикрывавшего прелести миссис Малфой платья и начинают неспешно ласкать грудь женщины. Но самообладание, давшее трещину еще при появлении красавицы, окончательно сдалось, когда взгляд мужчины скользнул по обнажившемуся бедру Нарциссы. Горячая волна желания прокатилась по телу, он едва не зарычал, когда женщина, призывно улыбнувшись, позвала:
— Иди к нам, Северус?

***

— Северус! — игривый голосок, серебряным колокольчиком звенящий над ухом, был явно не тем, что мужчина мечтал услышать после двух бутылок огневиски. Пытаясь избавиться от отвратительного звука, Снейп стянул коврик с маринованного существа и попытался спрятать под него голову.
— Ну, Северус, не прячься, — насмешливо пропел колокольчик, а предательский ковер начал шустро отползать в сторону, оставляя зельевару на память о себе привкус пыли во рту и засохшего таракана в волосах.
С тихим стоном Снейп покорился судьбе, распахнул черны очи и уставился на очередную гостью. А посмотреть было на что.
— Нарцисса? — ошарашено прохрипел он, садясь и подтягивая ноги к груди в безуспешной попытке прикрыть нелепые шерстяные носки с узором из ярко-розовых сердечек и золотисто-желтых звездочек. — А ты что, тоже… того? Я же только вчера с тобой… с вами… э-э-э… обедал. Когда ты успела?
— В смысле?
— Ну… ты призрак вообще-то.
— Да, я призрак Настоящего, — довольно улыбнулась женщина. — Что тебя смущает?
Снейп растеряно переглянулся с уродцем в банке и едва заметно покачал головой, давая тому знак не вмешиваться.
— А Белла призрак Прошлого? — на всякий случай уточнил Северус, до которого ничего доходить еще даже не начинало.
— Пять баллов Слизерину, — вновь расхохоталась Нарцисса.
— Но она умерла, а ты нет?
— Северус, тебя какой из этих фактов не устраивает?
Его устраивали оба, особенно первый, и потому зельевар счел за благо не отвечать, дабы не злить ночную гостью, вполне способную обидеться на то, что он, подлец и мерзавец, посмел радоваться смерти ее любимой сестренки.
— Так что там с настоящим? — с самым невинным видом, на который способен человек с сушеным тараканом в волосах, защищающийся от враждебного мира банкой с заспиртованным уродцем, спросил Снейп.
Прекрасные глаза полупрозрачной блондинки наполнились слезами.
— Они написали про тебя и Люца, Северус! Ты представляешь?
Спустя мгновение она уже рыдала, уткнувшись бесплотной головой плечо мужчины.
— Что написали, Цисси? — осторожно спросил он, тут же обругав себя за это, так как женщина залилась слезами пуще прежнего.
— Про вчера!
— Мерлин тебя задери, женщина. Ты можешь объяснить нормально?
— Эти поганые репортеры каким-то образом узнали про наше вчерашнее развлечение и написали про вас с Люциусом, — всхлипнула Нарцисса и обижено обиженно передернула точеными плечами: — А меня там как будто бы не было, Северус! Представляешь, они говорят, что я фригидная стерва, и поэтому мой муж вынужден был искать утешения в объятиях своего лучшего друга!
Призрачная рука потянулась к стоящей на столе бутылке.
— Ну, стерва — это еще можно понять, — задумчиво протянул Снейп, — но чтоб фригидная…
Он уже потерял счет собственным ошибкам, совершенным этой короткой ночью. Едва увернувшись от летящего в голову стакана, он жалобно взвыл:
— Цисси!
Но призрак уже истаял в воздухе, кивнув в сторону маринованного «друга» и мстительно прошипев на прощание:
— Лучше бы женщину завел, извращенец.
— И почему ты им всем так не нравишься? — печально спросил Северус у существа. — Назвать тебя Гарри что ли? А того, в спальне, Джеймсом. Поттеры ведь тоже никому не нравятся, правда?
Решительно отбросив бутылку с недопитым огневиски в догорающий костер, профессор с легким кряхтением поднялся на ноги и довольно бодрым шагом направился в ванную, решив раз и навсегда завязать с употреблением алкоголя. По крайней мере, в таких количествах и такого качества. У самой двери в мир света и чистоты Снейп неожиданно затормозил.
— Прости, Гарри, но так больше продолжаться не может. Мне действительно стоит найти себе кого-нибудь получше, — ужаснувшись тому, что только что сказал, зельевар осторожно поставил банку с укоризненно мерцающим глазами уродцем на ближайшую полку и юркнул с ванную комнату.
Запустив воду, Снейп подошел к зеркалу и осторожно посмотрел на свое отражение.
— Да-а… — скептически приподнял бровь его зеркальный двойник. — Паршиво, однако.
С этим Снейп поспорить не мог при всем желании: три пары толстых шерстяных носков, мятая, местами залитая чем-то коричневым пижама, измазанное грязью лицо, покрытые паутиной, украшенные тараканами волосы и в довершение всего этого безобразия — отвратительно-нелепая вязаная шапка с помпоном ужасающего лилового цвета.
— Хр-хщ! — ответил Северус своему отражению и начал лихорадочно срывать одежду.
Вода нежно ласкала обнаженное тело, смывая паутину и пыль. Северус блаженно вытянулся в ванной, позволяя измученному двухдневным запоем организму, наконец, расслабиться. Он уже почти смог убедить себя, что визиты призраков — не что иное, как бред, порожденный огневиски, постоянными стрессами и отсутствием регулярного секса, но стоило векам смежиться всего на мгновения, как Снейпа вновь затянуло в поражающий своей реальностью сон.

***

Уютная гостиная с мягким ковром, пушистая елка, украшенная синими и серебряными шарами, гора подарков под ней, уютный треск камина, на котором висят большие яркие носки с вышитыми на них именами. Северус подошел поближе, чтобы прочитать их. Два самых маленьких висели в центре: ярко-оранжевый с малиновой вышивкой — «Эйлин», голубой с темно-синим — «Доминик», самый ближний к елке носок был сделан в форме собачей лапы. Снейп удивленно прочитал кличку: «Лаки». Именно так он мечтал назвать своего щенка в детстве. Но когда его взгляд переместился к двум самым большим, он невольно вздрогнул. На ярко-красном золотыми буквами было выведено имя «Гермиона», а на темно-зеленом с серебром «Северус».
— Северус, — нежно прошептал приятный женский голос, и чьи-то руки обвили его талию, — с Рождеством, любимый!
Снейп вздрогнул всем телом, извернулся в крепко обнимающих его руках и ткнулся носом в коричневые кудряшки.
— Апчхи! Пчхи-пчхи!
Женщина тихо рассмеялась, подняла на него сияющие глаза и, нагло воспользовавшись совершенно невменяемым состоянием Снейпа, потянулась к его губам, вовлекая мужчину в поцелуй. В первое мгновение Северус даже не понял, что произошло, потом начал получать удовольствие. До тех пор, пока в легких не закончился воздух.
— Мм-мы-м! — протестующее промычал он, пытаясь оторвать от себя любвеобильную женщину, однако его робкие попытки ни к чему не приводили. Осознав, что умирает, зельевар собрал остатки сил и отчаянно рванулся прочь.

***

Раздался громкий плеск, вода потекла через край ванны.
— Приснится же такое, — пробормотал он, плюхаясь на зеленый кафель и пытаясь отдышаться. Медленно, щадя немало пострадавшее за самую тяжелую ночь в его жизни тело, Снейп начал подниматься, когда его внимание привлекло жемчужно белое свечение. Тяжело вздохнув и мысленно помянув Мерлина, всех его родственников и непростые отношения между ними, мужчина рывком поднялся и прыжком, достойным лучших ловцов, рванулся в сторону полотенца.
Лишь когда оный предмет был водружен на положенное ему место и ситуация обрела некое подобие пристойности, Снейп перевел глаза на очередную гостью, и пораженно замер. Примерно в футе от пола прямо перед ним парила хрупкая девушка в свадебной платье. Лицо незнакомки было закрыто фатой, но Северус мог бы поклясться, что узнает ее…
— Мисс Грейнджер? — удивленно спросил он, пытаясь рассмотреть скрытые белой дымкой черты. — Вы призрак Будущего?
Снейп и сам удивился тому, сколько надежды было в его голосе. Девушка молча кивнула и протянула руку. Осторожно, словно боясь причинить ей вред, мужчина коснулся прохладной ладони и неожиданно почувствовал резкий рывок в районе пупка.
Подхватив полотенце, он зажмурил глаза покрепче, и открыл их лишь тогда, когда почувствовал настойчивый толчок в плече. Его гостья требовала его взглянуть куда-то. Северус осмотрелся. Они были в церкви, маленькой и уютной, а у алтаря… у алтаря растеряно переминалось долговязое рыжее недоразумение.
— А ты думал, что все будет просто, любимый? — насмешливо спросил призрак.
— Мм-м… по крайней мере, надеялся, — отозвался Снейп, напряженно наблюдая за торжественно направляющейся к алтарю реальной Гермионой. — И что мне теперь делать?
— Согласны ли вы, Рональд Артур Уизли…
— Борись, Северус.
— …горе и радости…
— Ты уверена, что оно того стоит?
— …богатстве и бедности…
— Какой же ты иногда идиот! — призрачная девушка неодобрительно покачала головой и растворилась в воздухе.
— Бывает иногда, — пробормотал профессор и начал бороться.
— …Пока смерть не разлучит вас?
— Нет! — с глупой улыбкой рыжий юноша повернулся к своей невесте. — Я не могу.
— Ты уверен? — тихо спросила Гермиона, внимательно глядя жениху в глаза.
— Ясное дело, он уверен, — буркнул Снейп, поправляя сползающее полотенце и давая себе слово потренироваться беспалочковой магии.

Пять лет спустя поздним вечером накануне Рождества

— Знаешь, Уизли, — злорадно сказал Снейп. — Гермиона считает, что твой внешний вид очень вреден для детской психики. А разве я могу рисковать здоровьем Эйлин. Так что извини, но тебе не место в нашем доме.
С силой размахнувшись, Северус выкинул банку с очередным замаринованным уродцем из окна Астрономической башни.

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий