Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Канун Рождества", PG-13

Автор новости: SAndreita от 6-02-2019, 22:51
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Канун Рождества
Автор: Lumos
Бета: Полынь&SAndreita
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Дисклаймер: Все герои принадлежат Дж. К. Роулинг. Автор выгоды не извлекает
Саммари: Самый лучший подарок - тот, которого не ждешь
Комментарий 1: на фест ТТП «Подарки любят все!»
Комментарий 2: свободная тема
Предупреждения: AU, ООС
Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: Ровное

Скачать фанфик в формате "doc":
Lumos_Kanun_Rozhdestva_PG-13.doc [170 Kb] (cкачиваний: 49)

Гермиона развешивала рождественские украшения в маленькой и неуютной квартире, в которой поселилась вместе с Роном сразу после окончания Хогвартса. Мишура и гирлянды из фольги переливались разноцветными огнями, и на фоне этого праздничного великолепия нищета и убогость жилища становились только очевиднее. Мрачный и серый футляр, истлевший в позапрошлом веке. Нелепый грязно-бежевый цвет стен угнетал, вычурная громоздкая потертая мебель пожирала пространство, скрипучие протоптанные полы действовали на нервы. К тому же в квартире отсутствовали электричество и горячая вода, а из отопления - только камин.
Варианты в магловской части Лондона, которые понравились Гермионе, стоили на пять галеонов дороже. Рон от них наотрез отказался под предлогом сложностей, связанных с аппарацией, убедив ее, что без компьютера и интернета в магическом мире можно легко обойтись, уют и порядок дело наживное, а деньги еще заработать надо. Эти рассуждения казались рациональными, пока опытным путем не выяснилось, что вести хозяйство без электричества и горячей воды даже при помощи магии дело нелегкое и затратное по времени, а без привычного общения с друзьями из магловского мира она потеряла значительную часть жизни. Настроение испортилось окончательно, и желание украшать убогие стены пропало. Оставшаяся в руках мишура полетела обратно в коробку.
Через два дня предстоял экзамен по теории магии, и Гермиона решила прибегнуть к проверенному средству против хандры. Но ни учебники, ни конспекты не могли отвлечь ее от мрачных мыслей. Учеба в университете оказалась банальным зазубриванием. Изобретение новых заклинаний в чарах и трансфигурации велось по отработанным веками надежным алгоритмам, изменять которые не имело смысла, а в научных исследованиях было больше лингвистики, чем магии. Единственное требование для практикующего - крепкая память и никакой фантазии. Зелья и травология таили в себе столько вопросов и сложных тем для экспериментов, а она потеряла два с половиной года на бессмысленные махания палочкой. Чтобы утолить жажду исследований, Гермиона писала статьи о травах и зельях в периодические издания, занималась переводами с латыни, расшифровывала рунические надписи и заклинания. Но этого было слишком мало, к тому же из-за отсутствия соответствующих дипломов ее труды не считались научными, а рассматривались исключительно как занимательное чтение.
Даже приближающееся Рождество навевало тоску. Перспектива провести праздники в кругу семейства Уизли больше не казалась привлекательной. Незатейливая стряпня Молли, однообразные шутки, истории Чарли, в которых меняются только породы драконов – случались едва ли не каждые выходные и из приятных встреч превратились в обременительную обязанность. Очевидно, Гарри испытывал схожие чувства и, прикрываясь стажировкой в аврорате, частенько пропускал эти семейные посиделки.
Разглядывая серые стены в отвратительных рыжих потеках прошлогоднего наводнения, Гермиона недоумевала, когда жизнь успела превратиться в стоячее болото – ни путешествий, ни пикников. Встречи с новыми людьми, музеи, театры, кино словно растворились в небытие. Скорее бы Рон пришел с работы, чтобы за повседневными хлопотами забыть то, что лишало душевного покоя.
Время шло, а Рона все не было. Не в силах больше выносить одиночества, Гермиона бросила горсть летучего пороху в камин и попыталась связаться с магазином близнецов. Четыре вызова оставались без ответа, и лишь спустя сорок минут у камина появился усталый Рон.
- Привет, малышка!
- Рон, уже начало одиннадцатого…
- Правда?! За работой не видно, как время летит. День сегодня – просто чума! Люди перед Рождеством словно с ума посходили. К вечеру в магазине пустые прилавки остаются! Выметают все подчистую! Фред и Джордж наняли троих зельеваров, чтобы выполнить заказы в срок. Ингредиенты не успеваем закупать! Придется аппарировать в Румынию и лично проконтролировать отправку драконьей желчи, иначе конец торговле. Так что не жди меня сегодня. Буду только завтра к вечеру! Не скучай, зайка.
Зеленое пламя в камине погасло раньше, чем Гермиона успела что-нибудь сказать, и на глаза навернулись слезы. Чтобы не разрыдаться в голос, она поспешно выскочила в зимние сумерки. До Рождества оставалось чуть больше трех недель. В магазины с сумасшедшей толчеей без денег заходить не имело смысла, а больше идти было некуда.
Мысли метались в голове как стая голодных ворон. Рон отказался от учебы в Школе авроров, старается заработать как можно больше денег и экономит каждый сикль, желая поскорее обзавестись собственным жильем и дать ей возможность получить образование. Хотя обучение оплачивалось за счет специальной программы Министерства, поощряющей талантливых студентов, без поддержки Рона невозможно было бы обойтись. В особенности в первые дни после Хогвартса, когда она растерянная, осталась без поддержки семьи. Родители после возвращения памяти отказались поддерживать связь и, продав дом, где Гермиона родилась и выросла, окончательно обосновались в Австралии. Безбедная жизнь, обеспеченная родителями, осталась в прошлом. Стоит на время забыть о летних путешествиях, закончить пусть и опостылевшее образование, получить диплом, найти место работы. И тогда Рону не придется днями и ночами пропадать в магазине, у них появятся деньги на покупку дома, походы в кино, театры и общение с друзьями.
Но доводы рассудка никак не влияли на чувство одиночества и тревоги в душе. Все ее решения оказались ошибочными. Из-за глупости и самонадеянности потеряна связь с родителями, предметы для изучения выбраны бессмысленные, обстановка в съемной квартире убога и нелепа. Жизнь зашла в тупик, и уже не верилось, что найдутся силы хоть что-то исправить. Раньше, в минуты беспросветного отчаянья, на помощь приходил отец, помогая мудрыми советами. Теперь, лишенная этой поддержки, Гермиона чувствовала себя словно бесприютная душа, застрявшая в мире живых после смерти.
Плащ и ботинки давно уже промокли насквозь, даже заклинания перестали действовать. Но возвращаться в тесноту и убогость съемного жилья не хотелось даже под угрозой подхватить воспаление легких. В первом попавшемся пабе было немноголюдно. Волшебник в костюме Санты раздавал вошедшим небольшие рождественские венки, и на душе сразу стало легче. Глинтвейн приятно горячил губы, а тихая фортепьянная музыка навевала мысли о теплом море. Взгляд, скользящий вдоль стен с колдографиями горных озер, остановился на одиноком посетителе.
- Профессор Снейп?!
Пока Гермиона, заканчивая Хогвартс, выхаживала его в Больничном крыле после укуса Нагини, между ними сложились почти дружеские отношения. Но после выпускных экзаменов они больше не встречались, и он ни разу не ответил на ее письма. Вряд ли сегодня вечером стоило беспокоить бывшего преподавателя, но отчаяние заставляло радоваться любому собеседнику. Поэтому Гермиона подхватила бокал с глинтвейном и подошла поближе.
- Можно?
Северус демонстративно вздохнул и едва кивнул на стул рядом.
- Неважно выглядите.
Гермиона смутилась и машинально поправила волосы, но, увидев усмешку на губах собеседника, опустила руки и покраснела.
Из салфетки Северус наколдовал второй стакан и плеснул туда добрую порцию джина.
- Спасибо, но...
- Пейте, иначе заболеете.
Джин обжег небо и язык, по телу тут же разлилось тепло. Голова приятно закружилась, а в глазах слегка потемнело.
- Рассказывайте!
- Что?
- Ну, хотя бы, почему под вечер вы оказалась в пабе одна.
От пристального взгляда черных внимательных глаз по спине пробежал холодок. Гермиона неуверенно пожала плечами, и, чтобы скрыть смущение и разочарование, сделала добрый глоток джина. Разговор не стремился стать приятным.
- О вас не было новостей.
- Не стремлюсь оповещать прессу о каждом шаге?!
От выпитого закружилась голова, и Гермиона не сразу сообразила, что вновь оказалась под дождем. Лица прохожих, огни витрин и незнакомые переулки смешались в причудливые узоры, словно в калейдоскопе. Бесконечный подъем по винтовой лестнице навевал мысли о драконах и башнях. Скрип ключа в замочной скважине напомнил о чем-то далеком из детства. Мягкий ковер у погасшего камина, огромное полукруглое окно, комната, освещенная лишь светом уличных фонарей. А в следующее мгновение Гермиона ощутила жадный поцелуй на губах. Попытки сопротивляться растворились в уверенных ласках. Желание - непрошенное, неуместное, запретное, а от того невыносимо сладкое - затопило тело. Джин мешал собраться с мыслями, а поцелуи становились все жарче. Одежда исчезла с помощью заклинания. Гермиона тихо вскрикнула, а Северус застонал с наслаждением, еще сильнее прижимая ее к себе. Мягкий пушистый ковер перед камином был таким уютным и теплым.
Осознание случившегося накрыло волной стыда, когда Гермиона проснулась среди ночи. Северус спал, положив руку ей на плечи. Дрова в камине почти прогорели, и в красноватом свете гаснущего огня происходящее казалось нелепым абсурдным сном.
Осторожно выбравшись из его объятий, Гермиона поспешно натянула блузку и джинсы. Руки тряслись, и никак не получалось застегнуть проклятые пуговицы. Накинув плащ, она выскочила из квартиры и бежала, пока холодный воздух не остудил пылающие щеки. Тошнота и головокружение усилились после аппарации. Слезы стыда и паники полились из глаз неудержимым потоком. Гермиона не знала, что же делать. Оставалось только возблагодарить Мерлина за то, что в аптечке нашлось успокоительное и зелье сна без сновидений. Однако утром чувство стыда, усиленное похмельем, набросилось на Гермиону с новой силой. В голове царил сумбур, и не было ни малейшего понятия, как правильно поступить. Рассказать о случившемся Гарри, написать Рону, забыть все это как страшный сон, или молча уйти, чтобы не сгореть от стыда и чувства вины.
Рациональная часть призывала успокоиться. Измена – страшный и подлый поступок, но совершен не умышленно. Значит, нужно о ночном происшествии забыть, а если не получится, обратиться к психологу. Милый, добрый честный Рон не должен ничего узнать, это убьет его. Северус Снейп спустя два дня и не вспомнит о вчерашнем вечере. Так ради чего рушить надежные отношения?
Шестое чувство твердило, что вне зависимости от воспоминаний профессора Снейпа, отношения с Роном ни к чему хорошему не приведут, несмотря на кажущуюся устойчивость. И если раньше этот противный голосок удавалось игнорировать, теперь он обрел силу. Счастливые девушки не изменяют парням с бывшими профессорами. Рядом с Роном, несмотря на кажущуюся надежность, отсутствовало чувство защищенности. Будущее рисовалось в мрачных красках, и тревожные мысли – отголоски пережитых во время войны ужасов – не оставляли ни на минуту. Теперь к этим переживаниям добавились угрызения совести и стыд. Но самым наихудшим последствием измены было нестерпимое желание, которое начинало пульсировать в теле при малейшем воспоминании. Ничего подобного Гермиона никогда не испытывала, и, сколько ни обзывала себя последними словами, желание только усиливалось, несмотря на стыд. Возможно, ей на самом деле стоило обратиться к психологу. Однако денег, полученных за статьи и переводы, хватит только на закупку продуктов.
Не помня себя, Гермиона бросилась в ближайшую аптеку за успокоительным. Выпив один флакон из трех посередине улицы, она облокотилась на шершавую стену и стала ждать, когда зелье подействует. Кирпич приятно холодил спину и затылок, мысли постепенно приходили в порядок. Сегодня вечером Рон будет рядом, жизнь вернется в прежнее русло, а вчерашние события забудутся, как страшный сон. К тому же подошло время отправляться в университет и заняться учебой.
Однако по возвращению в съемную квартиру в гостиной обнаружилась сердитая нахохлившаяся сова. Рон сообщал, что вернется только дня через три. Из-за рождественских праздников министерство ограничило аппарацию с континента и запретило перемещения по каминным сетям. Возросшее в десятки раз количество путешественников и почтовых курьеров вызывало сбои в магическом поле и грозило серьезными авариями. Свободные порт-ключи раскупили, а изготовления нового придется ждать из-за очереди.
Если бы не успокоительное, Гермиона разрыдалась бы в голос. Разнервничавшись до судороги в пальцах, она аппарировала к воротам университета. В голове вспыхивала нелепая мысль, будто всем известно о ее позоре. При каждом приветствии лицо начинало полыхать от стыда. И даже занятия не могли отвлечь от самобичевания. Судороги в пальцах усилились, и Гермиона пришлось сбежать посреди лекции, чтобы вдохнуть свежего воздуха.
В витрине сувенирной лавки рядом со съемным жилищем взгляд зацепился за смешного тряпичного гнома, и тут же возникло желание его купить. К дементорам экономию! В конце концов, Гермиона уже тысячу лет не позволяла себе спонтанных покупок, а гном внесет разнообразие в скучный и убогий интерьер.
- Луна?!
- Привет, Гермиона. Как здорово! Я как раз сварила горячий шоколад. Присаживайся.
За маленьким столом в уголке было уютно.
- Не знала, что ты открыла магазин.
- Магазин принадлежит одной дальней родственнице отца. У нее проблемы со здоровьем. Я прихожу сюда после университета и помогаю, чем могу. Большинство игрушек и амулетов тетя Бетти мастерила сама. Теперь у нее совсем нет сил, так что торговлю придется скоро закрыть. А как твои дела?
- Я тоже учусь. Мы с Роном живем в съемной квартире неподалеку.
- О, Гермиона, поздравляю! Но ты будто бы не рада?
- Нет, что ты, напротив. Рон надежный человек.
- Тогда почему в голосе столько грусти?
- Просто… Постоянно не дает покоя потерянная с родителями связь. Теперь каждое событие в жизни отравлено сожалением о том, что не можешь с ними поделиться.
- Прекрасно тебя понимаю. До сих пор представляю, как бы прореагировала мама на то, что я окончила Хогвартс, поступила в университет, научилась печь и готовить. Каждую мелочь в жизни оцениваешь за двоих.
Они помолчали некоторое время, а потом Луна задумчиво произнесла:
- Но это ведь не единственное, что тебя тревожит.
- Наверно, отсутствие общения. Раньше я встречалась с невероятнейшими людьми. Каждое лето родители устраивали пикники. У нас был уютный дом, семья. А сейчас - отвратительная квартира без горячей воды, и… Наверное, я рассуждаю как маленькая избалованная принцесса.
- Вовсе нет. И, думается, переезд решил бы проблему.
- Рон говорит, что года через два мы купим собственный дом. Не имеет смысла выкидывать деньги на ветер, переезжая с места на место. И если подумать, то это не такой большой срок. Но серые стены и отсутствие горячей воды...
- Поговори с Роном, и жизнь сразу начнет меняться.
- Понимаешь, Луна, он старается заработать как можно больше денег, пропадает с утра до ночи на работе, отказался от Школы авроров. Имею ли я право ставить условия?
- Это вовсе не условия. Вы собираетесь прожить долгую совместную жизнь и просто обязаны научиться слушать и понимать друг друга.
- Но ведь это временные бытовые трудности, а я взрослый человек и должна просто потерпеть. Может, правильнее будет подождать. Два года пролетят незаметно.
- И часть твоей жизни будет отравлена. Нельзя позволять себе быть несчастной из-за мелочей.
- Все так ужасно запуталось.
- Да, и запутается еще больше, если не найдешь слов объяснить свои чувства.
- Он решит, что я меркантильная стерва...
- Если любит, то обязательно выслушает и поймет. Но молчать о том, что тебя беспокоит, неправильно. Из маленьких беспокойств вырастают большие проблемы.
Когда Гермиона собралась уходить, Луна взяла с витрины того самого тряпичного гнома.
- Прими, пожалуйста, в качестве подарка на Рождество.
- Нет, Луна, что ты, я не могу взять его так просто.
- Глупости! Конечно, можешь! Я и тетя Бетти будем счастливы, что Майк нашел такую замечательную хозяйку.
- Спасибо большое. За все.
Гермиона чмокнула Луну в щеку и, подхватив Майка, вышла на улицу. Прохожие улыбались, завидев гнома одетого в рубашку из ярких лоскутов, и она улыбалась им в ответ, но на душе все равно было неспокойно.
Вернувшись в съемную квартиру, Гермиона посадила Майка на диван. Связи с Румынией пришлось ждать очень долго, но в конечном итоге ей повезло, и в пламени появилось улыбающееся лицо Рона.
- Привет, зайка! Здорово, что получилось выйти на связь. Как у тебя дела?
Видя его искреннюю радость, Гермиона залилась краской стыда. Благодарение Мерлину, что через каминную сеть этого было не видно.
- В порядке. Знаешь, я тут подумала…
- Представляешь, в Румынии снег идет! Погода прямо рождественская. А в Лондоне как?
- Все так же.
- А мы тут с Чарли ухаживаем за маленькими драконами. Они только вылупились. Совсем крохи! Но если честно, тут такая скучища. Жаль, что пришлось застрять в этой дыре. В магазине работы невпроворот! А я тут торчу.
- Рон, может, нам переехать?
- Мы же это уже обсуждали, зайка.
- Здесь мрачно, тесно и холодно. Нет электричества. Старая громоздкая мебель... Вещи перевезти не проблема. Давай я попробую поискать варианты. Меня приняли в гильдию переводчиков, теперь я буду делать переводы как сертифицированный специалист по официальным ценам.
- Так это же чудесно! Значит, скопим на первый взнос еще быстрее!
- Я буду платить за аренду половину стоимости.
- Зачем, ну зачем выкидывать лишние деньги?
- Рон, пять галеонов в неделю ничего не решают!
- Съемное жилье никогда не будет удобным. Да, возможно, это не самая уютная квартира на свете, но другую мы пока позволить себе не можем. Придется потерпеть зайка. Будь умницей.
- Но ради чего терпеть неудобства?
- Ради того, чтобы побыстрее получить собственное жилье. Перестань хандрить, солнышко. Скоро ведь Рождество! Обещаю. Буду работать с утра до ночи, чтобы самое уютное в мире гнездышко поскорее стало нашим.
- Но я могу оплачивать часть аренды. Больше не имеет смысла жить в этом убогом сарае.
- Ну, если ты так хочешь. Давай обсудим это, когда я вернусь. Не скучай.
Гермиона, обрадовавшись, сразу же связалась с агентом по недвижимости, попросив подобрать три или четыре варианта недорогого жилья. Возможно, уже это Рождество они будут отмечать в новой квартире. От подобной перспективы хотелось петь.
Утром следующего дня в университете царила невероятная толчея. Экзамен по истории магии не отличался особой сложностью, и Гермионе понадобилось всего лишь двадцать минут, чтобы ответить на вопросы и получить «превосходно». Возле экзаменационной аудитории ее поджидал незнакомец.
- Мисс Грейнджер, добрый день, я профессор Льюис, кафедра высших зелий. Давайте пройдем в библиотеку. Здесь шумно.
- Да, конечно, - заинтригованная Гермиона шла по коридору и гадала, зачем она понадобилась профессору другого факультета.
Среди книжных стеллажей они отыскали свободные кресла, и Льюис прошептал:
- Я читал ваши статьи в журналах по зельеварению и вынужден признать, что большинство выпускников не обладают такими знаниями. Поэтому предлагаю вам перевестись на факультет зелий и травологии. Нельзя допустить, чтобы такой талант пропал зря.
- К сожалению, я уже учусь в университете и, если оставлю трансфигурацию, потеряю стипендию.
- Об этом не беспокойтесь. Руководство университета и Министерство Магии согласны оставить условия обучения прежними. На кафедре в следующий вторник собирается нечто вроде комиссии. Преподаватели будут консультировать студентов старших курсов. Если согласны, приходите к трем часам. Проведем собеседование и зачислим вас на второй курс. Но в течение семестра придется сдать недостающие экзамены по зельям и травологии. Согласны?
- Разумеется! Это самое замечательное предложение, о котором можно только мечтать!
Профессор Льюис улыбнулся и стал удивительнейшим образом похож на Артура Уизли, только на добрые полвека старше.
- Отлично. На собеседовании будут общие вопросы. Расскажете, как работали над статьями, какую литературу использовали. Почему писали именно об этих ингредиентах и зельях. Уверен, с этим вы справитесь, потом подойдете к нашему секретарю, чтобы оформить необходимые бумаги и получить новый табель успеваемости. Теоретического материала по зельям и травологии за первые два курса очень много. Кроме того, придется в сжатые сроки проделать лабораторные и практические работы. Написать две курсовых и, если не ошибаюсь, одиннадцать эссе. В библиотеке есть полная программа курса, там все это подробно описано. Вы все еще согласны принять предложение? - засмеялся профессор Льюис. - Что ж. Тогда до встречи во вторник.
Ощущение неимоверного счастья обрушилось на Гермиону, и она шла по улице вприпрыжку. До собеседования оставалось не так много времени. За эти дни следовало перечитать статьи и все использованные источники, повторить школьный курс зелий и травологии, сдать два зачета и подготовить эссе по чарам. После пятого семестра студенты имели право получить диплом преподавателя и сертификат консультанта по трансфигурации. Работа в школе не входила в планы Гермионы, но упускать возможность давать частные уроки и консультации было, по меньшей мере, глупо. Переводы со статьями так же требовали внимания, поэтому хандрить и истязать себя времени не было.
Собеседование оказалось простой формальностью. И судя по тому, что секретарь принес уже готовые бумаги, решение о переводе было принято уже давно. Не желая терять времени даром, Гермиона направилась в лабораторию зелий, которая располагалась в самом дальнем крыле весьма запутанных университетских подземелий. Приходилось постоянно сверяться с указателями, чтобы не заблудиться. Предъявив пропуск дежурному лаборанту и расписавшись в журнале посещений, она стала прикидывать минимальный набор оборудования, чтобы заниматься дома. Даже по самым скромным подсчетам выходило недешево. Но и эти соображения не испортили настроения. Практические задания для первого курса оказались удивительно легкими и времени занимали гораздо меньше, чем планировалось.
Гермиона уже давно не испытывала такого душевного подъема и, когда звонок возвестил о закрытии лаборатории, принялась собирать учебники с чувством выполненного долга. До тех пор, пока взгляд не упал на подпись декана на пропуске. Резкая угловатая закорючка, которую ни с чем в жизни не спутаешь. Вот почему так легко удалось перейти с факультета на факультет. И что теперь? Ждать позорного отчисления за проваленные экзамены или требований секса в обмен на зачеты? Северус Снейп не из тех людей, которые прощают обиды, а она нанесла его самолюбию ощутимый удар, бросив среди ночи. Как же мастерски он расставил силки! Истинный слизеринец! Слезы неудержимым потоком хлынули из глаз, а чувство безысходности принялось терзать душу с новой силой.
Но что бы Снейп ни предпринял, не следует отступать! Если успеть сдать все зачеты и экзамены до начала следующего семестра, никто не посмеет даже заикнуться об отчислении. Да и на шантаж найдется управа. Составив план работы, Гермиона практически перестала спать. И когда на пороге появился довольный и отдохнувший Рон, она напоминала Плаксу Миртл.
- Привет! Я дома! Скучала без меня, малышка?
- Спрашиваешь!
Гермиона действительно радовалась его возвращению. И, несмотря на невероятное количество дел, отложила все, чтобы провести с ним время. Рон недвусмысленно дал понять, что интересуется ужином гораздо меньше, чем объятьями. А Гермиона с ужасом осознала, что эти ласки ей неприятны. Тело пробивала нервная дрожь при каждом прикосновении. А поцелуи вызывали желание оттолкнуть его. Если бы не Молли, без приглашения влетевшая в гостиную через камин, неизвестно, чем бы закончился этот романтический вечер. Впервые радость от появления беспардонной будущей свекрови была искренней. Спустя сорок минут, утомившись поглощать мамины яства, Рон уснул прямо на диване. Миссис Уизли еще полчаса сокрушалась над уставшим дитятей, но, собрав, наконец, котомки и грязную посуду, ушла. Гермиона, облегченно вздохнув, вернулась к занятиям.
Чтобы встреча с агентом прошла спокойно, пришлось утром предупредить близнецов, что Рон опоздает на час.
- Наверстываете упущенную неделю? – Джордж, задорно подмигнув, понимающе улыбнулся.
- Ну, совет да любовь! – вклинился в беседу Фред.
Прежде чем каминная сеть отключилась, Гермиона услышала смех, и в душе поднялось чувство гадливости. В семье Уизли не существовало личных границ, и если в детстве этому не придавалось значения, то сейчас сильно задевало за живое.
Разбудить Рона всегда было непростой задачей, а после путешествия и плотного ужина он и вовсе спал как убитый.
- Просыпайся, нас ждут через полчаса.
- Кто ждет? Ты о чем?
- Я же вчера говорила. Агент по недвижимости. Она подобрала нам новые варианты квартир.
- Подожди-подожди, малышка. Какие варианты? Я не планировал переезжать до Рождества! У меня работы полно!
- Рон, все, что от тебя требуется, - просмотреть четыре варианта жилья и сказать, какой именно тебе нравится. Это не займет больше часа. Остальное - моя проблема.
- Мне на работу пора, котенок.
- Я предупредила близнецов.
- Малышка, перед Рождеством знаешь сколько дел? А я и так в Румынии сколько дней прохлаждался! Денег потерял - тьма! Так что ты, пожалуйста, отложи встречу с агентом до января.
- Рон, договор аренды заканчивается тридцать первого. Если отложить встречу на январь, придется заключить новый договор, а это как минимум шесть месяцев. Я не стану жить в этой убогой квартире еще полгода. Пожалуйста, давай подберем новый вариант жилья, и у нас как раз останется три недели, чтобы предупредить хозяйку.
- Сегодня суббота! Выходные всегда самые трудные дни. Представляешь, что в магазине перед Рождеством творится? Я не могу подвести братишек! Так что перенеси встречу, скажем, на понедельник, а лучше на вторник. И тогда все обсудим!
Рон чмокнул ее в щеку.
- Ну, хозяюшка, что у нас на завтрак?
Гермиона мучительно соображала, как же лучше поступить, машинально разогревая вчерашние котлеты, принесенные Молли. Рон схватил одну прямо со сковороды и, набив полный рот, пробубнил:
- Ммммм, как же я обожаю мамины котлетки!
Когда за ним закрылась дверь, Гермиона все-таки отправилась на встречу с агентом. Из четырех вариантов лучшей оказалась мансарда – светлая и просторная. Камин, газовое отопление, горячая вода, электричество, интернет - все то, о чем мечталось эти два с половиной года. Вдобавок вид из окна просто восхитительный. Небольшой сквер и вдали ряды небольших домов. Как же восхитительно здесь должно быть по вечерам. Не то, что в нынешней квартире, окна которой выходили на глухую кирпичную стену. Вместе с интернетом выходило дороже на восемь галеонов в неделю. Но Гермиона была уверена, что с помощью сертификата переводчика и диплома факультета трансфигурации сможет зарабатывать достаточно, чтобы не терпеть убытки.
Рона она планировала убедить, взяв у агента колдографии мансарды, и пообещала дать окончательный ответ в понедельник.
В университете предстояло сдать два устных экзамена за первый курс по зельям и травологии. Программа почти полностью повторяла школьную, с некоторыми дополнениями, и Гермиона была уверена в успехе, хотя и нервничала по привычке.
Получив "превосходно" по обеим дисциплинам, она отправилась в лабораторию. Практические задания по зельям для первого курса рассчитывались, по всей видимости, для того, чтобы научить будущих ученых вести лабораторный журнал. После шести лет обучения у Снейпа с задачей справиться не составляло труда, и Гермиона получала истинное удовольствие, записывая несложные наблюдения в аккуратные колонки, и попутно придумывала темы для серьезных научных исследований. Ближе к вечеру в лабораторию заглянул профессор Льюис.
- Мисс Грейнджер, признаться, восхищен вашим рвением. В такие короткие сроки сдать экзамены почти за весь первый курс!
- Вопросы мало чем отличались от школьных. Не имело смысла откладывать это в долгий ящик.
- Профессор Снейп - талантливый педагог, – при упоминании этого имени Гермиону пронзили тысячи ледяных стрел, а Льюис тем временем продолжал: – Многие его студенты стали знаменитыми зельеварами и работают в магической фармацевтике по всему миру. Я имел смелость предложить напечатать ваши статьи в виде сборника в нашем университетском издании, и Северус лично вызвался их отредактировать.
Льюис положил перед Гермионой пухлую папку с подшивкой статей. Печатный текст был испещрен огромным количеством пометок, сделанных красными чернилами. О, Гермиона отлично знала эти пометки и была близка к обмороку.
- Спасибо, профессор Льюис, я просмотрю их позже.
- Правки можете вносить до конца февраля. Кроме того, некоторые утверждения требуют экспериментальной проверки. И я вас умоляю, старайтесь спать как можно больше. С бодрящими зельями и кофе тоже не стоит экспериментировать. Берегите здоровье! Оно вам в старости ой как пригодится. По собственному опыту знаю. Все, больше не смею мешать. Всего наилучшего! Рад, что переманил к нам такого ценного студента!
- И вам всего доброго, профессор, и еще раз спасибо.
Когда дверь в лабораторию закрылась, Гермиона едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Два студента старшекурсника покосилась на нее с подозрением. Нужно было срочно взять себя в руки, пока не разразилась самая настоящая истерика.
Вернувшись в съемную квартиру, Гермиона едва стояла на ногах. А еще предстояло разобрать продукты, принесенные из супермаркета, приготовить ужин и постирать. На рабочем столе дожидались статья для журнала, два эссе по травологии и зельям, вопросы по теории педагогики и два латинских текста для перевода.
Спать хотелось катастрофически. Провозившись весь вечер на кухне, Гермиона дождалась, пока уставший Рон съест ужин, и разложила перед ним колдографии.
- Посмотри, я не стала отменять встречу с агентом. В эту квартиру можно хоть сегодня заехать. Потеряем оплату за полмесяца, но это не критично.
Рон сглотнул.
- Видишь ли, котенок, Фред продлил договор аренды на эту квартиру.
На глаза снова навернулись слезы.
- Зачем?
- Ну, понимаешь, Фред у нас заведует финансами, и к нему сегодня прилетела сова от нашей квартирной хозяйки, и вооот…
- Рон! Какого черта?! Я же сказала, что больше не хочу жить в этой квартире.
Плотно сжав кулаки, Гермиона изо всех сил старалась не расплакаться.
- Ну, не расстраивайся, лапуль! Поживем здесь еще полгодика. Время быстро пролетит. Летом и переезжать проще.
- Я мечтала отметить Рождество в новой квартире!
- Так мы же в Норе будем праздновать!
- Но я хотела побыть только с тобой. Вдвоем. В новой квартире. Понимаешь?
- Ну, что за глупости, зайка? Рождество - семейный праздник!
Ну почему, почему все ее начинания рассыпаются в пыль?
- Я больше и дня в этой квартире не выдержу!
- Ты преувеличиваешь. Не так эта квартира ужасна, как тебе кажется. Не расстраивайся! Летом, может, уже в свой дом переезжать будем. Потерпи, мой сладкий пончик.
- Хорошо, но посуду и полы в квартире теперь моешь ты.
- Заметано, зайка!
Гермиона развернулась и, громко хлопнув дверью, ушла в комнату для занятий. Рон пришел спустя час, стараясь ее соблазнить, но ему пришлось уйти ни с чем. А на тумбочке немым укором лежала пухлая папка с правками Снейпа.
Когда перевод был отредактирован и отправлен заказчику, время перевалило далеко за полночь. Кофе хотелось нестерпимо. Осторожно, чтобы не разбудить Рона, Гермиона пробралась на кухню. Грязная посуда и остатки еды так и остались на столе.
В шесть утра прозвенел будильник, но Гермиона и не думала готовить завтрак. Вчерашний кофе в термосе уже остыл и был отвратителен на вкус. Рон, проснувшийся в начале девятого, зашел к ней в комнату и, позевывая, спросил:
- Ты что же, так и не ложилась?
- Нет, Рон, я работаю.
- Молодец! А на завтрак у нас что?
- Грязная посуда!
- О, я и забыл, ушел отдохнуть чуток после ужина и уснул. Сейчас помою.
Через минуту на кухне загремели ложки и послышался плеск воды.
Решив, что тянуть дальше бессмысленно, Гермиона открыла папку со статьями и принялась просматривать правки.
Руки тряслись от волнения.
Вопреки ожиданиям, в заметках не было ни предвзятого отношения, ни оскорблений. Комментарии в характерной для Снейпа манере сочились ехидством, но касались исключительно науки. Гермиона принялась подсчитывать, сколько времени у нее уйдет на правку каждой статьи, лабораторные эксперименты и тут же задалась мыслью: сколько Снейпу потребовалось времени, чтобы все это проверить? Каждая статья тщательнейшим образом вычитана, найдены малейшие неточности или несоответствия. А ведь он к тому же по-прежнему преподает в Хогвартсе, поскольку Минерва не смогла доверить подготовку студентов к СОВ и ЖАБА недавнему выпускнику Университета.
Углубившись в работу над статьями, Гермиона вдруг почувствовала, как тепло стало на душе. Как же ей не хватало этих едких и точных комментариев. Если бы не постыдный инцидент, произошедший между ними, можно было бы обсудить практические эксперименты при личной встрече. Почувствовав досаду и сожаление, Гермиона вздохнула, но при воспоминаниях о ночи, проведенной с профессором, щеки залил румянец. Она вдруг осознала, что его руки прикасались к этим самым страницам, и тело пронзила сладкая судорога. Чтобы успокоиться, пришлось обругать себя последними словами. Северус Снейп просто использовал ее спьяну. И, возможно, пытается теперь таким своеобразным способом загладить вину. Но в следующую секунду мысль показалась слишком наивной. Извиняющийся профессор Снейп - еще большая нелепица, чем профессор Снейп в роли героя-любовника, о ночи с которым стоило мечтать. Это всего лишь первый секс в необычных интригующих обстоятельствах, поэтому тело и реагирует так резко. Теперь хотя бы стало понятно, что он не намерен мстить унижением, иначе не согласился бы выступить в роли редактора.
Если Снейп и замышляет снова с ней переспать, то вряд ли будет добиваться этого шантажом. Он ведь слизеринец, и поэтому игра будет гораздо тоньше. Ее задача - делать вид, что ничего не произошло, и стараться угадать правила. Главное, не забыть об этом, когда в университете они столкнутся лицом к лицу. Хотя теперь, после чтения правок, перспектива встречи пугала не так сильно. Статьи с сожалением пришлось отложить и заняться вторым переводом, поскольку сроки сильно поджимали. Ближе к четырем в термосе закончился кофе. На кухне по-прежнему царил бардак, а к немытой посуде добавилось три тарелки и кружка.
Гермиона в сердцах бросилась вон из квартиры и побежала в ближайшую кофейню. Сделав первый глоток, она поняла, какую же растворимую дрянь пила все это время. Проклятая экономия! Эти мысли повлекли за собой воспоминания о чудесной мансарде, в которую ей не суждено было переехать. Внутренний голос твердил о необходимости бросить Рона. Но без регулярного заработка снимать жилье проблематично. К тому же ближайшие полгода будут загружены учебой больше обычного. И если эссе и курсовые можно на каникулах написать, то проделать лабораторные работы и два практических проекта по травологии быстро не получится. Выращивание азалии – растения капризного и прихотливого – и составление гербария требовало времени. А это значит, что взять больше переводов не будет никакой возможности. Даже с той крохотной министерской выплатой за участие в войне денег не хватит даже на аренду. А еще котел и необходимый минимум лабораторного оборудования, гардероб, который трещит по швам и не выдерживает трансфигурации. О ботинках подумать страшно. Кроме того, понадобится посуда, постельное белье, бытовая техника и ноутбук.
Если бы при магических университетах были общежития, Гермиона предпочла бы ночевать время от времени там, чтобы не видеть серости убогих стен. Однако жилье предусматривалось только для преподавателей и студентов старших курсов, занимающихся научной работой. Младшекурсники аппарировали домой после занятий. Редко кто снимал квартиры в складчину, и найти таких людей было непросто. И как бы Гермиона ни злилась и ни обижалась, — если быть до конца честной с собой, ее удерживают не только материальные соображения. Они столько пережили вместе, что теперь невозможно представить себя отдельно. Она часть Золотого Трио, и, если разорвет отношения с Роном, ее мир рухнет окончательно.
Пока Гермиона пила кофе, огонь в камине окончательно погас, и в квартире стало холодно и сыро. Накладывать согревающие чары не было сил. За два с половиной года обучения колдовать приходилось так много, что ее не покидало чувство разбитости. Мало того, что в университете с них выжимали последние соки, заставляя отрабатывать простейшие заклинания до автоматизма, так еще и в доме постоянно приходилось греть воду, поддерживать Lumos и чинить одежду. Поэтому Гермиона закуталась в плащ, набросала дров и села поближе к камину - дожидаться, когда воздух хоть чуточку прогреется.
Перевод продвигался медленно. Камин на площади Гриммо по-прежнему не отзывался, видимо, Гарри день и ночь пропадал в аврорате, а Джинни у подруг, которые у нее появились после окончания Хогвартса.
Рон пришел в начале одиннадцатого.
Гермиона даже не встала из-за рабочего стола. Потоптавшись у порога, он прошел в комнату и заметил тряпичного гнома - подарок Луны.
- Привет, зайка, ты купила игрушку?- голос звучал недовольно и обеспокоенно.
- Нет. Это Луна подарила. Сделаю ей ответный подарок.
- Да, конечно. Распусти мой старый свитер и свяжи что-нибудь. Мама всегда так делает.
- С этим я сама разберусь.
- Ну ладно. Только не покупай ничего дороже десяти сиклей. Папа говорит, что делать дорогие подарки – дурной тон. Что у нас на ужин?
- То же что и утром.
- Ты ничего не приготовила?
- Нет, не приготовила! Потому что ты не помыл посуду.
- Я на работу опаздывал.
- Сейчас у тебя уйма времени. Приступай.
- Я работаю до десяти вечера! И что, еще и посуду мыть должен?
- Да, должен. Потому что вынудил меня остаться на полгода в квартире, где нет горячей воды и электричества. Мы платим отнюдь не маленькие деньги за то, чтобы жить в этом ничтожном месте. Я нашла жилье, которое дороже всего на восемь галеонов в неделю, но за это у нас был бы нормальный электрический свет, тепло и горячая вода, и не пришлось бы столько времени тратить на домашнее хозяйство.
- Знаешь, в нашей семье папа работал и никогда не занимался делами по дому. А мама…
- Давай оставим в покое твоих родителей. Речь не о них. Ты стараешься поскорее накопить на жилье. Чтобы помочь, я подрабатываю и стремлюсь получить образование. Потому что без диплома маглорожденной ведьме с отсутствием связей сложно найти хорошо оплачиваемую работу. И тебе об этом известно. Единственное, чего бы мне хотелось, это удобное жилье, чтобы домашние дела не отнимали у меня столько времени и сил. Мы можем себе это позволить, тем более от тебя ничего не требуется. Но если ты настаиваешь, что мы должны жить в этом коммунальном аду…
- Не преувеличивай, зайка. Ну что такого сложного в том, чтобы нагреть воду магией?
- Рон, тебе выдался уникальный шанс попробовать, как это работает.
- Ладно, котик, я вижу, что ты обижена. Так уж и быть, вымою посуду разок. Чтобы ты не злилась.
В итоге, не рассчитав силу нагрева воды, Рон обварил себе руки, уронил шкаф, перебил тарелки и отколол раковину. Гермионе полночи пришлось устранять последствия, вместо того чтобы заниматься делами. От нервного напряжения носом пошла кровь.

***

Хорошо, что еще на прошлой неделе Минерва прислала приглашение на чашечку чая. Гермиона чувствовала, что передышка ей необходима как воздух, и уютная беседа с любимой преподавательницей была как нельзя кстати. Про незаконченный перевод пришлось на время забыть. Профессор Макгонагалл с удовольствием рассказывала, как в очередной раз ей удалось обвести Министерство и Совет попечителей вокруг пальца и не позволить им внести изменения в Устав школы. Искренне радуясь за небывалый дипломатический успех, Гермиона почувствовала, как звуки начинают отдаляться и становиться глуше. Удивившись такому обстоятельству, она оглянулась по сторонам, и внезапно стало темно.
Запах нюхательного зелья был отвратительным. Мадам Помфри, увидев, что Гермиона приходит в себя, гневно произнесла:
- У вас сильное истощение физических и магических сил, удивительно, что вы держитесь на ногах в таком состоянии. Исключительно постельный режим! Неделю! Не меньше!
- Мне надо экзамены сдавать! Сообщите, пожалуйста, Рону, что я здесь, и мы отправимся домой через камин.
- Никаких каминных путешествий и аппараций! Оставайтесь в Хогвартсе, пока не придете в норму.
- Хорошо, но только сообщите Рону.
Рядом стояла бледная профессор Макгонагалл.
- Поппи, это не опасно?
Поскольку медиковедьма ничего не ответила, Гермиона поняла: случилось все же что-то серьезное. Но беспокоиться не было сил. Измученный организм требовал отдыха.
Неожиданно из кабинета мадам Помфри послышался голос Северуса Снейпа. От страха руки тут же сжались в кулаки, но в глубине души хотелось, чтобы он вошел.
- Поппи, я ни в коем случае не умаляю ваших заслуг в области медицины, но все же лучше связаться с колдомедиками из Святого Мунго. Случай достаточно серьезный. Если неправильно определить компонент восстанавливающего зелья, последствия будут фатальными. Лучше узнать мнение нескольких специалистов.
- Полностью с вами согласна, профессор. Немедленно свяжусь с клиникой. Вы осмотрите девочку?
Прошла вечность, прежде чем Снейп произнес:
- В этом нет необходимости.
Голоса смолкли, и Гермиона почувствовала ни с чем несравнимое разочарование. Безразличие, звучавшее в его голосе, было красноречивее любых слов.
Колдомедик из Святого Мунго провел рядом с ней три четверти часа. Положение оказалось настолько серьезным, что пришлось накладывать ограничение на палочку, нельзя было читать, аппарировать, есть сладкие, соленые, острые и мучные продукты. Специальным ингредиентом для восстанавливающего зелья, о котором говорил Снейп, неожиданно оказался багульник, хотя он редко применялся в медицине.
Поздно вечером приходил Рон, но из-за зелий сложно было что-либо припомнить.
Профессор Снейп в палате так и не появился, и было неизвестно, радоваться или огорчаться этому факту.
На следующий день Гермиона все-таки упросила мадам Помфри ее отпустить. Через день предстояло сдавать теорию педагогики, и права пропустить экзамен попросту не было. Выступить в роли сопровождающего вызвался Гарри. До отправления Хогвартс-экспресса оставалось добрых три часа, и они могли побродить по школе, вспоминая прошлое. Сложно было поверить, что совсем недавно в этих стенах происходили события, изменившие мир. В Хогсмит Гарри провел их тайным путем, выходящим в Сладкое Королевство. Сколько времени они провели здесь, будучи детьми. Удивительно, но спустя всего два с половиной года Гермиона уже не могла найти связь с той невыносимой всезнайкой, которой была в школьные времена. Вывески на магазинчиках раскачивал ветер - будто детство помахало ей на прощание. Глаза тут же защипало, но на душе стало удивительно легко. И когда поезд набирал скорость, отъезжая от станции, Гермиона не выдержала и дала волю слезам.
Гарри обнял ее, утешая.
- Тебе надо отдохнуть! Зря я тебя послушал! Давай вернемся в Больничное крыло, полежишь там недельку, придешь в себя. Ты уже на человека не похожа!
- Знаешь, после восстановления Хогвартс стал мне совсем чужим!
- Тут я согласен. Чужое там теперь все какое-то. Словно картинка из учебника по истории. Но Поппи ты все же ослушалась зря. Да и святой умник из Мунго вращал глазами, когда я его о твоем самочувствии расспрашивал.
Внезапно Гермиона воскликнула:
- Мерлин, Гарри, как же я раньше не подумала! Кто заплатил за визит колдомедику?
- Абсолютно точно, не я.
- Как бессовестно получилось! Сейчас же напишу профессору Макгонагалл, чтобы не забыть. Ужасно некрасиво получилось!
- Брось, ты не в адекватном состоянии. Минерва поймет.
На вокзале в Лондоне им пришлось расстаться, потому что у Гарри начиналась рабочая смена в аврорате. И глядя ему вслед, Гермиона искренне поблагодарила свой обморок за то, что у нее была возможность пообщаться с лучшим другом. В последнее время они почти не виделись. Бесцельно бродить по улицам одной не хотелось, и оставалось только дожидаться Ночного рыцаря, который на ближайшее время стал единственным доступным средством перемещения.
Ответ от Макгонагалл пришел вечером, когда от педагогических теорий уже рябило в глазах. К ужасу Гермионы оказалось, что визит колдомедика, а так же отнюдь не дешевая основа для зелья были оплачены Снейпом. Чего же он все-таки добивается? Вечером придется просить Рона написать ему. Сама она в жизни не отважится обратиться к нему с таким вопросом.
- Рон, ты должен написать письмо профессору Снейпу, поблагодарить его и узнать, сколько мы должны ему за вызов колдомедиков и зелье, - все это Гермиона произнесла скороговоркой, нервно заламывая руки.
- Хорошо, зайка. Завтра напишу этому упырю, если ты так хочешь.
- Ты напишешь ему не потому, что я так хочу, Рон, а потому, что он оплатил мое лечение. Напишешь сегодня. И не называй профессора Снейпа упырем, пожалуйста.
- Хорошо, хорошо, но я так устал.
- Отдохнешь во время ужина.
Гермиона пристально следила за тем, как Рон нехотя водит пером по пергаменту.
- Может, ты сама напишешь это треклятое послание?
- Нет, Рон. Это должен сделать ты.
На следующий день Гермиона решила отправить письмо специальной доставкой, чтобы быть уверенной, что оно непременно найдет своего адресата. Для этого пришлось пройти четыре квартала до почтового отделения. На обратном пути она задержалась в кофейне, чтобы выпить большую чашку ароматного латте.
У подъезда, когда Гермиона вернулась в съемную квартиру, топтался курьер с огромным букетом ее любимых белокрыльников. Профессор Снейп просил Рона не беспокоиться и рассматривать зелье и колдомедика как подарок на Рождество - с пожеланиями Гермионе скорейшего выздоровления.
Но как он узнал, какие цветы ей нравятся? Или это простое совпадение? Внутренний голос тут же съехидничал, что совпадения и профессор Снейп несовместимы. Но чего же он, в самом деле, добивается? Или все-таки старается извиниться за то, что был не сдержан. Она умрет, если не выяснит с ним отношения, но как это сделать - не имела ни малейшего понятия.
Гермиона так устала от всего, что ее окружает. Неопрятная квартира, отношения с Роном, которые уже нельзя было назвать любовью. Предательство родителей, которые отвернулись от нее гораздо раньше: измененная память была лишь предлогом. Ее считали уродом с тех самых пор, как у нее случился магический выброс. И если отец пытался понять ее, то мать попросту не обращала внимания, стараясь скрыть ее от многочисленных родственников. Вот почему каждое лето они отправлялись в путешествие, вот почему окружали ее новыми случайными людьми. Родители стыдились и боялись ее необычных способностей.
От мрачных мыслей ее отвлекла сработавшая каминная сеть, и в зеленом пламени Гермиона увидела агента по недвижимости. Со всеми этими волнениями она совсем забыла отправить письмо с отказом. Хотя, возможно, это и к лучшему. И хотя хозяин мансарды требовал арендную плату за полгода вперед, и найти такую сумму до конца декабря не представлялось возможным, жить в этом свинарнике не было больше никаких сил. Поэтому Гермиона согласилась, не раздумывая. В крайнем случае, она возьмет ссуду в банке, но ни секунды здесь больше не останется.
А еще она прямо сейчас купит для профессора Снейпа подарок и напишет ему письмо с просьбой встретиться. Новую жизнь проще начинать с чистого листа. Если между ними останется недосказанность, ее это будет угнетать.
В ответной записке, которую сова принесла через пятнадцать минут, значилось только место.
Забыв о запрете, Гермиона тут же аппарировала в небольшой сквер, расположенный на площади Тринадцати ведьм. Где-то вдалеке играл оркестр, дождь моросил совсем по-осеннему, но из-за низко висящих туч время от времени проглядывало солнце. Северус, как всегда закутанный в черную мантию, почти растворился в сумерках, и, не сразу его заметив, она запаниковала. На секунду промелькнула мысль, что это всего лишь глупая шутка.
- Мисс Грейнджер!
Она обернулась так резко, что едва устояла на ногах. Подарок – новое издание энциклопедии зелий - едва не выпал из рук.
Они стояли друг против друга, напряженные, и каждый ждал следующего шага от другого, боясь нарушить хрупкое равновесие.
- Давай пойдем куда-нибудь, я замерзла, - прошептала она первое, что взбрело в голову.
- Здесь неподалеку кафе.
Он не предложил ей руки, и они просто шли рядом. Мучительно придумывая темы для разговора, Гермиона до крови искусала губы.
- Зачем вы хотели встретиться? - вопрос, заданный слишком прямо, выбил и без того шаткую почву из-под ног.
Собравшись с мыслями, Гермиона произнесла:
- Я хочу понять, что между нами происходит?
- А разве что-то происходит?
Разозлившись, она произнесла:
- Когда я заканчивала Хогвартс, мне казалось, что между нами завязались дружеские отношения, но вы ни разу не ответили на мои письма! Спустя два с половиной года вы напоили меня джином и воспользовались...
- Наши отношения были настолько дружескими, что вы, не задумываясь, согласились жить с Уизли?!
Северус резко притянул Гермиону к себе и поцеловал, несмотря на ее сопротивление. Поцелуй вышел злым, губы тут же начало саднить.
- Я вижу, мисс Грейнджер, вам понравилось. А теперь убирайтесь обратно к своему рыжему недоумку.
- Да как вы...
Но мир вдруг стал расплываться в неясном мареве. Очнулась Гермиона в плетеном кресле в той самой комнате с огромным полукруглым окном.
- Какого дементора вы слоняетесь по улицам и сдаете какие-то экзамены, когда вам нужно лежать и восстанавливать силы! Или вы хотите стать сквибом?
В его голосе было столько злости, что Гермиона, не выдержав, заплакала. На удивление, Северус подхватил ее на руки и, усадив к себе на колени, принялся утешать, убаюкивая, как маленькую.
Спустя минут сорок, когда она полностью успокоилась, Снейп прошептал:
- Спасибо за подарок. Что тебе бы хотелось получить на Рождество?
- Тебя!
- Мне завернуться в ковер, как царица Клеопатра?
Откинув голову, Гермиона звонко засмеялась.
- Нет, чем меньше на тебе будет упаковки, тем лучше!
~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий