Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Алиби", PG-13

Автор новости: SAndreita от 5-01-2019, 21:04
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Алиби
Команда: Рэйвенко
Экзамен: Зельеварение
Автор: GRmain
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Роман/Юмор
Дисклаймер: все принадлежит Дж.К.Роулинг
Саммари: Как оказаться в двух местах одновременно и при этом не использовать хроноворот? Гермионе Грейнджер пришлось найти ответ на этот вопрос
Комментарии: на конкурс «Рождественские СОВы» на Тайнах Темных Подземелий
Предупреждения: Мне кажется, что раньше я читала детектив с такой же идей. К сожалению, не помню кто автор и как называется
Размер: мини
Статус: надеюсь, что закончен)
Отношение к критике: положительное

Скачать фанфик в формате "doc":
GRmain_Alibi_PG-13.doc [145,5 Kb] (cкачиваний: 43)

Завтрак был в самом разгаре, когда в Большой зал влетели совы. Профессор Снейп не ожидал писем, поэтому был несколько удивлен, когда ему в тарелку упал конверт. По счастью, тарелка была пустой, и зельевар был лишен сомнительного удовольствия разбирать чьи-то каракули на пергаменте с жирными пятнами.
«Уважаемый, профессор Снейп.

Вы оказали мне неоценимую услугу, а я не смогла должным образом отблагодарить вас. Слова не могут в полной мере выразить всю глубину моей признательности. А потому я хотела бы поблагодарить вас лично. Надеюсь, вы сможете уделить мне несколько минут своего времени. Я буду сегодня в Хогвартсе в шесть часов вечера.
Советник Г.Грейнджер»

Профессор убрал письмо в карман сюртука и задумчиво продолжил пить кофе.
Когда Снейп в последний раз видел Грейнджер, она со спокойным и даже слегка презрительным выражением лица стояла в окружении журналистов. Глядя на нее, нельзя было подумать, что она чуть не проиграла дело, и вся ее линия защиты не имела никаких шансов, если бы не случайная встреча со Снейпом в перерыве заседания.
По правде говоря, профессор так и не смог объяснить, почему тогда заговорил с ней. Случайно подслушанные разговоры никогда раньше не вызывали у него желания принять в них участие. Если, конечно, это не были разговоры студентов. Или коллег. Или разговоры, предметом обсуждения которых, был Северус Снейп.
Тогда же была совершенно иная ситуация. Снейп дожидался своей очереди к судье Гренхему для разбирательства по делу о незаконной аппарации, когда услышал часть разговора женщины-советника и, вероятно, ее помощника. Говорили об одном редком зелье, работу над которым совсем недавно начал Северус, и именно это, а вовсе не стройность женских ножек, заставило профессора внимательнее присмотреться к парочке. К его удивлению, в женщине Снейп узнал Грейнджер. Он и не предполагал, что она может без запинки произнести название обсуждаемого зелья.
Возможно, именно потому, что в бытность ученичества Грейнджер, Снейп часто вмешивался в ее разговоры, профессор не утерпел и в этот раз. Он просто повернулся, и сказал, что ее помощник несет бред. Конечно, профессор выразился иначе, но все его прекрасно поняли.
Удивительно, но Грейнджер даже не попыталась поздороваться и завести вежливую беседу. Она сразу спросила, что Снейпу известно о зелье. Она внимательно выслушала его, задала несколько вопросов, и Северусу показалось, что она даже улыбнулась. В итоге Грейнджер сухо поблагодарила профессора, шепнула что-то своему помощнику и спешно покинула холл.
И все бы ничего, если бы через полчаса профессора не вызвали срочной повесткой в суд, как свидетеля защиты по делу «Народ против МакКолиз». Еще через четверть часа Снейп под присягой отвечал на вопросы советника Грейнджер о том самом зелье.
Клиент Грейнджер подозревался в том, что отравил своего коллегу. Аврорами было установлено, что обвиняемый имел доступ к редкому зелью, которое при приеме внутрь действовало как быстродействующий яд. Кроме того, на руках обвиняемого остались белые пятна. А указанное зелье после высыхания как раз оставляет белый осадок.
Показания профессора Снейпа произвели ошеломительный эффект. Северус рассказал, что опытным путем им было установлено, что обсуждаемое зелье при попадании на кожу оставляет микроскопический ожог.
Советник Грейнджер пояснила суду, что ожог можно увидеть при ультрафиолетовом свете, и предложила провести эксперимент. Суд отнесся к этой идее положительно. Через несколько секунд стало понятно, что на руках обвиняемого нет ожогов.
Еще некоторое время после этого ошеломительного открытия, Грейнджер задавала Снейпу вопросы о зельях, при использовании которых могут образовываться белые пятна.
Освободившись, Снейп покинул зал суда еще до вынесения окончательного приговора. О том, что МакКолинз был оправдан, профессор узнал из газет.
Свою очередь к судье Гренхему Северус Снейп пропустил. Дело было рассмотрено в его отсутствие, профессор был признан виновным. Квитанция о выплате штрафа прибыла в Хогвартс на следующий день совиной почтой.
И вот теперь Грейнджер имеет наглость писать ему.
Ей определенно точно нечего здесь делать. Студенты и так гормонально нестабильны. Незачем, чтобы перед ними лишний раз мелькали стройные ножки советника Грейнджер.
Снейп направился на свой первый урок, решив, что во время перемены отправит Грейнджер сухое письмо, объяснив, что ее появление крайне нежелательно.
Первыми в этот день профессор пытал пятикурсников из Хаффлпаффа и Гриффиндора. Орудием пытки стало зелье Ясного Ума.
Северус не сомневался, что большей части этих оболтусов разбираемое зелье необходимо пить галлонами. Студенты не сомневались, что Снейпу необходимо отравиться собственным ядом. Вот в такой атмосфере и проходил этот урок, пока зелье Дженис Крайслер не приобрело фисташковый оттенок.
Профессор с трудом удержался от того, чтобы не побиться головой о стену. Как?! Как она смогла добиться подобного эффекта? Что может быть проще, чем следовать инструкциям? Всю жизнь учишь мелких бездельников, но они продолжают доказывать отсутствие границ человеческой глупости, а также бесконечность кривизны студенческих рук.
– Мисс Крайслер, может быть, просветите класс и расскажете, какое зелье вы готовите? – вкрадчиво произнес Снейп.
Студентка вжала голову в плечи и тихо ответила:
– Зелье Ясного Ума.
– Вы уверены? – Снейп удивленно изогнул бровь.
– Да, сэр.
– Напомните мне, какого цвета должно быть зелье Ясного Ума?
– Пурпурного, сэр, – еще тише ответила гриффиндорка.
– Прекратите мямлить! Повторите! – резко произнес профессор.
– Пурпурного.
– Мисс Крайслер, скажите, не страдаете ли вы каким-нибудь заболеванием, мешающим вам отличать цвета один от другого? – участливо спросил Снейп.
– Нет. Нет, сэр, – быстро поправилась студентка.
– Вы учитесь на факультете Гриффиндор?
– Да, сэр.
– Вероятно, вы должны знать, как выглядят цвета вашего факультета.
Студентка молча кивнула.
– В таком случае у вас нет оправдания тому, что вы по скудоумию называете зельем Ясного Ума! – внезапно рявкнул Снейп. – К следующему уроку, мисс Крайслер, вы напишите сочинение на шесть футов о причинах приобретения пурпурного оттенка зелья Ясного Ума на финальной стадии приготовления. Домашнее задание на доске. Через пять минут образцы сваренных зелий мне на стол.
Снейп следил за тем, чтобы студенты не пытались подменить пробирки, а потому не заметил маневр хаффлпаффца Доулсона. Последний поставил подножку мисс Крайслер, когда та как раз подходила к преподавательскому столу, чтобы сдать свое неудачное творение. Студентка запнулась, потеряла равновесие, взмахнула руками в попытке удержаться на ногах, и выплеснула свое зелье прямо в лицо Северусу Снейпу.
В наступившей тишине спокойный голос профессора показался необыкновенно громким.
– Прекрасно, мисс Крайслер. Сочинение на десять футов.
Всю перемену Снейп смывал с лица мерзкую вязкую жидкость, и неудивительно, что он совсем забыл о своем намерении написать Грейнджер.
На следующем уроке профессор припомнил, что собирался что-то сделать, но вот что? Откровенно говоря, Снейп чувствовал себя неважно. Мысли путались, не желая сконцентрироваться на чем-то одном. Немного кружилась голова, иногда перед глазами начинали плясать мушки. Во время обеда Северус вдруг понял, что он все еще сидит в классе зельеварения и смотрит в одну точку. Но при всем при этом профессор чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы проводить уроки и следить за взбалмошными студентами.
Когда, наконец, учебный день подошел к концу, Снейп чувствовал себя изможденным. Он сидел с закрытыми глазами, когда его покой прервал стук в дверь. Северус раздраженным тоном пригласил посетителя войти.
– Добрый вечер, профессор Снейп, – порог классной комнаты переступила Гермиона Грейнджер.
– Советник Грейнджер? – Северус был удивлен, ему казалось, он написал ей.
– Вы не получили мое письмо? – Грейнджер слегка нахмурилась.
– Отчего же, получил. Проходите, не стойте в дверях, раз уж пришли, – приветствуя гостью, Северус с трудом вышел из-за стола.
Советника не пришлось просить дважды. Она подошла к профессору достаточно близко, так что Снейп почувствовал аромат ее духов.
– Как вы понимаете, мой визит не носит праздный характер. Я пришла поблагодарить вас. Вы просто не представляете себе, какую услугу мне оказали.
– И вы искали слова благодарности несколько недель.
– За это я прошу у вас прощения. Вы так быстро покинули здание суда, я не успела вас перехватить. А потом было столько дел, но я понимаю, что это не оправдание. Я думала написать вам, но мне хотелось сказать «спасибо» вам лично. Вы очень мне помогли.
– Не вижу в моих показаниях ничего особенного. Любой компетентный зельевар сказал бы вам то же самое, – Северус не хотел признаваться даже самому себе, но он был смущен.
– Но это было очень редкое зелье. И я, конечно, консультировалась со специалистами, но только зря потеряла время. Без вашей помощи я бы не справилась.
– Я рад, что вы облегчили себе душу, можете идти, – Северус с трудом заставлял себе стоять прямо и не покачиваться. Ему просто необходимо было прилечь.
– Зачем вы так, профессор? – в ее голосе не было обиды, скорее ей и вправду было интересно.
Снейп промолчал. Перед глазами плясали точки.
– Как бы там ни было, я пришла не с пустыми руками.
С этими словами Грейнджер вытащила из сумочки коробку конфет.
– Вы принесли мне конфеты?! – на мгновение у Северуса даже перестала кружиться голова, – Конфеты? Мне? Вы что, серьезно?
– А что я должна была вам принести? – она действительно не могла позволить себе принести ему что-то очень дорогое, ведь это могло быть расценено как взятка.
– Вы себе можете представить меня поедающим конфеты? – Северус сложил руки на груди и скептически приподнял бровь.
– Все едят сладкое, конфеты все любят, – авторитетно заверила Грейнджер.
– Я не ем. Благодарю вас за ЭТО, – Снейп взмахнул рукой, словно охватывая пространство, – Я выслушал вашу «искреннюю» благодарность, ваша миссия выполнена.
– Моя благодарность на самом деле искренна, не понимаю, почему вы в это не верите.
– Ах, оставьте. Я желаю вам доброго вечера, надеюсь, вы понимаете, что это лишь фигура речи.
– Как вам будет угодно, профессор, – Гермиона поджала губы и сделала шаг к выходу.
– Что вы здесь делаете, советник Грейнджер? – в голосе Снейпа слышалось удивление.
– Я понимаю, вы хотите, чтобы я ушла, как можно быстрее, но я не метеор.
Гермиона посмотрела на профессора и остановилась. Он выглядел несколько странно. Не так самоуверенно, как обычно.
– Вы в порядке, профессор?
– Да, в полном. А почему вы спрашиваете? – Снейп сдвинул брови, но было видно, что мыслями зельевар где-то далеко.
Вдруг Северус пошатнулся, и Гермионе пришлось поддержать его.
– Может быть, проводить вас в ваши комнаты? – участливо поинтересовалась Грейнджер.
– Нет, конечно. Мне не нужна помощь, чтобы, – и профессор снова чуть не упал.
– Я верю вам, пойдемте, – строго сказала Гермиона.
К ее удивлению, Снейп перестал спорить. Слегка пошатываясь и спотыкаясь на ровном месте, он пошел к своим комнатам. Где-то на середине пути Северус сделался болтлив, и высказал Гермионе все, что он о ней думает. Что ей не стоит отвлекать занятых людей, что из-за нее ему выписали штраф, что она носит слишком короткие мантии, а ведь сейчас она находится в школе, и ей должно быть стыдно. Также Снейп пожаловался на криворуких студентов, тем самым подтвердив догадку Гермионы о причинах странного поведения учителя.
У входа в свои комнаты Снейп прошептал пароль, точнее ему показалось, что он говорил шепотом. Профессор, казалось, вообще забыл о присутствии Гермионы. Он уверенно направился в спальню, но остановился, облокотился на дверной косяк и закрыл глаза.
– Вам помочь? – тихо спросила Гермиона.
Снейп кивнул, и Грейнджер довела его до кровати. Северус рухнул на нее так, что заскрипели пружины, и моментально уснул.
Гермиона усмехнулась, глядя на эту картину, и вышла из комнаты. Конфеты она решила все-таки оставить. Пристроив их на каминной полке, Грейнджер поспешила покинуть покои бывшего учителя. Как ни странно, но она не наткнулась ни на одного студента, когда уходила из замка.
И все-таки она переживала за Снейпа. Возможно, стоило обратиться к медиковедьме? Но сейчас делать это уже поздно. Гермиона решила, что утром свяжется с профессором по камину, и если он как обычно поведет себя недружелюбно, значит, он здоров.
Как бы Снейп не строил из себя буку, Грейнджер все равно была ему благодарна. Будь она более романтична, она бы даже сочла его за рыцаря без страха и упрека, который спас даму. Жаль, что рыцарь обладал премерзким нравом, будь он более вежлив, Гермиона с удовольствием выпила бы с ним чаю. И возможно, даже не одну чашку.
Советник Грейнджер как раз добралась до зоны разрешенной аппарации, когда ее нагнала сова. Сбросив конверт в руки волшебницы, почтальон, не дожидаясь ответа или платы за свои услуги, улетел.
Это было срочное сообщение из офиса.
«Твигги признали виновной. Приговор – поцелуй дементора. Обжалованию не подлежит. Будет приведен в исполнение в понедельник утром. Не знаю, как быть.
Помощник советника Ч. Кларскон»

Грейнджер была ошарашена. Она совсем не ожидала подобного вердикта.
Твигги – домовой эльф, который был обвинен в преднамеренном убийстве. Помощник Гермионы занимался этим делом, хотя Грейнджер казалось, что он был не сильно рад этому обстоятельству. Гермиона сама бы взялась защищать домовика, но Кларксону была необходима практика. Дело казалось не слишком сложным. Гермиона была уверена, – домовик никого не убивал. Определенно, это сделал его хозяин, а затем приказал эльфу взять вину на себя.
Грейнджер интересовалась этим делом, давала помощнику советы на каждом этапе, корректировала вопросы для перекрестного допроса, но на процесс решила не ходить. Она поняла, что, возможно, слишком давит на Кларксона. Гермиона была уверена, что тот справится. Но обвинительный приговор? Высшая мера? Поцелуй дементора запрещен, но запрещен только в отношении волшебников. На домового эльфа, как представителя одной из магических рас, этот запрет не распространялся.
Гермиона чувствовала себя виноватой. Если бы она не пошла к Снейпу, а была в суде, возможно, она смогла бы подсказать Кларксону как себя вести, что сказать. А теперь из-за неквалифицированной юридической помощи домовик будет убит. Но так не должно быть.
Поддавшись сиюминутному порыву, Гермиона наложила на себя чары необнаружения, вернулась на территорию школы и пробралась к сараю с метлами. Выбрав самую крепкую на вид, советник направилась обратно к аппарационному барьеру. Аппарировав домой, Грейнджер схватила с подоконника декоративный кактус, наложила на него чары непроницаемости и аккуратно положила его в сумку. Через минуту Гермиона уже была в порту города Мидлсборо. Там советник Грейнджер тоже пробыла недолго. Обновив на себе чары необнаружения, а также наложив чары согревания, волшебница оседлала метлу и полетела над морем на восток. Примерно спустя час лета, когда руки Грейнджер начали трястись от усталости, на горизонте показались очертания Азкабана.
Около года назад советник Грейнджер была обвинителем, а потому по долгу службы бывала в Азкабане, и так уж вышло, что ей были известны некоторые недочеты в охранной системе. Теперь, когда к дементорам прибегали только в случае казни, тюрьма охранялась заклинаниями и охранниками.
Пока Гермиона пробиралась к камере домовика Твигги, охрана показала себя не с лучшей стороны. Лишь однажды Грейнджер наткнулась на стража, который увлеченно читал книгу, а потому и не думал что-либо замечать.
По лабиринтам Азкабана Гермиона бродила около получаса, когда, наконец, добралась до своей цели. Подав знак домовику молчать, Грейнджер достала из сумочки кактус и прислонила его к металлической решетке. Несколько секунд ничего не происходило, но вдруг иголки сложились в зубастый рот, который с остервенением вгрызся в железо. Чем больше съедал кактус, тем больше он становился, и уже совсем скоро в руках у советника Грейнджер было метровое растение, а в решетке камеры – полуметровая дыра. Подозвав к себе домовика, Гермиона жестом приказала выставить вперед руки с кандалами. Когда кактус перегрыз и цепи, волшебница с трудом убрала растение обратно в сумку, пребольно уколов себе палец.
Взяв домовика за руку, Гермиона двинулась тем же путем, что и ранее. Домовик тихо плакал и пытался что-то сказать, но Грейнджер не дала этого сделать. И только оказавшись около своей метлы, Гермиона поняла, что чары необнаружения спали несколько минут назад. Это было очень плохо. Она определенно попала под чары наблюдения.
Вместе с домовиком Грейнджер преодолела перелет над Северным морем. В Мидлсборо, не медля ни секунды, они аппарировали в Ньюкасл. Пока они искали новое место для аппарации, Гермиона объясняла трясущемуся домовику, что тому делать дальше.
– Сейчас мы аппарируем к одному дому. Ты запомнишь его, после этого ты переместишься еще раза два-три и снова вернешься к этому дому. Там ты спрячешься на чердаке, и будешь там жить, пока я за тобой не вернусь. Ты меня поняла?
– Да, мисс. Но…
– Никаких но. Ты должна быть в этом доме и постараться сделать так, чтобы тебя не заметили его хозяева. Ясно? – мягко спросила Гермиона.
– Да, мисс. Я буду ждать вас там.
Грейнджер с домовиком переместились. Они оказались на холме, с которого открывался неплохой вид на небольшой городок. Указав на нужный дом, Гермиона заставила Твигги повторить, что ей следует делать. Удовлетворенная ее словами, Гермиона одна аппарировала в Лондон.
Гермиона Грейнджер быстро шла по городу и думала, как ей теперь быть. Определенно, она попалась. Когда вскроется побег, будут проверены все чары наблюдения, и часть из них покажет, что домовику помогала женщина. Грейнджер порадовалась, что была в капюшоне, это усложнит опознание. Но подозрение все равно падет на нее. Ее помощник выступал защитником по делу сбежавшего эльфа, кроме того всем известна позиция советника Грейнджер в отношении рабства домовиков.
Ей нужно твердое алиби. И вдруг ее осенило. Снейп! Никто не видел, как она уходила от него, даже он сам.
Незаметно пробраться в Хогвартс оказалось ничуть не легче, чем в Азкабан. Несколько раз Гермиона уворачивалась от столкновения с нарушителями комендантского часа, а внезапное появление Пивза чуть не заставило ее поседеть.
Оказавшись у комнат слизеринского декана, Гермиона шепотом произнесла пароль и тихо вошла. Грейнджер молилась всем известным богам, только бы Снейп все еще спал. Заглянув в спальную, она убедилась, что молитвы были не напрасными. Профессор лежал на кровати в позе звезды и негромко посапывал. В целом Снейп выглядел также, когда Гермиона уходила, из чего она седлала вывод, что он не просыпался.
Ну что ж, пришло время создать алиби.
Грейнджер сняла с себя чары необраружения и подошла к профессору.
– Начнем, пожалуй, – мысленно взбодрила себя Гермиона, и принялась стаскивать с профессора ботинки.
Снейп зашевелился, но не проснулся.
Расшнуровав один ботинок, Гермиона вдруг остановилась.
– Интересно, расшнуровывал бы их Снейп на самом деле? Или он бы их просто сбросил. Хм. Он такой педант, скорее всего он бы их расшнуровал. Хотя, с чего я взяла, что он педант? Да и если нас накрыла волна страсти…
Решившись, Гермиона сняла ботинки и завязала на них шнурки. Потом живописно разбросала обувь по комнате.
Теперь сюртук. Стоило только ей склониться над профессором и поднести руку у его груди, как тут же стальные пальцы сомкнулись на ее запястье. Подавив крик, Гермиона в ужасе посмотрела Снейпу в лицо. Тот продолжал мирно спать.
– Это всего лишь гребаные рефлексы, – попыталась успокоить себя Грейнджер.
С трудом отцепив от себя профессора, при этом тихо нашептывая колыбельную, советник начала расстегивать сюртук. На это ушло около пяти минут. За это время Гермиона стала пуговицененависницей.
Как ни странно, Снейп легко позволил себя приподнять и снять сюртук. Также не возникло проблем и с рубашкой. Но стоило только прикоснуться к ремню, как профессор начал сопротивляться. Северус отчаянно не желал снимать брюки. Отстаивая свою честь, Снейп пару раз взбрыкнул и один раз даже ударил Гермиону пяткой в плечо. Но советник Грейнджер стойко продолжала свое темное дело, и оставила-таки Северуса Снейпа в одних трусах.
Собрав груду одежды, Гермиона сбросила ее кучей на полу в центре комнаты. Посмотрев на профессора, она задумалась. Для ее плана было бы лучше, если бы в этой куче казались и мужские трусы. Но если зельевар так сопротивлялся, когда с него снимали брюки, как же он будет брыкаться, если Гермиона примется за нижнее белье? Подумав об этом, Грейнджер решила оставить Снейпа и его трусы в покое.
Итак, главное действующее лицо было готово, теперь необходимо подготовить сцену. Гермиона вернулась в гостиную в поисках алкоголя. В самом деле, не могли же они внезапно наброситься друг на друга с поцелуями? Спустя некоторое время Грейнджер нашла небольшой бар. Достав початую бутылку огневиски, она решила, что это именно то, что нужно.
Бокалы нашлись быстро, Гермиона в оба налила немного алкоголя. Подумав немного, она осушила свой бокал. Для храбрости. И не пожалела об этом. На бокале остались следы ее помады.
Оставшуюся часть выпивки Грейнджер вылила в раковину в ванной. Вернувшись в гостиную, Гермиона пристроила пустую бутылку на полу. Подумав немного, советник ограбила бар Снейпа еще на одну бутылку огневиски. Никто не знает, как много пьет профессор, может он конченый алкоголик, и полбутылки, которыми вдобавок пришлось поделиться, не могли бы его заставить начать приставать к женщине.
Разобравшись с алкоголем, и пристроив почти пустую бутылку на журнальном столике, Грейнджер задумчиво осмотрела комнату. Ничего ли она не забыла? А закуска? Как она могла не подумать об этом? Не может быть, чтобы кто-то споил женщину, так и не предложив ей ничего. Слава Мерлину, конфеты, от которых Снейп с таким пренебрежением отказался, все еще лежали на каминной полке. Быстро распечатав упаковку, Гермиона съела пару штучек. Большую часть оставшихся конфет пришлось спустить в канализацию. Жалко, конечно, но на что не пойдешь ради свободы.
Так, с мотивацией советник Грейнджер более или менее разобралась. Теперь следовало представить себе всю картину произошедшего, чтобы проверить, не было ли что-нибудь упущено. Но воображение отказывалось этим заниматься. Гермионе пришлось прибегнуть к помощи логики.
– Итак, мы пили, сидя на диване. Потом нас потянуло друг к другу, начались обнимашки, немного мешал плед, и мы сбросили его на пол.
Грейнджер последовала за своей логикой и скинула одеяло с дивана.
– Идем дальше. Видимо, во мне взыграла скромность. Я попыталась нас остановить. Поднялась с дивана и прошла немного по комнате, – Грейнджер оказалась около рабочего стола профессора.
– Видимо, Снейп плевал на мою скромность, продолжил свои ухаживания и в итоге посадил меня на стол.
Оценивающе посмотрев на рабочее место профессора, Гермиона прикинула, а поместилась ли бы на свободной части стола ее попа. Грейнджер примерилась, и поняла, что не поместилась бы.
– Хм, профессор страстно скинул вещи и усадил меня.
Гермиона только было начала смахивать все со стола, как заметила антикварную чернильницу. Аккуратно переставив ее на ближайшую книжную полку, Грейнджер смахнула все со столешницы на пол.
Посмотрев на плоды своего труда, советник Грейнджер задумалась, а с чего бы она начала строить из себя семикурсницу, и уходить с удобного дивана? Это как раз не логично. Кивнув самой себе, Гермиона начала собирать с пола разбросанные вещи и возвращать их на прежнее место.
Закончив с этим, Гермиона двинулась по направлению к спальне, но остановилась.
– Мало ли какая причина, заставила нас переместиться.
С этой мыслью, Грейнджер вернулась к столу и снова все сбросила.
– Здесь нам было не очень удобно, и мы перебрались в спальную.
Вернувшись в спальную, Гермиона обнаружила, что профессор по-прежнему спит, только теперь еще и похрапывает. Скинув мантию и туфли, Грейнджер решила, что уж ей точно нельзя оставаться в белье, но и утром скакать голой по снейповской спальне не хотелось. Пришлось произвести ревизию профессорского шкафа. Гермионе приглянулась пижамная куртка глубокого темно-синего цвета.
– Наверно, Снейп неплохо в ней смотрится, – усмехнувшись своим мыслям, Гермиона сбросила оставшиеся части ее туалета и надела куртку.
Она едва прикрывала бедра, и это было идеально для той ситуации, что пыталась изобразить Грейнджер.
Пристроив один чулок на бра, Гермиона удовлетворенно вздохнула и принялась с боем отвоевывать место на кровати. Снейп совершенно не хотел двигаться. Спустя какое-то время он сдался и перекатился на левый бок. Грейнджер тут же юркнула под одеяло. Как ни странно, но заснула она мгновенно.

***

Гермиона любила так просыпаться: сначала понять, что уже не спишь и только потом открыть глаза. В этот раз ей повезло, и пробуждение было правильным.
Грейнджер сразу все вспомнила и попыталась искусственно вызвать сон. Чем раньше она проснется, тем скорее начнет разбираться с той кашей, которую вчера заварила. Но коварный сон не шел. Пришлось открыть глаза.
Первое, что она увидела, был профиль Северуса Снейпа. Профессор спал с открытым ртом. Выглядел он весьма комично, и Гермиона с умилением понаблюдала за ним некоторое время. Но который час? Отыскав глазами часы, советник Грейнджер с ужасом поняла, что опаздывает в офис. Это Снейп может позволить себе дрыхнуть в субботу до полудня, а у Грейнджер – рабочий день до трех.
Решив, что встать раньше Снейпа, будет большой стратегической ошибкой, Гермиона прицелилась и ударила многоуважаемого профессора между ребер.
Снейп резко сел. Несколько секунд он приходил в себя, затем спустил ноги на пол, встал и потянулся. Прошлой ночью в нервном напряжении Гермиона не очень-то оценивала, какое тело раздевает. Разглядела только, что у профессора был небольшой живот, но это не удивительно в его-то возрасте. Хорошо, хоть сам не лысый. Сейчас Гермиона была немного удивлена, профессор был в неплохой форме. Глядя на его спину, на которой прорисовывались мышцы, Гермиона с ужасом подумала: «Надеюсь, он не бьет женщин, если не помнит, как с ними переспал».
Тем временем Снейп двинулся в направлении ванной комнаты. Но вдруг остановился, осматривая беспорядок. Медленно переведя взгляд с кучи одежды на полу, он посмотрел на кровать. Неподдельное изумление отразилось на его обычно каменном лице. Северус сразу же узнал женщину, которая спала в его комнате. Но не в силах поверить своим глазам, он подошел ближе, и даже оперся коленом на кровать и склонился над ней. Сомнений не было, – перед ним лежала Гермиона Грейнджер. И даже идиоту стало бы ясно, почему она здесь оказалась.
– Северус! – вдруг раздался приглушенный женский голос из гостиной.
Снейп на мгновение окаменел, затем спрыгнул с кровати и заметался по комнате в поисках халата.
Гермиона с ужасом поняла, что у Северуса Снейпа есть женщина. Действительно, почему бы ее у него не быть? Он не старый мужчина, умный, занимающий уважаемую должность. Он знаменитость, в конце концов. Маловероятно, что такой человек живет в одиночестве, когда по данным статистики, мужчин меньше, чем женщин. И почему Гермиона не подумала об этом раньше? Теперь разразиться скандал.
Тем временем Снейп нашел халат и тапочки, быстро надел их и вышел в гостиную.
В камине среди языков зеленого пламени мерцала голова Минервы МакГонагалл.
– Доброе утро, Северус, – чопорно поздоровалась директор, – Я не думала, что разбужу тебя.
– Прошу прощения, что не оправдал надежд, – сухо ответил Снейп, прикидывая, как много директор успела заметить.
– Я могу войти? – не обращая внимания на высказывание коллеги, спросила МакГонагалл.
– Нет! У меня небольшой беспорядок.
И эта фраза была большой ошибкой, только совершив которую, профессор осознал всю полноту своей глупости.
Минерва сощурила глаза, слегка повела носом, и стала похожа на ищейку. Что весьма удивительно, ведь ее анимагическая форма – кошка.
– Беспорядок? Это не похоже на тебя, что-то случилось? – при этом директор вытянула шею, стараясь разглядеть комнату получше.
Северус попытался закрыть собой обзор, но было поздно. Директор уже заметила полупустую бутылку на столе, два бокала и коробку конфет. МакГонагалл хитро улыбнулась, даже не пытаясь скрыть своих эмоций.
– Нет, все в порядке, директор, – мрачно ответил Снейп.
– Видимо, я зря волновалась. Прости, что разбудила. Ну что ж, не буду тебя отвлекать.
– Но вы же не просто так меня искали?
– О, сейчас я понимаю, что моя проблема может подождать.
С этими словами директор отключила связь и камин потух.
Снейп в гневе пнул каминную решетку. Теперь весь преподавательский состав будет в курсе его личной жизни. Он сам пока еще не в курсе, а у коллег уже есть повод для сплетен. Как же теперь быть? Во-первых, нужно избавиться от Грейнджер. Во-вторых, проследить, чтобы ни одна живая душа не увидела, как она уходит из его комнат.
С таким простым планом Снейп вернулся в спальню. Ему повезло, Грейнджер уже не спала. Когда Северус вошел, она слегка ему улыбалась. От этого профессор почувствовал себя еще хуже.
– Доброе утро, – поздоровалась она.
– Хм... – невнятно начал Северус, и тут же отругал себя за косноязычие.
Гермиона внимательно смотрела на профессора. Он казался растерянным, что было весьма непривычно. Казалось, он не мог подобрать слова, и Гермиона его пожалела. Она откинула одеяло и спустила ноги на пол.
– Я опаздываю на работу. Я приму душ?
От открывшегося вида, у Снейпа снова потемнело в глазах, а во рту пересохло. Он смог только кивнуть.
Когда Грейнджер скрылась в ванной, Северус поспешил переодеться и оставить спальную. Увидеть Грейнджер в одном полотенце было бы для него слишком.
В гостиной он снова осмотрел беспорядок. Как все это могло произойти? Снейп совершенно ничего не помнил. И это пугало и злило. И еще Грейнджер. С ней необходимо поговорить, но что ей сказать?
Когда советник Грейнджер вошла в гостиную, профессор был уже достаточно разозлен, чтобы чувствовать себя привычно.
– Надеюсь, вы понимаете, что произошедшее ночью было случайностью, и вы никому об этом не расскажете?
– Я, конечно, не ждала кофе в постель, но такое поведение даже с вашей стороны – перебор, – Гермиона оскорбилась, – Но не беспокойтесь, я исполню ваше пожелание.
Гермиона, не оглядываясь, прошла к двери и уже взялась за ручку, когда Северус произнес.
– Не могли бы вы использовать чары необнаружения?
Грейнджер показалось, что на нее уронили мешок с тыквами из огорода Хагрида.
– Что? Вы меня стесняетесь?
– Я этого не говорил.
– Но вы об этом подумали. Какая прелесть! Мне кажется, что из нас двоих за свою репутацию должна опасаться я, а не вы.
– Любопытно слышать такие слова из уст женщины, которая пришла отблагодарить мужчину таким образом.
Гермиона опешила.
– Как это благородно – оскорблять женщину. Не думайте, что теперь я постараюсь как можно незаметнее покинуть Хогвартс.
Она вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. В эту секунду она ненавидела его. Если бы они и правда провели вместе ночь, а утром профессор повел себя подобным образом, а Гермиона не опаздывала бы на работу, она с удовольствием откусила бы ему голову.

***

В офисе все было как обычно. Одно проигранное дело – еще не конец света. О побеге домового эльфа из Азкабана пока не было известно.
Полдня Гермиона разбирала с Кларксоном его ошибки во вчерашнем заседании. Нельзя, чтобы подобное повторилось. Помощник казался расстроенным, но старался сдерживать эмоции, что в профессии советника играет не малую роль. Оставшееся до окончания рабочего дня время советник Грейнджер провела за поиском прецедента по делу о незаконном наследстве.
В три часа и десять минут к Гермионе заглянула секретарь, которая сообщила, что собирается домой, и что в приемной находится Северус Снейп.
Грейнджер велела его впустить. Быстро осмотрев свое отражение в зеркале, немного поправив прическу, Гермиона придала лицу максимально деловое выражение и села за стол.
Профессор стремительно вошел в комнату. Он больше не казался растерянным, но и прежнего самодовольства на его лице тоже не было видно. Гермиона предложила Снейпу присесть.
– Сегодня утром я повел себя грубо, – сразу же начал Северус. – Прошу простить меня за недостойное поведение. Я считаю, что нам нужно обсудить сложившуюся ситуацию в более подходящей обстановке.
– Вы приглашаете меня в ресторан? – это даже слегка развеселило Гермиону.
– Называйте это как хотите.
– А разве вы не боитесь, что нас увидят вместе в приватной обстановке? – ехидно добавила советник.
Снейп сложил руки на груди.
– Я не хотел бы выслушивать предположения коллег и знакомых о своей личной жизни. Думаю, вы меня понимаете. Но я не против пообедать с вами.
– Ваше желание пообедать со мной основано лишь на том, что мы провели ночь вместе, и ваши зачатки рыцарства вынуждают вас на подобный шаг. Для вашего душевного спокойствия давайте считать, что ничего не было. Поверьте, то, что между нами было, сексом назвать очень трудно.
Снейп скривился, встал, кивнул Гермионе и направился к выходу. Уже взявшись за дверную ручку, профессор обернулся, желая что-то сказать, но передумал и молча вышел.

***

Северус Снейп вполуха слушал сочинение Дженис Крайслер о причинах приобретения пурпурного оттенка зелья Ясного Ума на финальной стадии приготовления и думал о том, какой эффект произвело неправильно сваренное зелье лично на него.
Головокружение, потеря ориентации в пространстве, болтливость – все это были логичные симптомы, с которыми профессор зельеварения мог смириться. Но потеря памяти вызывала у Северуса опасения. Ни один компонент зелья ни при каком его использовании не мог вызвать подобный эффект. Удивительно было и то, что Снейп помнил все довольно отчетливо до определенного момента, а после – словно кто-то использовал очищающее заклинание. Профессор проверял не корректировали ли ему память, но как выяснилось, ничего подобного с ним не делали. Северус попросил у Минервы МакГонагалл мыслеслив, но кроме того, что отчетливее рассмотрел свое идиотское поведение в присутствии Грейнджер, профессор ничего нового не увидел.
Кроме того, еще были мелкие нестыковки, которые сводили профессора с ума. Волшебная палочка, например. Почему она оказалась в кармане мантии? Что бы ни произошло, Северус никогда бы не оставил ее там. Палочка всегда должна быть под рукой, мало ли что может произойти. Такая неосмотрительность несвойственна Северусу Снейпу. А кавардак на рабочем столе? Вывод один – свои любовные игры они начали именно там. Но у Северуса уже некоторое время болит спина, он просто не смог бы усадить свою партнершу на стол. Оказаться на нем Грейнджер смогла бы только, если бы сама на него забралась. В таком случае как чернильница попала на книжную полку? Если бы перед Снейпом женщина с такими ногами запрыгнула на стол, последнее о чем бы он подумал, была бы сохранность чернильницы. Он просто сбросил бы все вещи на пол. Тем более, что на чернильницу уже давно были наложены чары сохранности. Поэтому Северус был озадачен, обнаружив антикварную вещь на книжной полке. Это было странно.
Снейп пытался не думать о случившемся, но это ему не удавалось. Профессор обладал прекрасным воображением, а газеты, как на зло, много писали о Грейнджер. Что-то о защите сбежавшего эльфа, Северус сначала даже не вчитывался. А еще Минерва с ее понимающим взглядом. Для зельевара неделя была ужасной.
Северус и сам не понял, что заставило его вновь придти в офис советника Грейнджер.
Гермиона была удивлена, интересно, зачем профессор пришел. Может быть, он снова захочет поговорить в приватной обстановке? Возможно, Гермиона и согласилась бы, Снейп и так из-за нее нанервничался.
– Профессор? Не ожидала вас увидеть.
– Я и сам удивлен, обнаружив себя здесь.
В этот раз Снейп был уверен в себе, что вызвало у Грейнджер беспокойство.
– Вы что-то хотели?
– Из ваших слов я понял, что в прошлый раз был не на высоте.
«Ах, это ущемленное мужское самолюбие», – Гермиона даже усмехнулась.
– И вы пришли…?
– Предложить вам повторить.
– Что, простите? – Гермионе показалось, что она ослышалась.
– Я предлагаю вам повторить, – спокойно ответил Снейп.
– Повторить что? – ошеломленно переспросила советник. – Напиться и полежать вместе?
– Неужели все было настолько плохо? – пришла очередь Снейпа усмехаться.
Он встал и подошел к Грейнджер. Та непроизвольно вжалась в кресло.
– Как поживает домовой эльф? – Северус оперся руками о стол.
– Какой эльф? Я не понимаю, о чем вы говорите.
– Конечно, не понимаете, – зельевар нехорошо улыбнулся. – Я сначала тоже не понимал.
Профессор оттолкнулся от стола и прошел к выходу.
– Я снова позволю своим зачаткам рыцарства воздействовать на меня. Я никому ничего не скажу.
Северус уже выходил из кабинета, когда Гермиона сказала.
– Я подумаю над вашим предложением.
Снейп удивленно поднял бровь.
– Неужели вы не верите в мое благородство и считаете, что должны мне что-то?
– Я верю в ваше благородство и считаю, что ничего вам не должна. Просто я так хочу. Если вы, конечно, хотите тоже.
– Я буду ждать вашу сову с указанием места и времени, – и Северус Снейп покинул офис советника Грейнджер.
~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Цитата
  • llex

  • 20 января 2019 06:33
  • Группа: Всезнайка
  • ICQ:
  • Регистрация: 2.08.2016
  • Статус: Пользователь offline
  • 4 комментария
  • 0 публикаций
^
Остроумный фик, неизбитый сюжет.