Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Главное - усердие", PG-13

Автор новости: SAndreita от 4-07-2018, 19:39
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Главное – усердие
Автор: Natvic
Бета: Bergkristall
Гамма: lajtara
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance/Humor
Дисклаймер: чужого нам не надо, погоняем – отдадим
Саммари: На уроке продвинутого курса зелий Гермиона решает поэкспериментировать. Что из этого получится? Во-первых, отработка, во-вторых, снейджер, в-третьих... читайте и узнаете!
Комментарий: на конкурс «Рождественские СОВы» на Тайнах Темных Подземелий
Предупреждения: ООС, АУууу… никто не умер
Сиквел: "Напророчила"
Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: конструктивная приветствуется

Скачать фанфик в формате "doc":
Natvic_Glavnoe_-_userdie_PG-13.doc [104,5 Kb] (cкачиваний: 33)

"Ты приди, помешай мое варево,
И, если ты все сделаешь правильно,
ты получишь котел, полный горячей любви…"
(с) Селестина Уорлок

Вот уже которое занятие подряд Гермиона рассеянно смотрела в котел, не обращая внимания на зелье, которое варила. Все ее мысли витали где-то в районе преподавательского стола, за которым восседал герой войны профессор Северус Снейп. Как всегда в черном, с язвительной ухмылкой на губах и презрительным блеском в чуть прищуренных глазах.
Девушка тяжело вздохнула, помешала свое варево и снова погрузилась в мысли. Первый урок продвинутых зелий достиг своей середины, когда проходивший мимо Гермионы профессор бросил взгляд на ее котел и тут же на всю аудиторию прокомментировал увиденное:
– Мисс Грейнджер, вы решили составить конкуренцию Лонгботтому? – Снейп взмахнул палочкой, и серо-коричневая жижа мгновенно испарилась из котла. – Вместо гриффиндорской упертости и расхлябанности проявите-ка немного усердия и трудолюбия хаффлпаффвцев. У вас еще есть время.
В душе девушки взметнулась волна гнева и злости: «Снова он язвит! И всегда смотрит мимо меня, даже когда мне же говорит гадости! Словно не желает замечать! Можно подумать – центр Вселенной! Герой! Кавалер орденов и обладатель званий! И дернул же меня Мерлин за пятку вернуться в Визжащую хижину!»
Снейп, пролетев по классу черной карающей тучей и очистив почти все котлы, удобно устроился за столом, сложил руки в замок и сквозь ресницы, слегка прикрыв глаза, стал наблюдать за дальнейшими действиями учеников.
За первой партой слева трудились Малфой и Забини, единственные «змейки», решившие посещать спецкурс у своего декана. За ними Сьюзен Боунс и Эрни МакМиллан с присущим «барсучатам» старанием и трудолюбием пытались все-таки сварить зелье терпимости – задание на сегодняшний урок. Справа сидели равенкловцы, как обычно задумчивые и сосредоточенные. Наконец взгляд Северуса остановился на склоненной лохматой голове Гермионы, сидевшей в одиночестве за последней партой.
«Мисс Всезнайка… И занесло же тебя снова, девочка, в проклЯтую Хижину! Хотя, что еще было ждать от гриффиндорки? Лучше бы Шляпа распределила тебя на Хаффлпафф! Твои бы напор и старание – да в мирных целях…» – Снейп откинул мысли в сторону, вернув лицу непроницаемую маску.
Разозлившаяся на преподавателя Гермиона старательно готовила ингредиенты для нового зелья, размышляя о своем. «Мордредов Снейп! Зелье терпимости! Да тебя надо литрами этого зелья опаивать, чтоб на людей не кидался! Представляю, каким ты будешь директором, если Минерва уйдет на пенсию, и Хогвартс признает тебя!»
Приготовив ингредиенты для зелья, Гермиона развела огонь под котлом, аккуратно засыпала перетертые лепестки пустырника и ромашки, отмерила и вылила ровно пинту слюны дракона, аккуратно смешала и стала внимательно следить за содержимым котла. Когда основа закипела, гриффиндорка серебряной ложкой по часовой стрелке зафиксировала первый этап и добавила измельченную печень засони, слезы единорога и пыльцу мака.
Следя за зельем, девушка пыталась отвлечься от мыслей о декане Слизерина, размышляя о способах усиления эффекта зелья, которое мирно кипело в ее котле. Все-таки дерзкий экспериментаторский дух гриффиндорства брал свое.
«Если добавить в этот рецепт корень валерианы… Так, для успокоительного мы перетираем валериану, это усиливает эффект. А если нарезать кубиками, то эффект будет слабее. Зато со слюной дракона валериана будет взаимодействовать, именно усиливая эффект терпимости и умиротворенности… И, кажется, эффект будет необратимым… Да, слюна дракона придает именно необратимость процессам… Что ж, профессор, думаю, все поколения хогвартцев будут вспоминать меня с благодарностью! Если получится вас этим напоить…»
Гермиона нарезала корень валерианы аккуратными кубиками. Приготовление основного зелья подошло к завершающему этапу, и внутренний голосок гриффидорки пискнул где-то внутри, что правильней всего было бы сначала отлить образец для отчета по заданию. Но юная ведьма по-гриффиндорски отчаянно задавила голос разума и решила рискнуть. Осторожно опустив нарезанный корень валерианы в котел, мисс Грейнджер принялась помешивать зелье против часовой стрелки, усиливая взаимодействие слюны дракона и корня валерианы. Жидкость в котле стала медленно менять свой цвет с молочно-белого на кофейный.
Довольно хмыкнув, Гермиона потушила огонь. Она напряженно ждала окончания процесса. Спустя несколько мгновений зелье булькнуло, из котла вырвался дымок, и оно приняло положенный по рецепту коньячный цвет. Девушка расслабилась. Наполнив несколько фиалов, она спрятала их в сумку, а «опытный образец» сдала профессору. Снейп рассмотрел ее зелье с особым пристрастием: и понюхал, и поболтал пробирку, и на свет смотрел несколько раз, а после язвительно произнес:
– Мисс Грейнджер, подайте мне безоар.
– Безоар? – Гермиона удивленно уставилась на преподавателя.
– Именно. Я собираюсь проверить ваше зелье, поэтому лучше подстраховаться, – губы Снейпа скривились в ухмылке.
– О… – девушка открыла рот от удивления. И не надо будет пытаться незаметно подлить ему зелье! Он сам готов его выпить!
– Что же вы застыли, мисс Грейнджер? – зельевар приподнял брови. – Несите безоар, а то неведомо, что вы там намешали.
Гермиона подошла к стеллажу с ингредиентами, не обращая внимания на смешки слизеринцев, взяла противоядие и подала его Снейпу. Северус смерил девушку презрительным взглядом и выпил содержимое пробирки. Ученики замерли в ожидании. Первые секунды ничего не происходило, и гриффиндорка облегченно вздохнула, но вдруг Снейпа окутало нежно-розовое сияние, и профессор на глазах стал меняться: кожа приобрела благородный матовый оттенок, волосы чуть удлинились и стали шелковистыми и блестящими, а нос… Знаменитый снейповский нос стал немного меньше и короче! По классу пролетел шепоток, на который Снейп, к удивлению студентов, никак не отреагировал. Он невербально наколдовал зеркало, мельком глянул в него, хмыкнул и язвительно поинтересовался у Гермионы:
– И что вы сварили, мисс Всезнайка?
– Зелье терпимости… – девушка потрясенно рассматривала профессора.
Такого эффекта она не ожидала.
– Тогда почему моя внешность изменилась, а терпимости к вам не прибавилось? – зло зашипел Снейп. – Что вы добавили в зелье?
– Нарезанный кубиками корень валерианы, – растерянно пробормотала гриффиндорская отличница. – Со слюной дракона этот компонент должен был усилить эффект терпимости.
– Замечательно, Грейнджер, – процедил сквозь зубы Северус. – А вы уверены, что это был корень валерианы?
– Да, – Гермиона старательно рассматривала свои туфли.
– А вот мне кажется, что наша гриффиндорская всезнайка перепутала корень валерианы с корнем ночной красавицы! – Снейп перешел на повышенные тона. – Они похожи, только цвет вашего зелья с валерианой был бы темно-коричневым, почти черным! – он подлетел к котлу Гермионы и быстро перелил остатки ее зелья в небьющийся фиал.
Оставшуюся в котле жидкость дрожащими руками Гермиона слила в пробирку и под пристальными взглядами класса поднесла к губам.
– Пейте, Грейнджер, вам это точно не помешает! – рявкнул Снейп.
– Профессор, я… – попыталась оправдаться Гермиона, но Снейп перебил ее, скривив губы в ухмылке:
– Ну?
Руки девушки подрагивали, но она выпила содержимое пробирки, надеясь доказать преподавателю, что зелье сварено правильно. Через минуту волосы лохматой заучки Грейнджер, больше похожие на воронье гнездо, рассыпались роскошным водопадом по плечам юной ведьмы, глаза потемнели, отчего теперь казались ярче, ресницы стали густыми и пушистыми, а кожа... кожа, казалось, светилась изнутри. На глазах удивленных одноклассников Гермиона преобразилась в красавицу.
– Вы не удосужились внимательно поработать с ингредиентами, мисс Грейнджер, а посему, минус двадцать баллов с Гриффиндора. И эссе на сорок дюймов о влиянии корня ночной красавицы на зелья, – Снейп бросил взгляд на расстроенную гриффиндорку. – Особенно в сочетании со слюной дракона.
– Да, профессор, – тяжело вздохнув, ответила Гермиона.
– И скажите, мисс Всезнайка, – профессор хмыкнул, – сколько должен продлиться подобный эффект по вашим расчетам?
– Он останется навсегда, – прошептала юная ведьма.
– Что ж, – полы мантии взметнулись, когда Снейп прошел по проходу к своему столу. – На этом урок окончен. Да, мисс Грейнджер, ваша отработка в пятницу в семь вечера.
К обеду весь Хогвартс был осведомлен о произошедшем у «курса героев» на зельеварении. Гермионе пришлось отражать настоящие атаки девушек, молящих поделиться рецептом, а лучше – зельем.
Гриффиндорка не собиралась раздавать припрятанные образцы. Она намерена была разобраться, на самом ли деле перепутала корень ночной красавицы с корнем валерианы.
Время тянулось, словно заколдованное. Загадка зелья Грейнджер, как в школе тут же окрестили варево львицы - героини, не давала покоя женской половине Хогвартса.

***

Неделя для Гермионы прошла в упорных трудах и стараниях. Вспомнив опыт второго курса, гриффиндорка обосновалась в туалете Плаксы Миртл и все свободное время посвятила изучению одного из сохраненных образцов, пытаясь разложить зелье на компоненты, чтобы все-таки узнать, ошиблась она или нет.
Кропотливая работа нравилась Гермионе. Усердно проделывая каждое действие, она словно старалась доказать своему профессору-мучителю: она правильно сварила зелье, а то что случилось на уроке… последствия эксперимента.
«По-моему, нам обоим новое зелье только на пользу», – хмыкнула хогвартская отличница, замечая, какими взглядами теперь провожают в школе и ее, и профессора.
Вечером четверга состоялся самый ответственный этап работы: выделение магии зелья и подготовка к завершающему этапу исследования.
Перегонка закончилась почти в полночь. Когда последняя капля упала в пробирку, Гермиона быстро прочла заклинание консервации и закупорила склянку. Все! Самый трудоемкий процесс был окончен. Завтра на отработке она завершит свое расследование. Довольная собой ведьма вышла из своей импровизированной лаборатории, огляделась по сторонам и осторожно, чтобы не столкнуться с Филчем и его кошкой, отправилась в гриффиндорскую башню.
У самого входа в башню Гермиона неожиданно поняла, что сейчас встречи с завхозом она боялась больше, чем столкновения с профессором Снейпом.
«Он бы меня понял. Наказал бы, но понял. Это же эксперимент, исследование, это… это… Вот только он бы меня и понял», – подумала она, проскальзывая в ход за портретом Полной Дамы.

***

Гермиона постучалась в дверь лаборатории ровно в семь. Профессор Снейп распахнул перед студенткой двери, хотя жестом вежливости это назвать было нельзя. Он явно куда-то спешил и ограничился короткой фразой:
– У вас, мисс Грейнджер, есть два часа, чтобы вычистить котлы.
– Да сэр, – тяжело вздохнула девушка, прикидывая, сколько времени понадобится, чтобы закончить исследование образца загадочного зелья, припрятанного в кармане мантии.
– И не забудьте, мисс, сегодня вечером вы чистите котлы без магии, - хмыкнул зельевар, покидая лабораторию.
Когда тяжелые створки двери захлопнулись за профессором, Гермиона достала из своей бездонной сумки бутылку маггловского моющего средства для посуды, усмехнулась и приступила к чистке котлов, пробормотав: «И никакого волшебства».
Через полчаса «посуда» профессора Снейпа была полностью очищена от результатов «стараний» семи курсов студентов Хогвартса. Полюбовавшись минутку на свою работу, Грейнджер подошла к полке, на которой стоял ее любимый старый котел с выщербленным краем. Навряд ли девушка могла объяснить, почему на всех уроках продвинутых зелий ее притягивал именно этот котел.
Возможно, потому, что им любит пользоваться сам профессор?
Отбросив лишние сейчас мысли, «ум, честь и совесть» Гриффиндора приступила к завершающему этапу анализа своего зелья.
Аккуратно вылив содержимое фиала в котел, Гермиона добавила перетертый в порошок рог трирога, позаимствованный из запасов профессора, несколько капель слез волшебной жабы, благо лонгботтомовский Тревор всегда был под рукой, и прочла замысловатое заклинание, взмахнув волшебной палочкой.
Над котлом появилось легкое, словно облачко, голубоватое сияние. Затем в воздухе появились огоньки, и через несколько минут Грейнджер держала в руках пергамент с полным анализом состава зелья и описанием процесса его приготовления.
Ингредиенты подобраны верно. Значит, в зелье она положила именно корень валерианы. А вот процесс… Процесс приготовления был нарушен! Но как…
Прочитанное заставило Гермиону ошарашено приоткрыть рот. В ее зелье попал высококачественный огневиски «ручной работы»! Всего три капли, но… это привело к тем самым результатам. Именно moonshine*, прореагировав с корнем валерианы и слюной дракона, изменил свойства зелья!
Откуда самодельный огневиски взялся в ее зелье? Кто-то подлил? Невозможно – Гермиона всегда накрывала котел защитным куполом, если отходила за ингредиентами. Значит…
Значит, это уже было в котле.
Грейнджер задумалась. Решение этой задачки было только одно: Снейп этот moonshine и гонит.
Гнев поднялся волной в душе лучшей студентки Хогвартса. Выходит, котел профессора был плохо вымыт, а виноватой осталась она! Да еще этот самодельный огневиски…
«Тоже мне Мастер!» – накручивала себя Гермиона. В мыслях она была далека от почтительности.
В лучших традициях своего факультета, гриффиндорка решила высказать дорогому и уважаемому профессору все, что накипело за годы борьбы и учебы. Градус ее гнева сравнялся с градусом отменного снейповского самогона.

***

Северус возвращался в лабораторию почти довольный жизнью. Рецепт покойного Долохова оказался просто восхитителен! Самогон, как русские называли пресловутый moonshine, превосходил по всем параметрам самый дорогой коллекционный виски, пился легко, голова после него не болела, а при правильной очистке ни запаха, ни постороннего привкуса не было.
Войдя в свою святая святых, профессор удивленно вскинул брови: на пороге его встречала Гермиона Грейнджер. Уперев кулачки в бока, словно сварливая женушка, студентка налетела на своего преподавателя с обвинениями:
– Вы! Вы! Вы гоните огневиски, не моете за собой котел, а потом обвиняете меня – меня! - в невнимательности! – Юная ведьма сунула пергамент в руки сбитому с толку Снейпу.
Медленно развернув свиток и внимательно прочитав написанное, Северус, чуть прищурившись, посмотрел Гермионе прямо в глаза, усмехнулся и четко произнес:
– Мисс Грейнджер, во-первых, будем считать, что война плохо влияет на впечатлительных барышень. Во-вторых, вы немного забылись: я – не Артур Уизли, а вы еще не доросли до Молли. Минус двадцать баллов с Гриффиндора за непочтительное отношение к преподавателю, еще минус двадцать баллов за несанкционированное использование моего личного котла и… – Снейп неопределенно взмахнул рукой, – плюс пять баллов за то, что все-таки решили вами же заданную загадку.
Гермиона нервно сглотнула, уставившись на преподавателя не мигая. «Новый» Снейп был красив, его природно-магнетический взгляд завораживал, а источаемый сарказм еще больше подчеркивал все достоинства, усиливая привлекательность.
«Да, всем девушкам нравятся плохие парни!» - буркнула про себя Гермиона попытавшемуся возмутиться в глубине души внутреннему голосу. Она не могла оторвать от профессора взгляда, следя за движениями его губ. И тут до ее сознания долетел чуть повышенный голос Снейпа:
– Вы меня вообще-то слышите, мисс Грейнджер? – профессор встряхнул девушку за плечо.
– А? Ах да, простите, я задумалась, – промямлила Гермиона, опуская глаза.
– У меня такое впечатление, мисс Грейнджер, что ваше зелье превратило меня в некий гибрид василиска и медузы Горгоны, – язвительно заметил Мастер зелий. – То вы не можете оторвать взгляда, то каменеете, растеряв слова. Пожалуй, это должно вам помочь, – и он протянул девушке фиал с прозрачной жидкостью. – Пейте, мисс, пейте.
Завороженная бархатным голосом, Гермиона приняла флакон из рук профессора. Где-то на краю сознания промелькнула мысль, что его руки такие теплые, такие… Моргнув, Грейнджер отогнала крамольные мысли, посмотрела зелье на свет, принюхалась, а потом удивленно воскликнула:
– Профессор, что это?
– Значит, все-таки есть в этом мире что-то, чего вы не знаете, – Снейп чуть усмехнулся. – Пейте, это зелье способствует раскрытию природных талантов и освобождению от комплексов, мисс Всезнайка.
Гермиона вздохнула, собралась с духом, залпом выпила содержимое флакона... И тут же поперхнулась – словно жидкий огонь! По телу разлилась обжигающая волна, голова слегка закружилась…
Гермиона сморгнула выступившие слезы и неожиданно для самой себя села прямо на преподавательский стол.
– Хотите, я расскажу вам сказку на ночь, профессор?

***

Наблюдая за своей захмелевшей ученицей, зельевар подумал: «Да уж. Прав был Антонин, мир праху его. С непривычки полпинты** самогона может развязать язык лучше любого «круциатуса». Я почти шесть лет ломал голову, как Драко сумел стащить у меня шкурку бумсланга, а ее умыкнула сия пьяная нимфа. И в злосчастную хижину ее занесло от большой и чистой любви… Вот уж не думал, что главный соперник Уизли - не Крам, а старый, нудный и никому не нужный - кхм… последнее предположение, оказывается, в корне неверно – профессор зельеварения».
Размышления о сущем настолько отвлекли Снейпа, что он не сразу понял, почему его кто-то обнимает и нежно целует, покусывая мочку уха: мисс Всегда-добьюсь-своего уже перебралась поближе к объекту воздыханий и упрямо добивалась своей цели.
Придя в себя от такого напора, Северус осторожно отстранил Гермиону, накинул на нее чары сна и усадил в свое кресло. Почему-то в этот момент Северус очень сожалел, что он преподаватель, а она его ученица.
Спящая гриффиндорская красавица казалась восхитительно беззащитной и нежной. Снейп принес плед, укутал девчонку. Бережно отвел с лица выбившийся из прически локон.
«Не спеши, девочка, в твоей жизни еще будет много-много любви… Может, ты и меня научишь этому… Не спеши… Главное – усердно добиваться своей цели, а это ты умеешь даже слишком хорошо».
____________
* Moonshine – самогон по-английски.
** Английская пинта – 0,5683 л.


~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.