Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Головоломка", PG-13

Автор новости: SAndreita от 11-03-2018, 13:43
  • 60

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Головоломка
Автор: Астрея
Бета: Morane
Пейринг/Персонажи: СС/ГГ, ММ, Радость, Печаль, Гнев, Брезгливость, Страх
Рейтинг: PG-13
Жанр: роман/юмор
Дисклаймер: права на мир и персонажей принадлежат Дж. К. Роулинг и создателям мультфильма «Головоломка»
Саммари: по Хогвартсу пронесся странный слух
Комментарии: с днем рождения во всех отношениях замечательную lajtara! Лучше поздно, чем никогда
Предупреждения: ПостХог, AU по отношению к эпилогу, ООС, кроссовер с мультфильмом «Головоломка»
Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: любопытное

Скачать фанфик в формате "doc":
Astreya_Golovolomka_PG-13.doc [106 Kb] (cкачиваний: 32)

Ничто, как говорится, не предвещало, но что-то такое в воздухе носилось уже пару дней, не могла не признать Гермиона. Она постоянно ловила на себе взгляды коллег, слышала шепотки за спиной, а вчера даже хихиканье. Хихикала профессор Вектор, про которую никто в здравом уме и твердой памяти даже подумать не мог, что она умеет это делать в принципе. Но она явно и отчетливо хихикнула. Два раза. Вчера Гермиона вздрогнула. Сегодня же, заметив на себе негодующий взгляд Минервы МакГонагалл, Гермиона и вовсе почувствовала себя неуютно.
Для начала она решила вспомнить, чем могла прогневать директрису в самом начале учебного года: учебные планы сдала, дополнительную нагрузку взяла, дежурства по воскресеньям — и те — пожалуйста. Но что-то в это доброе утро Минерву явно выводило из себя при виде преподавателя трансфигурации.
— После завтрака зайди ко мне в кабинет, Гермиона, — поджав губы, попросила директриса.
В голове Гермионы:
— Нас будут бить!
— Ногами, ногами!
— Прекрати его подзуживать, Гнев, он и так уже пятый угол ищет.
— Здесь нет углов — здесь все круглое.
— Мерзость какая — могу себе представить, как мы будем выглядеть с квадратной головой!
— А пятый угол?
— Пентаграмму нам в лоб!
— Пустите меня! Пустите! Гнев снова желает воспользоваться Темной магией!
— Держите его, а то снова сбежит, а мы и так ничего не боимся.
— Мы боимся профессора МакГонагалл.
— Мы ее не боимся, а уважаем!
— Оптимистка!

* * *

Гермиона нервно одернула мантию и села в кресло напротив стола Минервы, которая с какой-то грустью взирала на нее поверх очков.
— Гермиона, дорогая, я всегда знала тебя как честную, добрую, смелую и умную девушку.
Начало не предвещало ничего хорошего. Гермиона нервно сцепила пальцы в замок.
— Я всегда уважала право преподавателей на личную жизнь, но то, что происходит сейчас, выходит далеко за рамки личной жизни и напрямую врывается в сферу профессиональную.
Гермиона замерла.
— Минерва… — голос ее пресекся. — Я не понимаю!
— Деточка, ты же знаешь, с каким трудом мы уговорили профессора Снейпа вернуться в школу.
Конечно, Гермиона знала: этот цирк происходил как раз во время ее практики в Хогвартсе. Стенания Слагхорна о том, что он уже стар, слаб духом, телом, а постоянное общение с детьми опасно для его здоровья, и так подорванного преподавательской деятельностью, носились под сводами замка часто и настолько громко, что с ними успели ознакомиться не только преподаватели, но и ученики. И однажды на очередном педсовете Гермиона робко что-то такое предложила насчет найти другого преподавателя. И вроде бы даже упомянула о Снейпе, который к тому времени уже был осужден, амнистирован, овеян мифами, легендами, облит ушатом помоев и дифирамбов. Почему ей тогда казалось, что Снейпу скучно и грустно сидеть дома после Азкабана, а их теплый и дружественный коллектив сумеет помочь ему адаптироваться к свободе? Да и вообще — кто ее тянул за язык? Короче, нет ничего удивительного в том, что именно ей поручили провести переговоры с профессором.
Он не захотел с ней общаться. Совсем. Наткнувшись в третий раз на запертую дверь в Паучьем Тупике, Гермиона внезапно осознала, что для нее это стало делом принципа. Она вела осаду по всем правилам военного искусства: дежурила под дверью, писала письма, организовывала делегации преподавателей, Минервы и даже однажды притащила к дому Снейпа почти рыдающего Слагхорна. Они с профессором МакГонагалл добились всех мыслимых и немыслимых разрешений и рекомендаций от Министерства. В конце концов, она уже начала подумывать, чтобы пустить в ход тяжелую артиллерию, то есть Гарри, которому периодически сообщала о ходе боевых действий. Правда, она сомневалась, что друг проникся всей остротой момента, потому как широкая улыбка на его лице явно свидетельствовала о том, что он Гермионе не сочувствует, а как-то даже совсем наоборот.
Так что ход конем сделала все же Минерва, пообещав ушедшему в глухую оборону Снейпу такой оклад, что Слагхорн засомневался и даже почти передумал уходить. Гермиона чувствовала себя дурой. А с тех пор, как она вернулась в Хогвартс в качестве преподавателя Трансфигурации, еще и пустым местом. Не всегда, а лишь при встречах с профессором Снейпом. Он ее не замечал. Совсем. А ведь она была готова к любому негативу с его стороны: издевкам, насмешкам, сарказму, ругани и бог знает чему еще.
Действительность оказалась гораздо страшнее — он ее попросту не замечал. Если вдруг, не дай Мерлин, ему нужно было к ней обратиться, то слова цедились сквозь зубы, взгляд устремлялся куда-то поверх головы, фразы составлялись емкие и весьма информативные. В остальном же ее попросту не существовало в природе, как личности.
Сначала Гермиона чувствовала себя виноватой, потом разозлилась. Затем злость плавно переросла в чувство собственного достоинства, и Гермиона так же перестала замечать профессора Снейпа. К такому человеку, как он, сложно относиться как к предмету обстановки, но, в конце концов, она научилась. И даже обрадовалась тому, что, по счастливому стечению обстоятельств, обделена вниманием профессора, чьи нетривиальные познания в области человеческой сущности и умственной деятельности не оставляли жертвам его внимания ни малейшего шанса.
Теперь Гермиона сидела и недоуменно смотрела в строгое лицо директрисы, которая явно пыталась на что-то намекнуть.
— Профессор Снейп написал заявление об уходе.
Из Гермионы словно выпустили весь воздух, и она ошарашенно посмотрела на лист пергамента, шуршащий в руках директрисы.
— А я здесь при чем?
Директриса сняла очки, протерла их и снова водрузила на нос.
— Гермиона, я понимаю, что ты — молодая женщина. Умная молодая женщина. Я слышала, что у вас с мистером Уизли не сложилось, но у тебя, несомненно, будет еще много поклонников — не стоит отчаиваться.
Рот Гермионы постепенно округлялся.
— И это прекрасно!
— Да?
— Да. Но.
Профессор МакГонагалл укоризненно посмотрела на Гермиону. Та сглотнула.
— Но, Гермиона, я никогда не думала, что в тебе столько изощренной жестокости!
— Что?!
— Гермиона, все вокруг видят, как к тебе относится профессор Снейп.
— Да?
— Конечно! Никто не говорит, что ты должна ответить на его чувства, но ты можешь хотя бы не мучить его?
— Я? — Гермиона ловила ртом воздух. — Какие чувства? Вы издеваетесь?!
Минерва поджала губы.
— Профессор Снейп влюблен в тебя, Гермиона, а ты совершенно не обращаешь на него внимания! Он так страдает! Он просто не выдержал такого пренебрежения с твоей стороны и решил уйти из школы! А где мы найдем зельевара в начале учебного года?
Еще несколько секунд Гермиона молча смотрела на директрису, а потом откинулась на спинку кресла и расхохоталась.
— Он меня просто люто ненавидит! — прорвалось, наконец, сквозь смех. — Он меня ненавидит еще с тех самых пор! Да с чего вы взяли, в конце концов?
Минерва печально посмотрела на Гермиону.
— Дай ему шанс, Гермиона. Просто присмотрись к нему.
— Что?
— Я не призываю тебя полюбить его в ответ немедленно! — отрицательно замотала головой Минерва. — Просто увидь в нем человека. Я подозреваю, ты еще со времен школы не слишком высокого о нем мнения, но ты же знаешь, что ему пришлось пережить…
— Вы сейчас серьезно?
Улыбка Гермионы угасала. Она вытерла слезы, которые выступили от смеха в уголках глаз, и в смятении взглянула в сочувствующие глаза Минервы.
— Абсолютно.
В голове Гермионы:
— Я же говорил, надо бежать!
— Мы сейчас пойдем и просто его убьем!
— Бедненький!
— Это же Снейп!
— Профессор Снейп!
— И Минерву убьем!
— Он всегда такой печальный!
— У него сальные волосы!
— И Вектор убьем!
— Он столько пережил!
— У него нос крючком! И кожа, как у хроника!
— Предлагаю устроить маленький геноцид в пределах отдельно взятой школы!
— Он ведь страдает!
— У него скотский характер!
— Это заговор! Они хотят, чтобы мы были смешными! Они издеваются! Это флэшмоб! Мы выглядим дурой! Так, где у нас пергамент и перо? Мы сами сейчас напишем заявление об уходе!
— Я знаю одно такое миленькое заклинание… как-то мы читали его в одной книге из Запретной секции. А я запомнил!
— Уберите его от красной кнопки!
— С чего они вообще взяли, что Снейп в нас влюблен?
— А вы видели, как он на нас смотрит?
— Он на нас вообще никак не смотрит! Он нас игнорирует!
— Это признак влюбленности!
— Кто это сказал?
— Так было написано в одной книжке, а я запомнила! Там говорилось, что мальчики всегда пакостят девочкам, чтобы те обратили на них внимание: дергают за косички, рвут тетрадки… Может, он по-другому не умеет! Он застенчивый!
— Напомни мне, чтобы я аннулировала тебе допуск к долгосрочной памяти.
— Он — моральный урод и психологический извращенец. Я все сказала.
— Главное, чтобы человек был хороший…
— Снейп?!
— Профессор Снейп!
— Внимание! Он на горизонте!
— Идет!
— Навстречу!
— Давайте спрячемся, а? Вон там как раз подходящая ниша! И почему?! Почему мы до сих пор не знаем заклинание, чтобы проваливаться под землю?!
— Он такой печальный.
— Весь в черном.
— Мерзкий и злобный хмырь!
— Он столько выстрадал и пережил.
— Предлагаю плюнуть ему в рожу и честно спросить: какого черта здесь вообще происходит?!
— Он идет. Ближе, ближе, ближе… Кто там предлагал его убить — он уже на расстоянии удара. Ой.
— Ой.
— Ой.
— Ой.
— Дела-а.
— Это все видели — он на нас посмотрел?
— А вы заметили, какие у него печальные глаза?
— Предлагаю их выцарапать!
— Так, вяжите Гнев. Крепче-крепче. Нам нужно к мадам Помфри.
— За успокоительным?
— И за ним тоже.

* * *

Гермиона напряженно следила за тем, как мадам Помфри отсчитывает нужное количество капель, и не удержалась:
— Вы же все знаете.
Мадам Помфри досчитала и передала ей стакан с успокоительным зельем.
— Знаю что?
— Вы всегда все знаете, — прищурилась Гермиона. — Это розыгрыш?
Мадам Помфри села рядом с Гермионой и взяла ее за руку.
— Гермиона, деточка, мы сами все находимся немного в шоке, но с тех пор как нам стало известно, что профессор… Северус… что у него чувства…
Гермиона шумно выдохнула и процедила:
— С. Чего. Вы. Решили. Что. У. Него. Чувства?!
— Мне сказала об этом профессор Вектор.
— А она с чего взяла?
— Помона сказала.
— Так, — Гермиона посчитала про себя до десяти. — А она?
— Она слышала от мадам Хуч.
— И?
— Ей об этом сообщил Филиус.
— ?
— Ему сказал профессор Биннс.
— Так.
— А профессору Биннсу проговорился Хагрид.
— Что-о?!
— Да, дорогая, — мадам Помфри успокаивающе погладила ее по руке. — И тогда мы тоже все увидели!
— Что увидели? — Гермиона нервно дернулась.
— Он на тебя смотрит, — заговорщическим шепотом поведала мадам Помфри, наклоняясь к Гермионе. И, словно решая ее добить, добавила: — И вздыхает!
Гермиона вырвала руку и вскочила.
— Это бред! Он… он… Это же профессор Снейп!
— Что ж он, не человек, что ли? — пожала плечами мадам Помфри.
В голове у Гермионы:
— Давайте его все-таки убьем? Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы.
— У него волевой подбородок.
— Он тощий. Нам не нравятся тощие мужчины.
— Он не тощий, он поджарый.
— Ты проверяла, да?
— Перестаньте вы. Это всем показалось. Никто на нас не смотрит и по нам не вздыхает. И вообще — у нас ничего не получится, как всегда.
— Его таинственные черные глаза так блестят… Смотрите, как изящно он держит вилку.
— Отвернулись! Отвернулись, я сказал!
— И вообще — он прекрасный преподаватель. Эрудит.
— Ты еще скажи, что он герой войны, так много сделал для победы и у него тонкие чувства!
— Да, чувств в нем, как в бешеной мантикоре…
— Ой! Он на нас смотрит! Срочно! У нас все в порядке с прической? Мерлин, почему я все еще ношу эту мантию! Ведь давно купила новую! У меня брокколи между зубов не застряла?
— Заткнись, идиот.
— Держите ее! Мы собираемся улыбнуться!
— Где моя кнопка!
— Снейп на нас смотрит! Он все еще на нас смотрит!
— Вектор! Минерва! Они все на нас смотрят! Что делать?! Что делать?! А-а-а!
— Вот моя кнопочка, вот моя хорошая…
— Отпустите меня, держите его! Он же все погубит! Мы не будем улыбаться! Честное слово! Нет!

* * *

Гермиона встала из-за стола, с шумом отодвинув стул, скомкала салфетку, бросила ее на стол и в полной тишине проследовала к выходу из Большого зала.
Профессор Снейп вздохнул.

* * *

Высокая фигура, затянутая в черный сюртук, выросла на пороге, едва затих стук в дверь. Гермиона опустила руку и сглотнула.
— Вы…
На бесстрастном лице Снейпа не отразилось ни одной эмоции.
— Вы…
Его бровь вопросительно изогнулась.
— Вы это специально, да? Вы все-таки нашли, чем мне отомстить? Столько времени прошло!
— Три года, — разжал он тонкие губы.
В полумраке Гермионе показалось, что по его губам скользнула усмешка.
— Да за это время уже можно было не только остыть, но и прокиснуть. Если не месть, тогда что? Зачем вы это делаете? — в ее голосе зазвенели слезы. — Вы… Вы такой человек и вдруг… Зачем? Вам что — скучно? Решили поразвлечься за мой счет напоследок? Правильно, вы уйдете, а потешаться надо мной будут долгие годы…
Он на секунду застыл, а потом хрипло сказал:
— Неужели влюбленность профессора Снейпа — это так смешно?
— В меня?!
Он сделал шаг вперед, и у Гермионы на секунду перехватило дыхание. Снейп двумя пальцами взял ее за подбородок и заставил поднять лицо. Он медленно наклонился и прошептал:
— Может быть, вы показались мне самой подходящей кандидатурой…
В голове Гермионы:
— Та-ак… она нас отсекает! Мы ее теряем!
— Гормоны, гормоны пошли!
— Какие у него глаза!
— От него пахнет чем-то таким… горьковатым… и пряным…
— Опасностью от него пахнет!
— Это он издевается над нами…
— Да как он вообще смеет с нами так обращаться!
— Слушайте, у нас ладони вспотели. И не только они…
— Мерлин! Почему мы не надели тот кружевной бюстгальтер, который нам подарила Джинни?!
— Мы выглядим, как полная идиотка!
— Мы должны что-то сделать!
— Поздно…

* * *

— Может быть, вы показались мне самой подходящей кандидатурой…
Глаза Гермионы полузакрылись, а дыхание участилось.
— Для того чтобы поменяться дежурствами.
Гермиона зажмурилась и тряхнула головой.
— У меня намечается серия экспериментов, а тут — дежурства. И почему-то только вы, Грейнджер, отказались со мной меняться.
— Что? — она побледнела. — Это все из-за того, что две недели назад вы подошли ко мне и буркнули что-то вроде: «Грейнджер, предлагаю вам подежурить пятого и восьмого?»
— И вы не соизволили ответить.
— Мне надо было подумать, — прошипела Гермиона.
— И как — подумали? — вторая бровь Снейпа изогнулась.
— Да подавитесь! — презрительно бросила она и пошла прочь.
Через несколько шагов она обернулась: Снейп по-прежнему стоял на пороге и смотрел ей вслед.
— Вы заберете заявление?
— Если я теперь смогу спокойно завершить исследование, конечно, — он склонил голову.
— И перестанете изображать тайные страдания? — голос ее звучал ровно и тихо.
Он немного помедлил и кивнул.
Снейп стоял, прислонившись к косяку, и прислушивался к стуку каблуков, замирающему в глубине коридора.
— А может быть, и нет, — сказал он сам себе и аккуратно закрыл дверь.
В голове Снейпа:
— Эй, фиолетовый, ты мне двадцатку должен!

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.