Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Охота за Красным Колпаком", PG

Автор новости: SAndreita от 13-08-2017, 18:06
  • 80

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Охота за Красным Колпаком
Автор: Астрея
Бета: Morane
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG
Жанр: Humor / Romance
Дисклаймер: ни на что не претендую
Саммари: он не злопамятный, просто память у него хорошая ©
Комментарии: фик написан на Рождественский бал на форуме Тайны Темных Подземелий
Предупреждения: ООС
Размер: мини
Статус: закончен

Иллюстрация: автор Wespe

Фанфик "Охота за Красным Колпаком", PG


Скачать фанфик в формате "doc":
Astreya_Okhota_za_Krasnym_Kolpakom_PG.doc [164,5 Kb] (cкачиваний: 64)

Так вот ты какой, северный олень…
Вовочка.

Северус Снейп не любил Санта Клауса. Надо сказать, что его чувства к остальному миру были не менее трогательны и глубоки. Они варьировались от легкой неприязни ко всему человечеству в целом до стойкой ненависти к отдельным личностям в частности. Еще где-то особняком стояло презрение к тупоголовым ученикам и глухое раздражение по отношению к бывшим коллегам, а ныне подчиненным. Да-да, профессор Северус Снейп после окончания войны и получения ордена Мерлина первой степени, загадочно мерцающего на мужественной груди признанного шпиона и героя, стал директором небезызвестной школы чародейства и волшебства Хогвартс.
Итак, однажды он проснулся, совершенно четко осознав, что не любит Санту. Просто терпеть не может. Это чувство вмиг наполнило жизнь величайшего зельевара смыслом и раскрасило ее новыми красками. Чем же насолил милый старикан в красной шапке бывшему УПСу, спросите вы. Что плохого сделал веселый и щедрый даритель подарков мрачному и замкнутому обладателю звания «Самая красноречивая бровь Магического мира»?
Да, Снейп мог бы многое рассказать о странных, не побоимся этого слова, извращенных фантазиях старого красноносого бородача, который с самого детства, изо дня в день, убивал в сердце юного Северуса веру в чудо и надежду на будущее. А вам бы понравилось, если б вопреки мечте о большущей паровой машине с вечным двигателем под чахлой елочкой в рождественское утро обнаружилась книга «История Хогвартса» в двух томах, издание пятидесятое, дополненное и исправленное? Или этот мистер Клаус считает очень остроумным дарить семикурснику, весь год грезившему о новой парадной мантии, дюжину бутылок шампуня «Гладкие и шелковистые»? Не будем забывать о волшебном наборе «Умелые руки. Убей врага – получи моральное удовлетворение». И что можно сказать о магическом шаре «Каков вопрос – таков и ответ», где вместо вожделенной Лили отражалась незнакомая лохматая задумчивая девчонка с чернильным пятном на щеке? И так далее, и тому подобное. Как же бедному подростку, разочаровавшемуся в радостях жизни, не пойти по кривой дорожке?
Оставим в покое бурную молодость с ее ошибками и метаниями. Но ведь наш герой встал на путь исправления! Неужели Санта наградил Северуса за его примерное поведение и душевные терзания? Как бы не так! Странные фантазии в области подарков начали переходить всякие границы. Однажды, в год засилья в Хогвартсе розового цвета, профессор Снейп вспомнил, что не поздравил с праздником мадам Амбридж. Страшно представить, что могло бы произойти, не досчитайся старая жаба хоть одного свертка от обожающих ее преподавателей! Завернув в красивую черную обертку наскоро сотворенный из первого попавшегося уродца в банке презент, зельевар со зловещей улыбкой отправился в Большой зал. И каково же было его удивление, когда он заметил возле огромной рождественской ели пыхтящего бородатого толстяка в красной мантии! С диким воплем: «Ага!» – жертва праздника бросилась на бедного пожилого шутника. Крепкая рука УПСа дернула за бороду. Она не отвалилась.
– Как тебе не стыдно, мальчик мой, – укоризненно покачал головой «Санта».
– Альбус? Так это были вы? – Снейп в ужасе уставился на директора.
– Где? – по-доброму сверкнул очками Дамблдор.
– Эти нелепые подарки… – Северус задохнулся от возмущения.
– Мне известна история твоих непростых взаимоотношений с мистером Клаусом, – печально покачал головой директор. – Но ты же знаешь, мои небольшие сюрпризы всегда полезны и приятны.
– Как же, как же… неизменная коробка лимонных долек или шоколадных лягушек, – передернуло зельевара. – Ваш дантист, наверное, сделал себе состояние.
– Лимоны – источник витаминов, а шоколад вырабатывает гормоны радости, – расплылся в довольной улыбке старый волшебник. – Хотя тебе надо поглощать его тоннами.
– Так чем же вы тут занимаетесь, Альбус? – Снейп решил увести разговор от медицинской темы. Он оглядел смущенного директора с головы до ног. – И мне кажется, или вы на самом деле слегка поправились?
– Не бери в голову, – небрежно махнул рукой Дамблдор. – Пару подушек из-под мантии долой – и лишнего веса как не бывало. Перестань смотреть на меня с осуждением, Северус. Переодевание в Санта Клауса – всего лишь маленькое невинное развлечение старого больного человека. Ведь так гораздо интересней оставлять подарки под елкой! Кстати, – он протянул подчиненному небольшой сверток, завернутый в блестящую красную бумагу, сплошь разрисованную алыми шапками, – это уже лежало здесь, когда я пришел. Нравишься ты ему, мой мальчик!
– Чрезвычайно! – с отвращением протянул зельевар, извлекая из коробки пару чего-то, смутно напоминающего две длинные вязаные кишки ядовито-зеленого цвета. – Что бы это значило?
– Гм. Это очень похоже на носки из отличной овечьей шерсти. Только связаны они весьма неумелым эльфом. Видимо, у Санты в настоящее время напряженка с подбором персонала. Как я его понимаю, – тяжко вздохнул директор. – Кадровый вопрос во всех сферах волшебного сообщества стоит сейчас очень остро.
Северус с рычанием бросил убогое подобие чулочно-носочных изделий в камин:
– Я бы порекомендовал вышвырнуть это криворукое создание без выходного пособия! – гордо удаляясь, зельевар с удовлетворением отметил, как жадно пожирает пламя зеленую шерсть.
– Эх, молодость, молодость… – покачал головой Альбус, вытряхивая из своего бездонного мешка кучу разноцветных переливающихся свертков. – В подземельях так холодно. Он еще не знает, что есть такое страшное слово – ревматизм!

***

Если вы думаете, что после такой душераздирающей сцены Санта Клаус уволил несчастного эльфа, то глубоко заблуждаетесь. Маленький трудяга начал совершенствоваться в своем мастерстве вязальщика. Почему он выбрал объектом для оттачивания своей дизайнерской мысли именно профессора Снейпа – не поддается объяснению, но после смерти Дамблдора и победы над Волдемортом Санта Клаус со своим приспешником совершенно распоясались. Традиционная процедура открывания подарков в рождественское утро в Большом зале превратилась в пытку. Как же Северусу надоели жадные взгляды коллег, тянущих головы для того, чтобы полюбоваться, что же он еще получил от седовласого весельчака! Его бесило хихиканье и шепотки за спиной, когда он разворачивал очередные носки с узором из маленьких котелков или черный, словно ночь, шарф.
Апофеозом в веренице авторского хенд-мейда стала ярко-красная лыжная шапка с огромным желтым помпоном, украшенная по отвороту вышивкой из золотистых метел. За большим столом раздался дружный стон. Профессор Грейнджер, преподающая трансфигурацию после ухода Минервы МакГонагалл на заслуженный отдых, практически лежала в своей тарелке с овсянкой, истерически хихикая. Кровь бросилась директору Хогвартса в голову. Он окинул коллег тяжелым взглядом, под давлением которого воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь всхлипываниями декана Гриффиндора, вытирающей кашу со щеки.
– Как… мило, – рискнула нарушить затянувшееся молчание мадам Помфри. – Тебе… тебе очень идет…
Все присутствующие дружно отвели глаза и уставились в свои тарелки.
– Это к чему же? – процедил бывший зельевар.
– К цвету лица, – пискнул Флитвик, и под величественными сводами Большого зала громыхнул дружный смех. Преподаватели, в изнеможении привалившись друг к другу, утирали выступившие на глазах слезы. Северус Снейп скрипнул зубами и, стиснув в кулаке злополучную шапку, вылетел вон, взметая пыль полами своей парадной черной мантии.

***

Именно на следующее утро профессор Снейп и понял, что он не любит Санта Клауса. И решил положить конец рождественскому безобразию, учиняемому противным старикашкой. План мести родился сразу же. Целый год оставался в запасе у директора для его обдумывания и доведения до совершенства. Самым главным было застать красноносого шутника на месте преступления.
И вот пробил час «Х». Северус с сожалением отставил стакан с недопитым виски и мрачно взглянул на свои ноги, протянутые к огню, весело играющему в камине. Пошевелил пальцами, облаченными в еще одно возмутительное творение упорного эльфа: носки были совершенно варварской расцветки, а каждый пальчик вывязан отдельно, как на перчатках. Он нехотя встал с кресла и пошел устраивать засаду. Охота началась.
Время тянулось бесконечно медленно. Профессор Снейп, вооруженный волшебной палочкой, залег, зарывшись в подарки, приготовленные коллегами друг для друга, под огромной рождественской елью, украшенной сверкающими игрушками и мишурой. Тишина в Большом зале стояла оглушающая.
Вдруг раздался шум, и в облаке сажи из ближайшего камина вывалился бородатый толстяк в красном полушубке и шапке набекрень. Он отряхнулся и потащил к вечнозеленой красавице огромный мешок, мурлыча себе под нос:
– Но все это дым, и все это пыль,
Пока внутри меня жив мой Тру-ля-ля*
– Так-так-так, – протянул довольный Северус, в лучших своих традициях ухватился за белоснежную окладистую бороду и дернул. Она не отвалилась. Почему-то директор даже не удивился, когда услышал укоризненный голос:
– Как тебе не стыдно, мальчик мой! То есть, хо-хо-хо! – на него смотрели добрые голубые глаза Альбуса Дамблдора.
– Вы, что, не умерли? – от волнения у Северуса перехватило дыхание.
– Ты, конечно, не присутствовал на моих похоронах, но это не дает тебе права бросаться подобными обвинениями. Я давно и мирно почил в вечности.
– Но как же так, Альбус, вы же… Не может быть, – твердо сказал профессор Снейп.
– Это еще почему? – обиделся старый волшебник. – Мне всегда хотелось дарить людям праздник. Хоть после смерти могу я насладиться невинной маленькой радостью?
– Значит, это все-таки ваши эксперименты? Эти дурацкие носочки-шапочки-шарфики?
– Не кричи, мой мальчик! Напряжение голосовых связок очень вредно для здоровья! Конечно, не я! Ты и сам подозреваешь, что у тебя существует весьма скромный почитатель. Не зря же ты с таким упорством пытаешься вырвать мне бороду!
– Вы должны немедленно назвать мне имя этого… – Снейп запнулся. – Нехорошего человека.
– Не спеши, – Дамблдор к чему-то прислушался. – Я хочу сделать тебе подарок.
– Вы? – Снейпа передернуло. – Никогда! Лучше уж шампунь от настоящего Санты, чем очередная порция мармелада от вас!
– Ну-ну, – успокаивающе протянул Альбус. – Все совсем не так плохо. Я могу исполнить твое самое заветное желание, Северус.
Мысли вихрем проносились у зельевара в голове. Неужели? Чего же он хочет? Почему-то воображение сразу нарисовало перед ним женское лицо с тонкими чертами, обрамленное мягкими каштановыми кудрями. Квохтание Минервы где-то на краю сознания: «Северус, это лучший вариант из всех, что могут быть. Теперь я, наконец-то, смогу уехать на родину, разводить овец и нянчиться с внуками!». И свой глухой голос: «Надеюсь, Гриффиндор не пожалеет о моем решении. А вы, мисс Грейнджер, очень изменились… за эти пять лет». Задорная улыбка и румянец на нежных девичьих щеках, когда она, счастливая, обернулась к МакГонагалл. Почему, ну почему ему достается лишь хмурый вид, отчеты, написанные убористым каллиграфическим почерком, и сухое: «Да, профессор Снейп»? Понятное дело, звезды в глазах и большое светлое чувство – не для старого летучего мыша подземелий. Зельевару остается только помыть слона. И греться возле камина, любуясь на веселенький рисунок шерстяных носков.
– Это не под силу даже вам, – мрачно заметил он.
– Ты думаешь? – подмигнул Дамблдор. – Санта Клаус всегда награждает тех детишек, которые слушались старших и кушали кашку. Ты же был хорошим мальчиком?
Снейп обреченно кивнул, вспомнив ежедневную хогвартскую овсянку и карьеру шпиона, начавшуюся благодаря одному старшему товарищу, который сейчас, на голубом глазу, снова пытался втянуть его, Северуса, в очередную авантюру.
– Вот и славно, – ласково сообщил бывший директор. – А хорошие дети получают подарки от Санты только после сна! Утром! Пора спать, мой мальчик.
Профессор почувствовал, что его глаза начали неумолимо слипаться:
– Подождите, Альбус, – крикнул он, упорно сопротивляясь вязкой дремоте. – Мне еще так много надо вам сказать! И спросить!
– Что ты, что ты…
– Не надо! Скажите хотя бы, как оно там, в Раю?
– Кто тебе сказал, что я попал в Рай? – Дамблдор тепло улыбнулся, дунул, и Снейп провалился в глубокий сон, кулем свалившись к ногам старика, облаченным в красивые блестящие сапоги. У входа в Большой зал раздался еще один мягкий звук падения. Альбус удовлетворенно кивнул и, пряча усмешку в пышной бороде, начал рыться в своем огромном мешке:
– Это не то. И это не оно, – бормотал он, откладывая в сторону маленький пропеллер с моторчиком, волшебную палочку со звездочкой на конце, к которой была прикреплена бирка: «Собственность Зубной Феи». Наконец Альбус издал радостный возглас и вытащил на свет божий пару крыльев, лук и колчан со стрелами. Отложив, со вздохом сожаления, крылья в сторону, старый проказник крякнул, натягивая тетиву: – Иногда только после смерти и начинается настоящая сбыча мечт!

***

Ему снился чудесный сон. Не открывая глаз, Северус попытался на мгновение задержать в сознании прекрасное улыбающееся лицо. Понимание того, что в реальности эта женщина никогда не будет принадлежать ему, прогнало сонливость и вернуло профессора с небес на землю. Но просыпаться не хотелось все равно. Он сладко потянулся и почувствовал шуршащий сверток, лежащий рядом. Старый обманщик снова его надул! А ведь зельевар почти поверил ему! Как же – исполнить заветное желание! Держи карман шире!
Снейп, лениво щурясь со сна, нащупал пакет и потянул к себе. Тот не поддался. Директор дернул сильнее. Сверток с таким же упорством рванул обратно.
– Что за черт, – вспылил герой войны, резко сел на кровати и повернулся. Прямо на него смотрела мисс Грейнджер, хлопая широко распахнутыми глазами. Она лежала рядом с ним поверх покрывала, так же, как и он, полностью одетая, испуганно прижимая к себе знакомый до зубовного скрежета подарок в блестящей обертке, разрисованной красными шапками. Слизеринец шумно выдохнул. Гермиона сглотнула и села, по-турецки скрестив ноги. Молчание затягивалось. Северус рассматривал склоненную кудрявую голову и понимал, что первое же произнесенное им слово, может прогнать гриффиндорку, чудом оказавшуюся здесь, не только из его спальни, но и из жизни. Навсегда. Подарок надо не только заслужить, получить, но и сохранить.
– Это вам, профессор Снейп, – пробурчала она, сунув ему в руки пакет, и попыталась потихоньку сползти с кровати, избегая встречаться взглядом с директором.
– Доброе утро, профессор Грейнджер, – саркастично поднял он бровь. – Очередная шапка?
– Я не хотела, правда-правда! – затараторила Гермиона, глотая слова и слезы. – Это просто свертки перепутались. А Гарри тогда очень понравились перчатки. Но я ему шапку обещала. Но он все равно рад был. И я не думала, что вы так расстроитесь.
Она подняла голову и запнулась, увидев огоньки, пляшущие в его глазах. Северус осторожно взял ее руки в свои и поднес к губам маленькие пальчики.
– Здесь свитер, – женский голос теперь был больше похож на шепот. Они сидели близко-близко, и ему казалось, что он слышит стук ее сердца. Или это кровь шумела в его ушах? Неважно. Самое главное, что теперь ему всегда будет тепло.
Где-то за окном, в хрустальной вышине, слышался удаляющийся звон колокольчиков и довольный бас: «Хо-хо-хо!». С неба сыпались снежинки пополам с лимонными дольками.
________________________________
*Крематорий, «Тру-ля-ля», из альбома «Танго на облаках»

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • LeonaDi

  • 22 ноября 2017 06:57
  • Группа: Всезнайка
  • ICQ:
  • Регистрация: 19.11.2017
  • Статус: Пользователь offline
  • 38 комментариев
  • 0 публикаций
^
Чем больше невзгод, тем сильней впечатляют нас радости.
И пусть их не много, но есть же ещё рождество,
Когда ждут подарки, и это не только ведь сладости,
А то, что заставить поверить опять в волшебство.

Из самых глубин, где желания наши рождаются,
Растёт тихо вера, что чудо "вдруг" произойдёт.
И вот "невозможная" с дерзких мечтаний сбывается,
И счастьем наполнится день, месяц, может и год,

А то и вся жизнь. Только есть неприменно условие:
Подарок, что так долго ждал, надо с честью принять,
Чтоб радостным было и утро, и всё послесловие.
Позволь себе ярко и дерзко о счастье мечтать!

--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.