Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Пуффендуйская пленница", PG-13

Автор новости: SAndreita от 25-06-2017, 17:58
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Пуффендуйская пленниц
Автор: olala
Гамма: Астрея
Пейринг: Снейпы, Поттеры, Лонгботтомы и др.
Рейтинг: PG-13
Жанр: action, humor, romance
Дисклаймер: все упомянутые в тексте персонажи и реалии мира Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг
Саммари: Свадьба Снейпа и Гермионы не может обойтись без приключений, например, похищения невесты…
Предупреждение: несовершеннолетние читатели некоторых намёков не поймут
Благодарности:
  • Астрее – лучшей в мире гамме, за неоценимую помощь
  • великому японскому народу за его замечательную культуру
  • любимым писателям – как всегда

Размер: миди
Статус: закончен
Отношение к критике: Чем больше критики, тем больше отзывов!

Цикл: "Снейп и Ко"
Очередность в цикле: часть 5
Приквелы: «Волшебные палочки», «Общество защиты животных», «Семейные ценности», «Три сестры»

[i]Скачать фанфик в формате "doc":[/i]
olala_Puffenduyskaya_plennica_PG-13.doc [216 Kb] (cкачиваний: 94)

День свадьбы Снейпов неуклонно приближался, о чём они узнавали из обратного отсчёта на первой полосе ежедневного «Пророка». А подробности подготовки к великому событию – из обширных корреспонденций на других полосах. Молли Уизли как человек слова действительно полностью взяла всё на себя.
Виновники торжества, даже будь у них такое желание, мало чем могли бы помочь её грандиозной затее. Известие о том, кого отхватил в качестве ассистентки условно осуждённый шпион-зельевар, потрясла волшебный мир. Обороты «Снейп и Ко» подскочили вдвое. А преступность в Лютном переулке на столько же снизилась. Постоянно толкущаяся у входа в лавку и далее до самой Косой аллеи толпа, глазеющая на героиню войны Гермиону Грейнджер за прилавком, из всех тёмных дел способствовала разве что карманным кражам, да и то маггловским способом.
Немалую часть этой толпы составляли разнообразные охотники за сенсациями. Увы, едва разговор заходил о чём-то более личном, чем цены и состав зелий, будущая миссис Снейп устремляла загадочный взгляд мимо настойчивого посетителя на другую миссис Снейп, урождённую Принс, чей угрюмый портрет украшал торговый зал. И за прилавком немедленно возникал Принц-Полукровка, достойный отпрыск своей матушки. Если посетитель возмущался его аристократичными манерами и заводил речь о правах потребителя, в разговор снова вступала мисс Грейнджер. Любезно улыбаясь, она замечала самым невинным тоном:
- Ну, вы же понимаете, потерять одного-двух клиентов нам ничего не стоит!
Выражение лица у Снейпа при этом до такой степени отсутствовало, что покупатель как-то сразу вспоминал, что перед ним Упивающийся смертью, молча брал с прилавка своё зелье и спешно ретировался. А совладельцы «Снейп и Ко» с чувством глубокого удовлетворения отправляли его галеоны в несгораемую, невзламываемую, не поддающуюся заклятиям новенькую гоблинскую кассу.
Наработавшись за день, по вечерам в кругу семьи партнёры для отдохновения обычно просматривали отчёты о подготовке к своей свадьбе, как магглы - очередную серию мыльной оперы. Её главные герои, «непревзойдённый мастер зелий и его очаровательная ученица», были существами совершенно чуждыми, загадочными, но оттого ещё более занятными. Жених, например, среди всех соблазнов службы Тёмному лорду непоколебимо хранил верность своей великой любви - имя любви не уточнялось. А невеста всю жизнь шла к своему единственному по разбитым сердцам однокурсников, старшекурсников и даже тех, кто был курсом-другим помладше. Все они наперебой делились воспоминаниями в интервью. Кроме лучших друзей невесты.
О том, чтобы расспросить с пристрастием главу Аврората и вполне вероятного будущего Министра магии Поттера, нечего было и мечтать. Однако его заместитель Рональд Уизли всё же согласился прийти на передачу к Ли Джордану, где битый час рассказывал об успехах Аврората в поимке беглых Упивающихся смертью, о снятии обвинений с бывшего Министра магии Кингсли Бруствера, о громком деле Малфоев… Всё это, конечно, было очень интересно, но не сейчас, когда волшебный мир с нетерпением ждал у радиоприёмников объяснений: как можно променять друга детства, героя войны, первого бойца Аврората, а в перспективе - его главу, на потрёпанного жизнью злобного учителя, двойного шпиона, убийцу Дамблдора, а ныне - мелкого лавочника без всяких видов на будущее? И под конец эфира Джордан решился. «Рон, - спросил Ли, - ты рад, что наша Гермиона нашлась?» «Она никуда и не пропадала», - довольно сухо ответил ему мистер Уизли, чем сразу произвёл небольшую сенсацию. «А что ты думаешь о ней и Снейпе?» – не сдавался Ли. «Она жила в Австралии, изучила там всех самых ядовитых гадов. Куда же ей после этого было податься, как не в ассистентки к Снейпу?» - ещё суше спросил Рон. Прославленный радиоведущий несколько принуждённо рассмеялся, но понял, что сенсации на сегодня кончились, и почти услышал разочарованный вздох своей аудитории.
Впрочем, журналисты, а в особенности журналистки, не сдались и решили атаковать не броню аврорской выучки, а беззащитное материнское сердце. Молли Уизли говорила очень охотно и много, внимательно следя, чтобы в материале обязательно упоминались приглашённые на свадьбу высокие гости, стильные красно-зелёные декорации, самые изысканные закуски и все основные блюда, а так же обширная культурная программа… Но если акуле Прыткого пера вроде Риты Скитер всё же удавалось перейти к чувствам, миссис Уизли неизменно разражалась всхлипываниями, повторяя: «Вот и вторую дочку пристроила, слава Мерлину! Только младшенький мой до сих пор без пары…» После чего следовал оценивающий взгляд сквозь слёзы и вопрос: «Деточка, а вы (или «…ваша дочка…») уже замужем?» И роли стремительно менялись, с учётом того, что в качестве интервьюера Молли Уизли напоминала не столько Ли Джордана, сколько Уолдена Макнейра.
Всё это доставляло Снейпам много невинных радостей, пока в один прекрасный вечер они не осознали ясно и безнадёжно: завтра свадьба! А сейчас им уже пора идти прощаться с холостой жизнью на девичник и мальчишник.
- Ну что, я в Годрикову лощину! – объявила Гермиона, вылетая в лёгкой шёлковой пижаме в гостиную (она же приёмная и торговый зал «Снейп и Ко») из оборудованной на первые большие доходы роскошной ванной.
Снейп с тоской подумал о том, что предстоит ему в «Дырявом котле», и огрызнулся тоном записного слизеринского скареда:
- Оплачивать по обычаю наряды подружкам невесты я не намерен! На миссис Уизли пойдёт слишком много материи. На миссис Поттер, правда, всего дюйм-другой, но по цене столько же.
- Молли не будет. И вообще никого не будет. Мы просто поболтаем с Джинни и Ханной о своём, о девичьем.
- Можно мне с вами? – почти всерьёз взмолился Снейп, хватаясь за жену, как утопающий за соломинку.
Гермиона тихо хихикнула и поцеловала его.
- Это не твой интеллектуальный уровень.
- Насчёт прекрасной Джиневры категорически согласен, но миссис Лонгботтом ведь из Пуффендуя! Здравый смысл, рассудительность, деловые качества…
Снейп был готов пожертвовать любыми слизеринскими предрассудками, лишь бы ещё хоть на несколько минут отдалить неизбежное.
- Что угодно, только не «Дырявый котёл» - идиотское название! – да ещё с твоими лучшими друзьями!
- Они сами всё организуют и, соответственно, оплачивают… - соблазнительно промурлыкала Гермиона.
- Это меня и беспокоит…
Снейп прижал к себе жену, словно прощался с ней навеки, а потом с достоинством покорился своей участи.
- Иди, повеселись! Увидимся завтра на свадьбе.

* * *

Устроители мальчишника волновались не меньше, а то и больше, чем герой торжества. Глава Аврората как самый опытный в светских делах понимал, что выбор напитков при такой смешанной компании – не последнее дело. Хорошо ещё, что большинство приглашённых под благовидными предлогами отказались провожать жениха в последний путь. Хотя Гарри и уверял, что название заведения должно настроить Снейпа на мирный лад. Фактически мальчишник состоял из Лонгботтома как хозяина вечеринки, Поттера как… ну как Поттера и Рона, который присоединился к компании по сложным психологическим соображениям.
Стараниями прежних владельцев «Котла», Ханны и отчасти Невилла в спиртном недостатка не было. Но Гарри на всякий случай, помимо редких марок маггловских коньяков и «Огденского» особой выдержки, озаботился даже рецептами коктейлей максимально быстрого убойного действия. И среди всех этих хлопот уже несколько раз отмахивался от Лонгботтома, у которого, оказывается, был какой-то серьёзный разговор, не имеющий отношения к свадьбе, зато имеющий самое прямое отношение к слегка подзабытым служебным обязанностям главного аврора.
Гарри опять чуть было не выпалил привычное «Рон разберётся!», но, увидев отчаянные глаза Уизли, бросил прощальный взгляд на разноцветные ряды бутылок и покорно пошёл за Невиллом в идеально обставленный Ханной рабочий кабинет восходящего светила британской гербологии. И по дороге вдруг заскучал по работе. [I]Далась мне эта свадьба![/i] – с досадой на самого себя подумал Поттер, устраиваясь в скромном кожаном кресле чуть ли не удобнее, чем в собственном рабочем. Рон сел в такое же рядом. Невилл выбрал любимое вольтеровское, особо располагающее к анализу и размышлениям.
- Мне кажется, у меня в лаборатории заговор! – веско сказал он.
Гарри и Рон секунду помолчали, а потом покатились со смеху. Невилл терпеливо ждал.
- Кого конкретно ты подозреваешь? – отсмеявшись, спросил главный аврор.
- Всех!
- Давай по порядку! – деловито сказал Уизли.
- Ну, гербология давно уже считается маргинальным направлением магической науки, - послушно начал Лонгботтом. – Прямой пользы для борьбы с тёмными силами от неё не видно, декан Спраут несколько старомодных взглядов… Ладно, это всё наши академические дела! – спохватился Невилл. – Суть в том, что лабораторию мне пришлось собирать с бору по сосенке. Скажем, Саммерса забраковал как зельевара после того случая на Турнире трёх волшебников сами знаете кто, и теперь Саммерс полагает, что сделал гербологии большое одолжение… Ну да пусть его, главное – работает! Саммерби вообще спортсмен, но реакция хорошая, хватает на лету. Смит…
- Кто же не знает старину Зака! – подхватил Поттер, вспомнив раздоры в отряде Дамблдора. – Прекрасные манеры, душа общества!
- Да, Смит – он такой… Увлекающийся! – подумав, дал определение добрый Невилл. - Но это даже хорошо, потому что Стамп…
- Ты их на слух подбирал? – не выдержал Рон. – Саммерс, Саммерби, Смит и Стамп…
- Он наша главная надежда! Потомок великого Грогана Стампа! – благоговейно произнёс Лонгботтом. – И достойный потомок. Все труды деда наизусть знает. Вы вот считаете, от нас толку мало, а Стамп нашёл траву, которая защищает от оборотней. Artemisia vulgaris! Обыкновенная полынь!
Авроры только презрительно хмыкнули.
- А ещё нам теперь известны семь растений, которые увеличивают магическую и прочую силу… - заманчиво намекнул Лонгботтом.
- А ну-ка, ну-ка… - невольно заинтересовались Поттер и Уизли.
И гордый собой герболог с удовольствием перечислил:
- Репа, редька, петрушка, крапива, пастушья сумка, мокричник, сушеница топяная!
- Это ещё что? – не понял Рон.
- Gnaphálium uliginósum…
- Говори по-английски!
- Жабья трава.
- Ты ей Тревора кормишь? – захохотал Уизли.
- Жабы плотоядные! – возмущённо возразил Лонгботтом.
- Да подождите вы! – повысил голос Поттер. – Я не понял, ты хочешь представить свою лабораторию к ордену Мерлина или всё-таки отправить в Азкабан? Что не так-то?
- Они все подружились! – торжествующе воскликнул Невилл.
- Не вижу в этом криминала, - резонно возразил главный аврор.
- Я всегда тратил массу сил на дипломатию, - не сдавался Невилл. – Временами мне зла не хватало! А в последнее время они не разлей вода, подмигивания, понимающие улыбочки, загадочные знаки…
- Не на руке в виде черепа, надеюсь? – серьёзно спросил Гарри.
- Мерлин тебя побери! Где твоё прославленное чутьё Избранного?!
- Избранный – это ты! – немедленно заявил Поттер. – Я всегда это говорил!
- Ну так послушай меня! – грозно, как на уроке гербологии, громыхнул Лонгботтом. - Не бывает такой дружбы, понимаешь? Нет у них ничего общего!
- Так-таки и ничего? – усомнился Рон.
- Ну, разве что все они из Пуффендуя, - по-научному честно отметил знаменитый герболог.
Гарри и Рон, не удержавшись, снова заржали. Невилл опять терпеливо переждал.
- А что твой Саламандер? – всё ещё давясь от смеха, спросил главный аврор.
- Нет, вот Рольф как раз нет! – горячо вступился за своего заместителя Лонгботтом. - Он от всего этого далёк, интересуется только экзотическими тварями и Луной Лавгуд.
- Очень естественный переход! - солидно кивнул Гарри, переглянулся с Роном, и оба опять прыснули.
- Не пройдёт и десяти лет, как он сделает ей предложение, я уверен. С ним полный порядок! – заверил Невилл без тени юмора. - Но вот все остальные…
- Заговор пуффендуйцев! Гриффиндор и Слизерин, трепещите!
Главный аврор и его заместитель уже просто рыдали, но Лонгботтом упорно отказывался присоединиться к друзьям, и было видно, что он сильно встревожен.
- Седрик Дигори из Пуффендуя! Ханна, в конце концов, из Пуффендуя! И могу вас заверить, мои лаборанты – тоже серьёзные ребята. Все в науке, даже девушками не интересуются.
Поттер и Уизли впервые насторожились.
- Стамп уже широко известен как специалист по Японии и тамошним оборотням…
- О, в Японии классные мультики делают про учителей и учениц! – снова отвлёкся Гарри. - Давайте Снейпу покажем, когда он наберётся как следует!

* * *

Пока авроры расчищали подступы к «Дырявому котлу», Снейп хранил величественное молчание. На приветствия Лонгботтома он ответил учтивым поклоном. Во время экскурсии по бару изредка поднимал то одну, то другую бровь.
- Конечно, это не подвалы Малфой-манора, - не удержался раздосадованный таким явным равнодушием к своим стараниям глава Аврората, - но у нас в Гриффиндоре тоже знают толк в выпивке! Что будешь?
- Вам следовало бы заглянуть… - Снейп по укоренившейся привычке чуть не сказал «в учебник», но быстро исправился: - …в моё досье, господа авроры. Я не пью.
- Даже пиво? – ляпнул Рон.
- Даже шоколадные котелки, мистер Уизли, - с наслаждением ответил Снейп.
- Кошмар… - выдохнули разом Рон, Гарри и Невилл.
- Да, вы правы. Для зельевара это создаёт известные неудобства в работе. Но я и не с таким справлялся.
Гриффиндорцам стало стыдно. Упивался Снейп смертью или нет, но его вклад в победу светлого дела был огромен.
- Мы очень тебе благодарны… - неловко выдавил из себя Рон.
- И рады, что вы обрели, наконец, своё счастье! - поспешно добавил добрый Невилл.
- А что ты пьёшь? – вернулся к делу Гарри. – Мы тогда тоже…
- Крепкий чёрный кофе без сахара будет в самый раз. Это ведь моя последняя ночь на свободе… - меланхолически протянул условно осужденный Снейп. - Я хочу, чтобы она была долгой, очень долгой… Мистер Поттер, у нас столько общих семейных воспоминаний! А с мистером Уизли мы непременно сыграем в шахматы.
Мистер Уизли хватил джина без тоника. Мистер Поттер последовал его примеру.
- Может, танцы посмотрим? – робко предложил мистер Лонгботтом.
Гарри с Роном обрадовались и вспомнили, что Невилл обещал стриптизёрш. Хозяин вечеринки с видимым усилием вычертил сложный зигзаг палочкой, и на середину зала из-за портьер выдвинулся огромный аквариум! Плоский и высокий, он открывал во всей красе затейливо усеянных устрицами по хвостам и жемчугами повыше четырёх зеленовласых русалок. Они синхронно выскочили в воздух, раздался адский скрежет приветствия.
- «Пора метать икру!» - любезно перевёл для остальных Лонгботтом.
- Что это?! – проскрежетал в ответ Гарри.
- Пожелание плодиться и размножаться! - не понял Невилл.
- Что они здесь делают?! – взвыл Рон.
- Ты же сказал, нужны танцовщицы? – слегка испугался такой животной реакции учёный герболог.
- Ты где их нашёл?!
- Как где? В Чёрном озере!
Поттер застонал.
- И чья это была идея - поручить Лонгботтому стриптиз?!
- Ты выбирал вино, я целыми днями на работе! – защищался Уизли. – А он сказал, что знает отличных девочек!
- Ну да, я когда жабросли собирал, часто видел, как они репетируют, - встрял Невилл, довольно кивая в такт взмахам чешуйчатых хвостов. – Мы разговорились, оказалось, у них есть и выездные выступления для двуногих сухопутных.
- А у вас есть вкус, мистер Лонгботтом! – одобрил Снейп, потягивая тоник без джина. – Такая грация! И эти зелёные волосы… М-м-м! Красота!
Невилл растаял от долгожданной похвалы сурового учителя. Дальнейшее выступление прошло в полном молчании, не считая заключительного скрежета прощания русалок.
- Может, пойдём ко мне в кабинет? – предложил после долгой паузы Невилл. – Выпьем кофе… С ликёрами! – поспешно добавил он, глядя на друзей.
Гарри с Роном не отказались и стали активно дополнять ликёры прихваченным из зала джином с огневиски, чтобы избежать партии в шахматы и семейных воспоминаний. Снейп с удовольствием отметил, что смесь глицерина и этанола оказывает на аврорские организмы вполне предсказуемое действие.
- А вы что же, мистер Лонгботтом? Не стесняйтесь, я давно привык быть единственным трезвым в компании.
Невилл смущённо залепетал что-то о хозяйских обязанностях.
- На брудершафт? – тоном змия-искусителя предложил бывший декан Слизерина.
Лонгботтом не поверил своим ушам и тут же с готовностью принял наспех смешанную «Грязную воду»*. Потом ещё «Грязную овсянку»** - Снейп решил не возиться с лимоном. Наблюдая, как разъезжаются в стороны глаза собутыльника, коварный слизеринец заботливо предложил доверчивому гриффиндорцу ещё и «Дерьмо на траве»***, предварив его хорошим глоточком джина. Сам он каждый раз скромно отпивал своего тоника и прикидывал, как скоро сможет сбежать домой.
Но, уложив всех, Снейп внезапно вспомнил, что жена всё равно на девичнике, а у дверей топчутся репортёры. Скрываться от них, сыпать проклятиями, да и вообще шевелиться было неохота. Снейп поудобнее устроился в вольтеровском кресле хозяина и потянул к себе «Орлеанскую девственницу»****.

* * *

Гермиона была ужасно рада и долгожданной встрече с Джинни и Ханной, и возможности поболтать о семейной жизни с замужними подружками. Чтобы чувствовать себя совершенно свободно, Луну звать не стали. Джинни предложила расположиться прямо на полу у камина, куда домовики подали изысканную выпивку с лёгкой закуской.
Сначала, как водится, обсудили наряды.
- Ты просто дриада из Запретного леса! – восхищалась Гермионой Ханна.
- Подарок Севера. Отсюда и цвет. Тут уж ничего не поделаешь - Слизерин!
- Нет, к глазам и волосам очень идёт! – горячо возразила Джинни.
- Мне больше нравится пеньюар Ханны! - поспешно сказала Гермиона.
- Креп-жоржет! – безошибочно определила Джинни, пощупав полупрозрачную нежно-розовую ткань. – Неужели Невилл?
- Да, - зарделась Ханна и очень от этого похорошела. – Не знаю, как ему такое в голову взбрело… Главное, материи вроде бы пошло много, но всё равно, по-моему, чересчур откровенно.
- А я выбирала сама! – с некоторым вызовом заявила миссис Поттер. – Поэтому выбрала именно то, что нужно мне. И Гарри… - скромно добавила она, оправив на себе умопомрачительный наряд, который никак нельзя было оскорбить, назвав пижамой или даже пеньюаром. Это было настоящее дезабилье.
- Муслин. Японский! Двенадцать ярдов. Счастливое число!
Разговор очень естественно перешёл на мужей. Для начала все дамы согласились, что им страшно, исключительно, просто невероятно повезло! И жаловаться на своих половин, как некоторые старые ведьмы, они не намерены, и вообще это пошло и глупо… Первой, как ни странно, не выдержала кроткая Ханна.
- Невилл чихает!
- Ну и что? – искренне удивились подруги. – Все чихают.
- Да, но как он чихает! – Ханна прикрыла глаза, подбирая слова. – Оглушительно. Громоподобно. Нет, просто раздирательно! А потом мотает головой и топает ногами. Знаете, когда я в первый раз это увидела? Ни за что не поверите! Прямо перед алтарём! Угадайте, что я подумала?
- Что он передумал!
Джинни в полном восторге свалилась на ковёр. Ханна кивнула.
- Сейчас-то мне тоже смешно, но тогда я чуть не умерла от ужаса… А иногда это просто бесит! – неожиданно закончила она.
- Да, есть такое дело! – подхватила миссис Поттер. – Вроде бы мелочь, а… Гарри хранит как память всякий мусор.
- Но это же так трогательно! Хотела бы я… - начала Гермиона, но Джинни перебила:
- Обломок трибуны, в которую он врезался на чемпионате? Палочка от леденца, который мы съели вместе в «Сладком королевстве»? Хоть бы надписывал, что ли… А то я всё время боюсь по ошибке выкинуть какое-нибудь сокровище. Что тогда начнётся! - Миссис Поттер стоически закатила глаза. – И ведь помнит же, где лежит этот хлам, каждую мелкую дрянь помнит…
- А где лежат его трусы – нет, - с тихим негодованием подхватила Ханна. - Хотя они всегда лежат на одном и том же месте.
- Знаете, что Гарри придумал? Он просто становится посреди комнаты и говорит «Акцио», - поделилась Джинни и потеребила Гермиону: - Но зельевар-то наш, небось, аккуратист, каких мало?
- Это да, но… Своего он не упустит! Во всех смыслах! - Гермиона поколебалась, но выпитое шампанское уже действовало. - Он меня ночью обнимает…
- Ну? – Джинни с Ханной даже подались вперёд.
- И до утра не выпускает!
- И ты ещё жалуешься?! – хором воскликнули подружки.
- А потом всё тело ломит и синяки… Спишь как в тисках!
- А Гарри спит в носках! – хихикнула Джинни.
- А Невилл… Вы только не смейтесь! В ночном колпаке! Говорит, бабушка приучила, без него голова мёрзнет.
Покончив с привычками мужей, подруги неизбежно свернули на их матерей, хотя ни у одной свекрови не было.
- Она всё время на меня смотрит! – с дрожью в голосе говорила Гермиона, нервно глотая вино. – Висит прямо перед прилавком!
Гермиона опрокинула в себя остатки содержимого бокала, чтобы смыть жуткое воспоминание, и налила ещё.
- Ха! Моя свекровь смотрит, когда я… Когда мы… Словом, Гарри поставил фото родителей на тумбочку у кровати! – поделилась своей бедой Джинни и немедленно выпила.
- Девочки, вы не представляете, как вам повезло! – печально вздохнула Ханна, не отставая от подружек. – У меня две свекрови! Причём одна из них бабушка…
Постепенно разговоры и смех утихали, подружки начали зевать, вспомнили, что завтра, точнее, сегодня тяжёлый день и уютно устроились среди подушек на мягких коврах…
Гермиону разбудил слабый шорох в камине.
- Гарри? – сонно спросила Джинни, привыкшая к вечному ожиданию мужа.
Но это был не Гарри. И вообще их было двое. Второй к изумлению уже вскочившей на ноги Гермионы спрыгнул вниз из трубы, словно какой-нибудь допотопный трубочист! Или вор, потому что оба пришельца носили чёрные трико, а лица им закрывали шапки с прорезями вроде тех, что надевают маггловские грабители, когда идут на дело. Двигались они совершенно бесшумно – Ханна продолжала мирно спать, да и Джинни, похоже, толком не проснулась. Магглы в Годриковой лощине?! Ничего понять Гермиона не успела, потому что взмахнула палочкой в ответ на угрожающий жест. Но тут же инстинктивно закрыла лицо руками - вместо заклинания в неё полетела горсть каких-то мелких предметов! Ни один, впрочем, не попал… Чувствуя, что теряет разум, аврор Грейнджер ещё раз попробовала обезвредить этих наглых сволочей, но потеряла к тому же и почву под ногами. Второй негодяй ловко выдернул у неё из-под ног ковёр! Аврор Грейнджер больно грохнулась затылком об пол и заорала так, что Джинни и Ханна к ней поневоле присоединились. Обе не могли ни встать, ни пошевелиться. И точно так же, как подруга, поверить в происходящее. Никакой магии против них не использовали! Вообще!
- У вас нет защиты от магглов?! – кричала Ханна, вырываясь неизвестно из каких пут, но, похоже, собственного, на диво прочного, несмотря на воздушность, пеньюара.
- Всё есть! Но кто ж трубу-то затыкает?! - чуть не плакала от беспомощности Джинни.
Её многослойный шёлковый туалет тоже трещал, но не сдавался. А непонятные мерзавцы уже деловито закатывали Гермиону в самый лучший и толстый ковёр, который надёжно заглушил её крики. Потом оба подошли к хозяйке дома и оставшейся гостье… Искушение было огромным. Оба страшно ненавидели женщин, особенно рыжих, особенно Джинни. Но тут шёлк на ней уже не просто затрещал, а остервенело взвизгнул. Один из похитителей рванулся обратно в камин и взвился вверх по трубе. Второй попробовал сунуть в трубу ковёр, но кантовать такую тяжесть силёнок ему не хватило, несмотря на атлетическое сложение. Он с досадой сплюнул и достал палочку! В одно мгновение огромный свёрток взвился вверх, а Джинни с Ханной рванулись вперёд, оставив большую часть нарядов на полу. Но злодей уже благополучно проследовал за своей жертвой по трубе, а выскочившие на улицу разъярённые полуголые ведьмы опоздали. Конечно, похитители аппарировали прямо с крыши.

* * *

Гермиона очнулась от общего неудобства во всём теле. В воздухе витал знакомый и приятный запах полыни. Гермионе даже на мгновение показалось, что она дома. Но, открыв глаза и оглядевшись, она поняла, что ни больше, ни меньше как прикована за руки и за ноги к стене! Однако ощутить себя жертвой чьих-то порочных наклонностей не получалось, поскольку пижаму с неё не только не сняли, а даже заботливо застегнули до самого горла. Более того, её палочка мирно покоилась на лабораторном столе рядом с пустыми, полупустыми и уже проросшими горшками с рассадой, перепачканными землёй и песком совками, заляпанными журналами для записей, рассыпанными семенами, удобрениями и прочими гербологическими подробностями. Среди которых довольно странно смотрелся небольшой омут памяти… Просторное и высокое помещение с широкими окнами было смутно знакомо. Похоже, её приковали к стене владений Помоны Спраут! Отложив на потом возможные объяснения происходящему, включая белую горячку после пьянки на девичнике, Гермиона уставилась на палочку и повелительно произнесла:
- Акцио!
Услышат ли это безмозглые похитители, которые оставили её наедине с её собственным колдовским орудием, аврору Грейнджер было плевать. Палочка послушно легла в руку, но тут раздался лёгкий свист, ладонь чувствительно хлестнул тугой зелёный ус, обвился вокруг палочки и водворил её на прежнее место. Гермиона заметила, что и на стене руки и ноги ей удерживают не классические железные оковы, а толстые стебли. Стиснув зубы, она с усилием процедила:
- Диффиндо!
Петля распалась, но руку моментально охватил новый побег. Чуть не свернув себе шею, Гермиона убедилась, что под ней стоит низкий горшок, из которого по стене стелется нечто вроде дьявольских силков. По всей вероятности, какой-то гибрид с обычной лианой. Пообрывать бы умелые ручки этим садоводам, авось больше не отрастут…
Несмотря на видимую серьёзность положения, испугаться упорно не получалось. Уж очень идиллически выглядели вся эта зелень и цветы вокруг! Да и порождение полоумных гербологов почтительно поддерживало её под спину на стене со всем возможным для травы старанием. От нечего делать Гермиона стала определять, что тут растёт. И сразу же с удивлением узрела обычную петрушку и жёлтенькие цветочки каких-то овощей, то ли репы, то ли редьки. Вдоль стен, словно под деревенским забором, росли крапива и пастушья сумка, которые на богато удобренной почве при хорошем освещении вымахали чуть ли не с деревья высотой. Впрочем, и волшебной флоры тоже хватало, в том числе экзотической, совершенно неведомой Гермионе. К одному экземпляру она присматривалась особенно внимательно, пока не заметила, что растение присматривается к ней… Прелестными, голубыми цветочными глазками величиной с блюдце. Лепестки наивно поморгали, и раздался тоненький голосок:
- Покорми меня!
- Что? – не поняла Гермиона.
- Покорми меня! – повторил цветок, на этот раз с отвратительно жеманной, капризной интонацией, и потянулся прямо к лицу.
К счастью, не дотянулся. Но Гермионе впервые пришло в голову, что гербологов в Аврорате, кажется, зря недооценивают. [I]И куда только смотрел Невилл?! И где он может быть, Мерлин его побери?! На нашей свадьбе…[/i] - ответила она сама себе и поняла, что сейчас истерически расхохочется.
В коридоре послышались голоса. Смех как рукой сняло, Гермиона напрягла слух. Компания остановилась у самой двери, увлечённая жарким спором. Мерзкий цветок, к счастью, заткнулся, каждое слово было отлично слышно, но понятнее от этого они не становились.

* * *

- …бусидо выше ниндзюцу! – звенел высокий тенорок.
- Демон-повелитель Шестого неба***** не обращал внимания на чистоту крови, - солидно возражал ему что-то смутно напоминающий баритон.
- Магглорождённая Обезьяна Хидэёси не зря устроил потом охоту за мечами!
А вот эти склочные интонации Гермиона узнала сразу. Зак Смит!
- Сёгун Токугава полагался только на ниндзя, – рассудительно-снисходительно заметил ещё один незнакомый, но высокоучёный голос.
Речь вроде бы шла о Японии периода феодальной раздробленности, однако упоминание демонов Гермионе совсем не понравилось. Уж не вернулась ли Беллатриса Блэк в очередной раз в наш мир и не нашла ли она тут себе новых, на этот раз тепличных мальчиков?
Тем более, что вошедшие в комнату ребята выглядели довольно круто в своих неброских тёмных костюмах и масках ниндзя. Хотя и распивали при этом сливочный эль, что несколько портило атмосферу театра Кабуки. На вид все они были её ровесники. Гермиона стала соображать, кто бы это мог быть, но тут поганая незабудка снова зашлась в своём вопле «Покорми меня!».
- Заткни её, Смит!
Цветочек определённо копировал этот тембр и капризные интонации! Пискливому тенорку не помешал бы голосок пониже, а вот росточек, наоборот, повыше. Гермиона оценила ботанический юмор стервеца Зака, хотя и не представляла, как он наделил растение голосом, да ещё и определённого человека. Не зря в Хогвартсе царило убеждение, что Пуффендуй может всё!
- Мы вроде бы договорились без имён? – опасным по склочности тоном осведомился Смит.
- Мало ли в Англии Смитов? – ехидно заметил коротышка. – Заткни эту тварь!
Обладатель редкого имени глянул на Гермиону нехорошим взглядом, хотя она-то как раз молчала, а потом, к немалому её облегчению, вылил в горшок остатки сливочного эля. Голубые цветочки затрепетали, замерли в экстазе и стали вести себя прилично, как подобает нормальному растению.
- Пора поразвлечься! – потёр ручки маленький пискля.
- А вы, мальчики, я смотрю, любите по-странному? – как можно соблазнительнее протянула аврор Грейнджер, по мере сил копируя интонации голубого цветочка. – Спустите меня вниз, а? Я вас тут всех развлеку!
Видимо, последние слова прозвучали недостаточно игриво, поскольку освобождать её никто не спешил.
- Секс-бомба Грейнджер! – презрительно сказал Смит. – Да кто тебе поверит, святая невинность?
Гермиона не столько обиделась, сколько удивилась, что Зак, оказывается, такого хорошего о ней мнения.
- Но она улыбается? – заметил баритон самого атлетического среди всех сложения, хотя и остальные были ничего, не считая пискли-коротышки. – Может, всё-таки начнём?
Пленница беспокойно зашевелилась на стене.
- Тебе её улыбка нравится? – поинтересовался высокоучёный ниндзя.
[I]Кто бы это мог быть? Судя по занудному тону – брат-близнец Биннса. Знакомый ведь, знакомый…[/i] – напряжённо гадала Гермиона. – [I]Они все тут знакомые! Потому и прячут лица…[/i]
- Да будь она хоть Мона Лиза, нам нужен смех. Смех!
Коротышка единственный из компании демонстрировал признаки хоть какого-то возбуждения при виде пленницы в самой беззащитной позе. [I]Они явно все из Пуффендуя![/i] – догадалась Гермиона. И голова её, наконец, заработала, невзирая на остатки вчерашнего хмеля.
- Ребята, отпустите меня, и мы повеселимся! – снова попробовала аврор Грейнджер и тут же добавила, не меняя просительной интонации: - Акци…!
Увы, заклинание прервал торжествующий вопль. Гермиона в жизни бы не поверила, что таким скучным лекторским голосом можно так заорать, но Пуффендуй, похоже, действительно был способен на всё. Учёный ниндзя стремительно метнулся, но не к ней, а к ближайшему горшку, отмахнув по дороге палочку. И повернулся уже с длинной зелёной розгой в руке…
- Нет, погоди, лучше это!
Ещё один садист, то бишь садовод, размахивал прямо у неё перед носом какой-то пушистой метёлкой. Так и есть, скотина Смит! Но вместо гневного вопля у пленницы неожиданно вырвался тот самый, тщательно подавляемый, истерический хохот. И не потому, что у аврора Грейнджер сдали нервы, нет! Её щекотали! Смит – шею, а второй урод своей треклятой розгой обрабатывал пятки. Сквозь слёзы ярости и злости она бессильно наблюдала, как атлет-баритон неуловимым и точным движением квиддичного ловца вытягивает у неё из виска серебристую нить воспоминания, лихо скручивает и окунает в омут памяти. Так ловко, что хоть бы и Северу впору… Гермиона не смогла узнать ни голоса, ни фигуры, но эти великолепные движения тут же вызвали в памяти нужное имя: Саммерби! [I]Ну, хоть что-то…[/i]- задыхаясь, утешила себя пленница. – [I]Двое уже есть. И меня, конечно, ищут. И Север, и вообще все![/i]
Саммерби загнал экстракт её воспоминания, точнее, переживания, в подставленный коротышкой прозрачный шар. Стекло тут же вспыхнуло и засияло магией. Пуффендуйцы наконец-то слегка возбудились, хотя ручаться было нельзя.
- Готово, идём!- сказал Смит.
Пленница обрадовалась, но, разумеется, тоже по-пуффендуйски сдержанно. Кажется, эта безумная компания ниндзя собиралась обратно к себе в Мунго. Снова напрочь забыв о её палочке…

* * *

- Я вас не отпускал!
Гермиона с удовольствием придушила бы этого пуффендуйского Наполеона – или сёгуна? - голыми руками без всякой палочки, только бы оторвать их от стены…
- Чем ты опять недоволен, с-с-с…
- Без имён! – оборвал Смита коротышка.
Прозвучало это так, что Саммерби, чуть ли не на фут выше и шире своего главаря, вполне почтительно переспросил:
- Что опять не так? Невеста? Невеста! Смеётся? Смеётся! А что до её невинности…
- Как-то неискренне она смеётся!
- Ну знаешь! – хором воскликнули пуффендуйцы и их пленница.
- А чем, по-твоему, можно её рассмешить? Учитывая обстоятельства?
Учёный ниндзя обвёл беспомощную жертву на стене зелёной розгой, как музейный экспонат – указкой. Похитители всерьёз задумались. Гермиона чуть было снова не расхохоталась, до того всё это было нелепо, но вовремя замаскировала взрыв смеха под громкий стон. Пользуясь всеобщим раздумьем, она опять собралась для «Акцио» - и опять опоздала! Не суметь опередить пуффендуйцев! Это было хуже всякой пытки.
- Телесный низ! – объявил недоделанный сёгун.
- Гениально! – скучающе-презрительным тоном подхватил пока живой, к сожалению, клон Биннса… Биннса… [I]Саммерс! Это зануда Саммерс![/i] – поняла Гермиона и снова подбодрилась, хотя ничего хорошего её впереди явно не ждало.
- То есть? – поинтересовался за себя и за Саммерби Смит, который тоже никогда не был интеллектуалом.
- Телесный низ способен вызвать вполне искренний и при этом заряженный мощной магической силой смех, - объяснил коротышка и добавил: - Снимайте штаны!
Гермиона приготовилась дорого продать свою честь.
- А ты? – спросил Саммерби.
- А я займусь заклинанием! – прозвучал безапелляционный ответ.
Похитители, поглядывая на Гермиону, мялись.
- Перед или зад? – поинтересовался Смит.
- Без разницы! – нетерпеливо пискнул недомерок.
Гермиона смотрела во все глаза, как пуффендуйские ниндзя неторопливо расстёгивают ширинки, берутся за пояса штанов…
- Я не понял, вы хотите развлечься или нет? – процедил сквозь зубы коротышка, и голос его от злости даже приобрел какие-то мужские, низкие ноты.
- Ладно, - примирительно сказал Саммерби, - давайте на счёт «Раз-два-три!»
И Гермиона захохотала. И смех её был исполнен такой волшебной силы, что чуть не разнёс вдребезги принявший его стеклянный сосуд.
- Вот это другое дело! – одобрил сам себя недомерок с манией величия и передал шар Саммерсу. – Остальное при вас?
- Да-да, всё готово! – наперебой сбивчиво ответили, застёгиваясь, похитители, явно красные как маки под своими масками ниндзя.
- Идите! – покровительственно провозгласил коротышка. – И покажите этим гриффиндорцам и слизеринцам, что такое Пуффендуй. Банзай!
- А ты? – снова спросил Саммерби.
- А я буду хранителем нашей невинности.
Комнату огласил демонический смешок.
- Ты тут особо не резвись, - скучным голосом заметил зануда Саммерс. – Невинность – материя тонкая. Вдруг испортишь, где мы ещё одну найдём?
- Ничего, скоро девственниц у нас будет хоть отбавляй. Сами придут. Толпами! Давайте, выдвигайтесь! – поторопил своих ниндзя озабоченный самурай. - Нам нужны результаты опыта, – закончил он уже вполне пуффендуйским тоном.

* * *

Миссис Лонгботтом и миссис Поттер вывалились из камина и хором воскликнули:
- Нет, ты только посмотри!
После чего, ни на секунду не замолкая, так энергично взялись за мужей, что мистер Уизли поневоле проснулся, с трудом открыл один глаз и тут же закрыл, чтобы не увидеть лишнего. На слух он определил, что Джинни действовала спортивными методами, а Ханна предпочла «Агуаменти», которое Невилл попытался перехватить пересохшим ртом. Рон сквозь похмелье порадовался, что хотя бы не женат. Страшно подумать, что делала бы с ним сейчас Гермиона…
- Гермиона! – оглушил его вопль Джинни. – Гермиону похитили!
Из-за высокой спинки вольтеровского кресла взвился, как змей, разъярённый Снейп.
- Так вы здесь?! – воскликнула миссис Поттер.
- Так вы всё слышали?! – воскликнула миссис Лонгботтом.
- Плевал я на ваши семейные дела! – по-снейповски любезно ответил Снейп. – Что с моей женой?!
Привычно не дождавшись ответа от растерявшихся учеников, знаменитый зельевар полез в изящный кошелёк на поясе ([I]Из кожи моко[/i], - автоматически определила Джинни) и добыл оттуда противоядие с печатью «Снейп и Ко». Отправив его бравым аврорам и хозяину вечеринки, он прошёлся оценивающим взглядом по едва прикрытым остатками шёлка дамам (Ханна густо покраснела) и вручил им ещё два флакона. Миссис Поттер и миссис Лонгботтом возмущённо фыркнули, но выпили.
- Что с моей женой? – повторил Снейп. – Или вам нужен ещё и «Легилименс»?
- Невилл, налей ему валерьянки! – вполне трезвым голосом сказал Поттер вместо благодарности за лечение.
После чего начал задавать правильные вопросы. Джинни несколько сумбурно обрисовала ситуацию. Ханна спокойно вставляла уточнения.
- Они вас связали не магией? – недоверчиво переспросил Гарри.
- Нет, я же говорю! Почему ты меня никогда не слушаешь?! – воскликнула миссис Поттер. - Только в самом конце он достал палочку…
- А чем? – профессионально терпеливо допытывался мистер Поттер.
- Ну, такие мелкие железные штучки с острыми углами, как бы это сказать…
Миссис Лонгботтом молча протянула аврорам небольшой металлический квадрат с отверстием в центре и вогнутыми сторонами, вроде шайбы под шуруп или гвоздь.
Поттер, Уизли и Снейп бросились к ней так, что чуть было не столкнулись лбами.
- Были ещё крестики и звёздочки, - уточнила Ханна.
- Дайте мне! – закричал вдруг только что вошедший с халатами для дам Лонгботтом и, осмотрев странную штучку, застонал.
- Это мои! Я вам говорил! Это мои гении-недоумки!
- Ты уверен? – мрачно спросил Рон.
- Я видел, они такими менялись! Я думал, это что-то из «Волшебных вредилок»!
- Куда они могли её потащить? – деловито спросил Гарри.
- В лабораторию, куда ж ещё! Они мест-то других не знают…

* * *

Гермиона чувствовала, что сейчас лопнет от смеха. И только опасение, что пуффендуйцы по своему обыкновению снова затормозят и начнут его консервировать, заставила её сдержаться и не привлекать к себе внимания. Великие маги закончили облачаться, разложили в должном порядке орудия своего тёмного колдовства и приступили к делу. Под еле слышные стоны пленницы, которая всерьёз опасалась, что надорвёт себе живот.
- А почему ничего не изменилось? – в недоумении спросил Саммерби.
- Разумеется, мы видим себя, как есть! Мы же прозреваем сквозь личины! – уверенно объяснил коротышка. - Вперёд, ребята! Помните, что жертв нам не надо. Пока. И особых разрушений тоже. Просто демонстрация силы. Развлекайтесь!
- Куда вы идёте? – требовательно спросила Гермиона.
Пуффендуйцы откровенно заржали, словно увидели пресловутый телесный низ.
- Ты что, и правда ждёшь ответа? – поинтересовался Смит. – Я думал, ты умная!
- Но попробовать-то можно? – с трудом пожала плечами пленница.
- Настоящие гриффиндорцы никогда не сдаются! – воскликнул Саммерби.
- А вот мы сейчас проверим! – подхватил Саммерс.
И безумная компания, наконец-то, с изрядным шумом удалилась, оставив Гермиону наедине с главным психом.
- Ну что, настоящая гриффиндорка, хочешь настоящего мужчину?
Гермиона повертела головой, обшаривая глазами помещение.
- Ладно, сама напросилась! – не на шутку взбесился пуффендуйский злодей. - Смотри, что с тобой будет!
Он эффектно развернул перед пленницей знаменитую гравюру великого Хокусая.
- Вы будете щекотать меня ещё и осьминогами? – недоверчиво спросила Гермиона.
- Э-э-э… В некотором роде… - совсем смешался бедный похититель.
- Это ведь укиё-э, - размышляла вслух Гермиона. - И вы всё время несёте что-то японское. И мы же в Хогвартсе, да?
Похититель машинально кивнул. Аврор Грейнджер возликовала.
- Я о тебе много слышала!
Коротышка приосанился.
- Ты Стамп, Завулон Стамп.
- Зеб! Зеб Стамп! Хотя так ещё хуже, не успеешь начать представляться, а оно уже кончилось… Проклятое имя! – пронзительно завопил несчастный страдалец. - Завулон Стамп… Икабод Крейн!
- Захария Смит! – в тон ему ответила аврор Грейнджер.
Глава пуффендуйского заговора со злостью рванул с себя маску ниндзя.
- Вычислила, да? Радуйся, всезнайка!
Гермионе, несмотря на боль во всём теле, стало его ужасно жалко.
- Поэтому вы так увлеклись Японией? – участливо спросила она. – У них ведь такие красивые имена…
- Ничего подобного! Мы давно уже не безмозглые подростки!
Пуффендуйская пленница благоразумно придержала своё мнение на этот счёт при себе. «Учитывая обстоятельства», как сказал бы Саммерс.
- Когда я узнал, что в Японии оборотни – барсуки, я понял: это судьба! Мы прославим наш факультет. Не всё же Гриффиндору со Слизерином! Свет идёт с востока, из Страны восходящего солнца, - с величайшим убеждением говорил Стамп, - если глубоко изучить…
Гермиона глубоко вздохнула.
-Ты владеешь японским? – с искренним восхищением спросила она.
- Ну, пока не вполне… - смутился Стамп. – Сложновато. Но есть прекрасные академические переводы на все европейские языки…
- Барсуки в Японии не водятся, - сочувственно сообщила всезнайка Грейнджер. - Это условный перевод енотовидной собаки для европейцев. Она скорее похожа не на барсука, а на лису. Которая, как вы, наверное, знаете, тоже оборотень.
Видный специалист по Японии какое-то время молча глотал воздух, но потом сообразил, что имеет дело с пленным аврором.
- Так я тебе и поверил, заучка Грейнджер! Ты ещё скажи, что соловей - это не соловей!
- Ты не поверишь, но…
- А кто? – ехидно спросил Стамп.
Гермиона не помнила точно и помедлила с ответом. Этого оказалось достаточно, чтобы её похититель вернул себе самоуверенность и даже, казалось, прибавил пару дюймов в росте.
- Угуису – это что-то маленькое и певчее… - поспешно начала вспоминать вслух аврор Грейнджер. - Пеночка… Славка… Нет, камышовка! Точно, камышовка. Латинское название смотри сам. Или спроси у Саммерса.
Стамп и его эго снова сдулись до естественных размеров, потому что он вспомнил какую-то похожую латынь в примечаниях мелким шрифтом, которые всегда пропускал за ненадобностью. Вид у него был до того убитый, что Гермиона захотела погладить его по головке, но вовремя вспомнила, что прикована к стене.
- Отпусти меня, и я всё тебе объясню, - мягко и вкрадчиво сказала она. – Вместе у нас обязательно получится!
- Что получится, то получится! - упрямо заявил в ответ Стамп. – Барсуки, еноты, лисы… Да хоть собаки! Главное – пусть обернутся! А там уже вся сила будет наша. И перечисление факультетов Хогвартса отныне и навсегда будет начинаться с Пуффендуя!
Похититель преспокойно повернулся спиной к пленнице-аврору. Но Гермиона не сумела воспользоваться даже такой вопиющей дуростью, до того ей хотелось огреть этого упёртого истинного пуффендуйца чем-то тяжёлым по твердокаменной голове. И снова потеряла драгоценные секунды, потому что Стамп спохватился и проворно прибрал её палочку к рукам.
- Меня ищут! – в отчаянии закричала ему вслед Гермиона.
- Ну и что? Пусть ищут! – Раздался уже знакомый демонический, с подвизгиванием, смешок. - Кому придёт в голову искать тебя в Хогвартсе? Добрый день, мистер Лонгботтом…

* * *

Больше Стамп ничего не сказал, только выпучил в немом крике крошечные глазки на главу Аврората, ощутив на горле железные руки Рона. Невилл стал торопливо обрывать злобно отбивающиеся толстые зелёные стебли.
- Отойди! – приказал Снейп. – Сектумсемпра!
И Гермиона упала на мягкую кучу превосходного силоса, а там и в объятия супруга. Рон в досаде занёс над похитителем карающую длань…
- Да оставьте его! – закричала Гермиона, колотя мужа по плечам, чтобы размять онемевшие руки. – Он ничего плохого мне не сделал!
- А это что? – грозно вопросил Снейп, указывая на красные следы на её запястьях и лодыжках.
- Подумаешь! Да у меня каждую ночь… Короче, они меня только пощекотали. – Гермиона непроизвольно хихикнула. – А потом взяли немного эмоций. Со мной всё в порядке!
- Нет, не в порядке! Чем они тебя поили?! – Снейп встряхнул жену, одновременно пытаясь сосредоточиться для «Легилименс». - Они взяли твою волшебную силу?
Стамп по привычке демонически захохотал, но тут же замолчал, опасливо глядя на авроров. Гермиона тоже встревожилась, выхватила, наконец, у Гарри свою палочку, торопливо сделала несколько взмахов, и сразу с облегчением затрясла нечесаной с вечера головой.
- Да ничем они не меня поили! И сила моя вся на месте. Это их всех спасать надо, не меня! Они всё напутали! – вырвалось из самой глубины души заучки Грейнджер.
Стамп что-то возмущённо вякнул, но снова мгновенно заткнулся под тяжёлыми взглядами Поттера и Уизли.
- А ещё они всё время несли какую-то ахинею о моей невинности.
Рон покраснел, Гарри развернул к себе Стампа, но тот, бестолково отпихиваясь, завопил:
- Так ты что, не девственница?!
- Какого Мерлина?! – хором воскликнули Снейпы.
- Ну, мы думали… - смущённо промямлил пуффендуйский злодей. – Это же Грейнджер! А вы уже старый…
Снейп с трудом удержал свою оскорблённую невинность от чего-то совершенно непростительного и убедился, что сил у неё полно. Стамп в панике припал к широкой груди Уизли с криком:
- Всё пропало! Спасите! Да нет, не меня, ребят!
- Где они?! – зарычал Рон.
- На свадьбе!
- Мерлин! Ещё эта свадьба… - – с досадой вспомнил жених.
- А мы до сих пор не одеты! – в ужасе воскликнула невеста. – Аппарировать нельзя… Где тут камин?!
- Давайте я вас провожу! – рыцарски предложил благородный самурай.
У него почти получилось! Только через секунду ошеломлённые таким нахальством авроры пришли в себя, и раздался ледяной голос Поттера:
- А вас, Стамп, я попрошу остаться!
Снейпы даже не обернулись. Гермиона торопливо хватала особо приглянувшиеся ей орхидеи, а супруг убеждал её на ходу:
- Зачем тебе камин? Идём через шкаф! Окажемся сразу в Лютном, у Горбина…
Когда дверь за женихом и невестой закрылась, Поттер с Уизли повернулись к Лонгботтому и хором сказали:
- Ты нам за него отвечаешь!
- Идите, идите, ребята, всё будет в порядке! – успокаивающе ответил Невилл. – Я его приведу.
Рон и Гарри устремились к горбатой ведьме, чтобы поскорее перехватить остальных заговорщиков. Лонгботтом повернулся к своему лаборанту.
- Идём! – сказал он как можно более деловым тоном.
И у него тоже почти получилось! Только через несколько секунд Стамп опомнился, затормозил и отступил к стене, на которой ещё недавно висела его пленница.
- Меня на эту свадьбу не приглашали! – сказал он голосом, звенящим от ещё не утихшей обиды.
Но стойка у него при этом была вполне боевая, хоть и без палочки. Лонгботтом строго сказал:
- Тогда я не пущу тебя больше в Запретную секцию!
- Вы не имеете права! – возмущённо завопил Стамп. – Я буду жаловаться мадам Пинс! Я буду жаловаться директору Макгонагалл!
- Идём, идём… - спокойным, домашним тоном повторял Невилл, подхватывая строптивого подчинённого под руку и деликатно накладывая на него лёгкое «Конфундо». – Я один из устроителей свадьбы, я тебя приглашаю. И потом, там же наши ребята, надо им помочь.
- Да, верно!
Голос Стампа окреп и возмужал, он бодро зашагал рядом с начальником. [I]А вдруг я и правда Избранный?[/i] – подумал как всегда после бесед со своими лаборантами Невилл.

* * *

В саду «Сладкого королевства» уже давно было всё готово: красно-зелёные шатры, столы, холодные закуски, очень важные персоны, поющие жабы и даже бывший Министр магии Кингсли Бруствер с супругой, на которую в ожидании невесты и любовались гости. Ослепительно белое платье туго стягивало её тонкую талию, открывая стройную спину и подчёркивая недостижимую без привычки носить тяжести на голове грациозность походки.
Однако напряжение ожидания уже грозило перерасти в скандал, несмотря на все усилия Флитвика и его хора. Довольная улыбка миссис Уизли постепенно становилась растерянной, но тут появились Джинни и Ханна. Молли бросилась к ним с вопросами, Джинни поспешно утащила мать подальше, опасаясь жертв и разрушений.
Словно в ответ на её опасения прямо посреди накрытых столов внезапно возникли, уже без масок, Саммерс, Саммерби и Смит. Голову каждого прикрывала, спускаясь на спину, барсучья шкура, которую удерживал венок из полевых трав. Они были в отличной спортивной форме и в своих набедренных повязках фундоси выглядели очень живописно, распевая на какой-то варварский мотив: «В храме Сёсэйдзи – пэн-пэн-копэн, а мы барсуки – дон-дон-кодон». Обрадованные развлечению гости одобрительно зашумели, полагая, что началась хотя бы культурная программа.
Однако новоявленные барсуки оглядели гостей и обстановку с крайним отвращением на лицах. Смита при виде красно-зелёных декораций просто перекосило. С них-то он и начал, вцепившись в гирлянды на ближайшей беседке. Саммерби вскочил на богато сервированный стол и пнул какое-то блюдо до того удачно, что попал в Саммерса. Тот в долгу не остался, и на глазах изумлённой публики почтенные пуффендуйские учёные начали натуральный бой на закусках. Остолбенели даже домовые, но потом раздался возмущённый писк - домовики не разбирались в людской культуре, но правильно поняли, что прибирать придётся именно им. Гости зашумели уже растерянно, не зная, с чего или с кого начать. Многие озирались в поисках Молли, но той, к счастью для Саммерса, Саммерби и Смита, пока видно не было.
- Саммерби! Ты рехнулся?! – завопил, наконец, какой-то его приятель-спортсмен.
Саммерби замер с куском пищи в руке.
- Как ты меня узнал?! – потрясённо просил он.
Послышались смешки. Происходило какое-то недоразумение, что от скуки было даже забавно.
- Ты бы хоть оборотного выпил! – надрывался приятель Саммерби.
- А как же шкура? – пробормотал тот в ответ.
- Она тебе срам не прикрывает! Вы что, с вечеринки у Малфоя?
- Тише ты! – цыкнул кто-то в толпе. - Он тут!
- Как тут?!
- Выпущен на свадьбу к крёстному под честное слово! – улыбнулся Драко и ласково взял за руку подошедшую Асторию Гринграсс. – Не моё, конечно, – добавил он, поцеловал невесту и снова обратил рассеянный взгляд светского льва на несостоявшихся барсуков.
Те уже затравленно искали, чем можно прикрыться, хоть бы и красно-зелёным.
- Кажется, мы где-то ошиблись… - убитым голосом сказал Саммерс.
- Не вы, а ваши родители! – утешил несчастных Малфой.
Раздался свадебный марш, и появилась миссис Уизли с радостным известием, что новобрачные всё же прибыли. Никто более не обращал внимания на неудавшихся оборотней. Но только не Молли! Широко раскрыв глаза, она медленно шла вперёд, впитывая ужасающую картину гибели красоты, в которую вложила всю душу. И взгляд миссис Уизли, обращённый на пуффендуйцев, стал настолько страшен, что миссис Поттер и миссис Лонгботтом поспешно подхватили её под руки.
- Ханна, ты посмотри, их уже трое!
- Ничего, Невилл им всем устроит прополку! За пеньюар! – убеждённо пообещала супруга главы лаборатории.
- Кто из вас был у меня дома, признавайтесь! – приказала Джинни. - Где мой ковёр?! Свиньи вы, а не барсуки!
- Злодеи! – с дрожью выдохнула Молли.
И сразу набрала побольше воздуха, чтобы продолжить. Однако страшный вид руин праздничного стола закрыли от неё две широкие аврорские спины.
- А, вы уже здесь… - сказали злодеи и совсем сникли.
Главный аврор и его заместитель, которые почему-то не спешили поздравить новобрачных, а явно были при исполнении, снова встревожили гостей. Повисла тишина.
И тут раздался хохот.
Восставший из ада Тёмный лорд и то произвёл бы меньший фурор.
Потому что смеялся жених.
- Ребята, спасибо, всё отлично получилось!
Поттер и Уизли непонимающе переглянулись.
- Дорогие гости, вам же понравилось?
- Э-э-э… Хм-м-м… Да… - ответили дорогие гости.
- Было очень весело! Гарри, Рон, Невилл, друзья!
Все трое вздрогнули и уставились на жениха.
- Вы всё прекрасно устроили! Моя школа!
- Что?! – хором воскликнули Поттер, Уизли и Лонгботтом.
- Да-да, я очень рад. Это был прекрасный мальчишник, спасибо вам! Мы так славно посидели! И после энной бутылки огденского у вас стали рождаться прекрасные идеи. Я начинаю любить всё гриффиндорское – и пуффендуйское тоже! А теперь к столу!
Под громкий марш Снейп в элегантной тёмно-зелёной мантии прошествовал на своё место. Гости, довольные, что всё уладилось, тоже радостно поспешили к своим местам, провожаемые домовиками. Пуффендуйцы, создавая себе видимость приличной случаю одежды, стоически сели за разгромленный ими же стол. Хотя на самом деле им хотелось залезть под него, чтобы спрятаться от всех, особенно от главного аврора и его заместителя, но главное – от их женщин. Впрочем, домовые, повинуясь точным знакам миссис Уизли, уже почти привели стол в порядок и теперь заполняли его новыми вкусными блюдами.
Раздался удар литавр, и перед присутствующими, под руку с величественным Бруствером, щеголявшим огромной золотой цепью на шее, возникла стройная, совсем хрупкая новобрачная. В пышном платье самого глубокого оттенка бордо и с причёской, убранной живыми цветами, скромной и несколько небрежной, но от того ещё более прелестной.

* * *

- Ничего не видно! – посетовал Рон.
- Как не видно? – удивился Гарри. – Вот они, как на ладони!
- Да я про выступление…
- Тоже мне, ценитель искусства! На пуффендуйцев смотри! От этих психов всего ждать можно. И они там, в самой гуще народа, с палочками сидят!
Пожелания счастья, концертные номера и даже большая часть вкусной еды со свистом проносились мимо авроров. Но нет худа без добра. Поздравительную речь друга детства, которую Рон ждал, как поцелуя дементора, он произнёс, совершенно не вникая в тщательно подобранные, исполненные горьких намёков слова, и сорвал своим лёгким отношением к случившемуся бурные аплодисменты.
- А если это всё-таки он? – прошипел Рон, садясь и не сводя взгляда василиска с целующихся новобрачных.
Снейп великодушно сделал вид, что не услышал.
- Можете считать, что это я! – заявила Гермиона, тоже усевшись на место. – Я сама всё организовала, чтобы добыть по-настоящему хороших цветов!
Она с удовольствием поправила на редкость удачную, хоть и сделанную впопыхах причёску. И как раз вовремя, потому что дорогих новобрачных опять потребовали для очередного поздравления. Снейп с тоской думал, что споить такую толпу выше его сил и вообще он всегда был слишком стар для подобных развлечений.
- И что, мы вот так это спустим на тормозах? Нехилый такой заговор? – кипятился Рон.
- Ни в коем случае! – заверил его начальник. – Невилл, идём с нами!
Оба аврора непринуждённо освободили от гостей ближайший к пуффендуйскому столу полосатый шатёр, куда Невилл загнал, как овечек, своих подчинённых. Упрямились они самую малость, поскольку в шатре с отрешённым от всех мирских забот видом сидел заместитель шефа Рольф Саламандер. Ничего страшнее обычного показательного выговора на общем собрании явно не предвиделось.
- Палочки свои сюда давайте! – сурово сказал Лонгботтом.
С покаянным видом, который, как они по опыту знали, особенно любезен доброму гриффиндорцу, пуффендуйцы послушно отдали палочки.
- Невилл, ну ты даёшь! – восхищённо сказал Рон, накладывая на шатёр защитные чары, не слишком заметные, чтобы не раздразнить репортёров.
- А теперь побеседуем! – с удовольствием покатал в руках собственную палочку Гарри.
При виде ещё двух и куда менее добрых гриффиндорцев заговорщики несколько увяли.
- Ученье – свет! – с большим удовольствием сообщил им аврор Уизли. – Но для таких дел нужна ещё выучка. А у вас её нет. Так что просто выкладывайте!
- Мы не делали ничего противозаконного! – с большим апломбом начал Стамп.
Чары на входе колыхнулись, шатёр озарила блеском своей красы новобрачная и, разумеется, втянула за собой супруга.
- Хочу всё знать! – произнесла она классическую фразу заучки Грейнджер, подзывая к себе два плетёных кресла.
- Снейп ведь сказал вам… - куда менее уверенно снова заговорил Стамп.
Поттер завёл глаза под очками так, словно хотел рассмотреть свой шрам.
- Хороший ход! – одобрительно сказал Рон главе «Снейп и Ко» и обратился к заговорщикам: - Теперь вы будете до конца своих дней поставлять в его лавчонку сырьё. Причём даром.
Пуффендуйцы разом взглянули на Снейпа. Тот молча кивнул.
- В Азкабане есть библиотека? – деловито спросил Саммерс.
- Нет, от меня вы поцелуем дементора не отделаетесь! – возмутилась Гермиона. – Сегодня мой день, я требую подробностей!
За её спиной Лонгботтом в отчаянной попытке спасти свою лабораторию делал подчинённым всякие выразительные знаки, которые означали одно: «Только молчите!».
- Так я и знала! – презрительно заявила заучка Грейнджер. – Вы просто сексуальные извращенцы! Чего ещё ждать от Пуффендуя!
Невилл в ужасе схватился за голову и не зря.
- Ничего подобного! – взвизгнул Стамп. – Секс тут не причём! Мы Союз барсуков-оборотней! Вернее, сначала мы хотели стать спутниками бога ночи… Привидениями! – снисходительно пояснил он, увидев взлетевшие до причёски брови всезнайки Грейнджер. - Но ткать материю оказалось просто адски трудно…
- Ткать материю? – переспросила Гермиона, мельком подумав, не позвать ли сюда как эксперта Джинни. Или всё-таки кого-нибудь из Мунго?
Однако Пуффендуй даже в полном безумии умудрялся сохранять здравый смысл.
- Ну да! – самодовольно пояснил Стамп. – Попробовали бы вы соткать полотно лунной ночью, а потом ещё и выбелить его лунной ночью! Поэтому мы обратились к барсукам…
- Зачем? – коротко спросил глава Аврората.
- Это символ нашего факультета! – гордо ответил хором союз пуффендуйских оборотней.
- Я знаю… – Поттер потёр глаза под очками и тоже подумал, что тут не помешал бы кто-нибудь из Мунго, хотя бы для него самого. – Я имею в виду, есть же анимагия?
- И оборотное зелье? – подхватил страшно заинтересованный Снейп.
- Типичное гриффиндорско-слизеринское невежество! – кивнул Саммерс и мстительно заявил Снейпу. – Вы, как все зельевары, просто ограниченный прикладник, не имеющий ни малейшего понятия об истинном устройстве волшебного мира.
- Тоже мне философ! Да ты бороды себе толком отрастить не можешь!
Гермиона в гневе вскочила с кресла, но Снейп её удержал.
- Объясните, что даёт такое оборотничество? – попросил он.
- Да-да, просветите нас, дураков! – смиренно присоединился к просьбе условно осуждённого глава Аврората.
Невилл снова отчаянно зажестикулировал, но Стампа было уже не остановить.
- Прямой доступ к потусторонним силам! Магия оборотней практически сопоставима с магией демонов!
Бывший Упивающийся смертью восхищённо присвистнул. Гермиона смогла сказать только «О!».
- Ради такого можно позволить себе выглядеть полными идиотами, – признал Поттер.
- А ведь у них могло и получиться! – содрогнулся Рон. – Это же Пуффендуй!
- Вряд ли! – пожала плечами Гермиона. – Не знаю, что там за рецепт, но готовили они, как домохозяйки. Нет енота, сойдёт барсук, нет камышовки, сойдёт соловей… Зачем вы меня смешили?
Заговорщики, которых давно уже распирало от тайных знаний, взглянули на Стампа. Тот махнул рукой.
- Ладно, мы вам всё расскажем. Терять уже нечего, а разобраться надо. Согласен, я ошибся с животными. Признаю, Грейнджер даже в сексе разбирается лучше всех! – Он отвесил новобрачной издевательский поклон. – В барсуков мы превратиться не могли, но во что-то ведь мы должны были превратиться! Мы тщательно собрали и подготовили все ингредиенты…
Снейп громко и презрительно хмыкнул.
- Сами бы попробовали! – с ненавистью сказал Саммерс. – Смех невинной невесты! Думаете, легко сейчас найти такую? Даже Грейнджер, и то…
Снейп снова расхохотался, заставив вздрогнуть всех присутствующих. [I]Интересно, что можно сделать из его смеха…[/i] - подумал Стамп.
- А пение соловьихи в гнезде? – не сдавался Саммерс. – Попробуйте его услышать, когда проклятые соловьи всё глушат!
- Это вам не шкурки с бумслангов сдирать! – ядовито прошипел Смит.
Услышав список ингредиентов, владельцы «Снейп и Ко» переглянулись, усмехнулись и встали, готовясь идти веселиться дальше. Им всё стало ясно.
- Мы так старались! – уныло подвёл итог Саммерби, который, наконец, понял, что окончательно упустил свой золотой снитч. - Почему у нас ничего не получилось?

* * *

- Вам следовало бы посоветоваться с кем-нибудь из Когтеврана! – раздался откуда-то из глубины палатки приятный женский голос, исполненный несколько отрешённого юмора. – Тогда бы у вас получилась даже цепь Фенрира…
Все повернулись и определили, наконец, источник тошнотворного запаха рыбного прилавка. Или, если угодно, свежего запаха моря. А заодно и странного, ритмичного стука, который подсознательно принимали за музыку снаружи. На шее у Луны Лавгуд красовалось ожерелье из водорослей, в которое были вплетены живые огненные крабы. Они-то и пощёлкивали клешнями, как кастаньетами.
- Подарок Рольфа! – пояснила Луна, нежно погладив крабов по спинкам.
Саламандер восхищённо поцеловал её руку.
- Причём тут Фенрир?! – нетерпеливо прервал трогательную сцену невежа Стамп.
- Во-первых, он тоже оборотень, - охотно поделилась знаниями истая когтевранка мисс Лавгуд. – А во-вторых, цепь Глейпнир делается примерно по тому же рецепту: женская борода, корни гор, шум кошачьих шагов…
- Ты хочешь сказать, из того, чего в мире не существует?! – сообразил первым Смит, и Гермиона его даже зауважала. Впрочем, возможно, Стамп и Саммерс всё-таки поняли раньше, потому что сидели теперь, безнадёжно уставившись в землю.
- Да, - безмятежно согласилась Луна.
Но неотёсанный спортсмен Саммерби заорал в голос:
- Чушь! Я сам лично слышал эту грёбаную соловьиху в этих грёбаных колючках! Когда мы смогли, наконец, заткнуть её муженька. Та изгородь точно была живая… - вспомнил он с содроганием. – И определённо хотела лишить меня самого дорогого…
- Пуффендуйцы могут всё, - сказала Луна как нечто само собой разумеющееся. – Не исключено, что и Фенрира тоже вы на цепь посадили.
- И что, - недоверчиво спросил Стамп, - невесты перед свадьбой не смеются?
- После свадьбы тоже… - заметила себе под нос Гермиона.
Луна очень убедительно покивала.
- Перед свадьбой девушки плачут.
- Почему? – в крайнем недоумении спросил Стамп.
- Потому что все радости брака начинаются и кончаются свадьбой. А в самом замужестве ничего хорошего нет, - невозмутимо пояснила в недалёком будущем миссис Саламандер. – Любопытно, кстати, что бы вы стали делать с Гермионой, если бы в вашем рецепте стоял не девичий смех, а девичье молоко…
- Луна! – строго прервала её миссис Снейп, но не выдержала и прыснула от смеха.
- А ты девственница? – с жадным любопытством спросил у мисс Лавгуд Стамп, не обращая внимания на протесты Саламандера.
- Пока да, - мечтательно ответила Луна. – А что?
- Я тоже! - неожиданно признался главный заговорщик.
- Значится так! – Глава Аврората понял, что с него хватит. – Лонгботтом, распустил ты своих подчинённых! Завтра же всё расскажу Макгонагалл! От неё и палочки получите. А пока все свободны, все веселятся…
Рон сверился с программой увеселений и объявил:
- Театрализованное представление «Урок зельеварения у первого курса Гриффиндора»! В роли Невилла Лонгботтома – Невилл Лонгботтом. В роли Гарри Поттера – Гарри Поттер. И так далее.
- А кто в роли меня? – не удержался Снейп.
- Сейчас узнаешь! – с наслаждением ответил Поттер.
- Нам тоже идти? – вякнул Стамп.
- Вы… - Рон сделал длинную паузу, за время которой заговорщики забыли, как дышать. – Вы уйдёте отсюда последними вместе со мной. И если я услышу от вас хоть что-то, кроме «Здоровье новобрачных!», отправитесь вы даже не в Азкабан, а прямо в Мунго. Там есть всё! – добавил он, не дожидаясь вопроса о библиотеке.
Как всякий здравомыслящий аврор, мистер Уизли был счастлив, что страшный заговор с похищением оказался истинно пуффендуйским, что лишней работы не предвидится, что всё вообще очень удачно обернулось. Даже - что уж греха таить? - даже брак Гермионы с этим условно осуждённым слизеринским ублюдком. Уж теперь-то он под надёжным присмотром! И даже представить себе не может, что его ждёт, причём прямо сейчас, на театрализованном представлении…
Глава Аврората и мистер Лонгботтом вполне разделяли чувства Рона - в дополнение к чисто личным причинам быть счастливыми. О том, как счастливы были несостоявшиеся оборотни, и говорить не приходится. Нечто вроде счастья, несмотря на всё своё когтевранское благоразумие, испытывала и Луна Лавгуд, перед которой стоял на коленях Рольф Саламандер. Собственно, он собирался сделать предложение ещё когда вручал ожерелье, но тут, как всегда, откуда-то налетел торопыга Невилл, куда-то потащил…
Впрочем, всё это было неважно. Важно, что новобрачный ощущал полное и совершенное счастье – счастье своей жены. Новое, абсолютно неизведанное прежде переживание ошеломило Снейпа не хуже пения соловьихи или тихого смеха Гермионы в тиши их первой брачной ночи… И он наслаждался им, как мог. Но при этом думал: [I]А пуффендуйцы правы. Надо бы это воспоминание сохранить…[/i]
____________________________________________________________
*[i]«Грязная вода»[/i] - «Бейлис», «Егермейстер» (горькая настойка на травах), лимонный сок.
**[i]«Грязная овсянка»[/i] - то же самое, но без лимона.
***[i]«Дерьмо на траве»[/i] - «Бейлис» поверх мятного ликёра.
****[i]«Орлеанская девственница»[/i] - поэма Вольтера о Жанне д'Арк, рейтинг NC-21, к публикации на ТТП безусловно запрещена.
*****[i]«Демон-повелитель Шестого неба»[/i] – прозвище самурая Ода Нобунага (1534-1582), одного из первых объединителей Японии. Тоётоми «Обезьяна» Хидэёси (простолюдин), Токугава Иэясу (аристократ) – его ближайшие сподвижники. «Охота за мечами» - разоружение крестьян, которое способствовало развитию ниндзюцу – тайного искусства ниндзя, противопоставленного открытому «пути воина», бусидо.

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.