Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Общество защиты животных", G

Автор новости: SAndreita от 25-06-2017, 17:03
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Общество защиты животных
Автор: olala
Гамма: Астрея
Пейринг: СС, ГГ, ГП, РУ, ЧУ, РХ и др.
Рейтинг: G
Жанр: action, romance, humor
Дисклаймер: все упомянутые в тексте персонажи и реалии мира Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг
Саммари: Что может быть плохого в защите вымирающих волшебных существ? Особенно если за дело возьмутся Рубеус Хагрид и Чарли Уизли? Но главе Аврората и его помощнику снова приходится скрепя сердце обращаться к Снейпу и его верной помощнице
Комментарий: надеюсь, что несовершеннолетние читатели некоторых шуток просто не поймут
Благодарности:
  • meranna - огромное спасибо за наши беседы, за вдохновение и за эпиграф!,
  • Хэммету, Чандлеру, Макбейну – как всегда, Стауту – в особенности

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: Чем больше критики, тем больше отзывов!

Цикл: "Снейп и Ко"
Очередность в цикле: часть 2
Приквел: «Волшебные палочки»
Сиквелы: «Семейные ценности», «Три сестры», «Пуффендуйская пленница»

Скачать фанфик в формате "doc":
olala_Obtshestvo_zatshity_zhivotnykh_G.doc [214 Kb] (cкачиваний: 74)

Бывший двойной шпион, декан Слизерина и ректор Хогвартса, а ныне – лучший зельевар Лютного переулка Север Снейп отдыхал от трудов праведных на единственном своём ветхом диване. Зато с помощницей на коленях.
- Давай устроим себе завтра выходной? – риторически предложил он после долгого и приятного молчания. - А сегодня посетим великосветский раут!
Снейп щёлкнул пальцами, подзывая роскошный зелёный пергамент. Главный спаситель волшебного мира постепенно привыкал обходиться без обещанной, но так и не возвращённой ему волшебной палочки. Однако новые возможности нисколько не охлаждали его упорной ненависти ни к новым порядкам этого мира, ни к главному аврору Поттеру.
- Пригласительный на «Снейп и Ко»? – осторожно поинтересовалась Гермиона. - Или на мистера и миссис Снейп?
- Как бы я тогда тебя провёл? - удивился старший партнёр фирмы. - Просто мне и на два лица. Трансфигурируйся и собирайся!
- Какая женщина устоит перед таким предложением!
- Не пойдёшь? Как хочешь.
- Я хочу пойти!
- Так собирайся! – уже в раздражении на женскую логику повторил Снейп.
Гермиона задохнулась от возмущения, но привычно проглотила первые две или три ответные реплики, несколько раз глубоко вздохнула – Снейп обожал этот её способ успокоиться! – и отважно спросила:
- Я могу надеяться когда-нибудь стать миссис Снейп?
- Хоть завтра! – пожал плечами мистер Снейп.
- А в чём подвох? – подозрительно спросила проницательная ученица.
- Ни в чём. Я хочу жениться на Гермионе Грейнджер, которая, как выяснилось, жива, здорова и не пропала без вести. Посылай объявление о помолвке в «Пророк» и приглашения друзьям.
- На свадьбе они будут кричать «Горько! Горько!», а ты - думать: «Да уж, стрихнин вам не сахар!»
– Как будешь готова объявиться им, скажи, - примирительно сказал Снейп. - Всё равно ты не сможешь скрываться вечно. А пока побудем «Снейп и Ко»!
Гермиона счастливо вздохнула и с облегчением прижалась к нему.
- Ну вот, теперь всё в порядке, - необыкновенно нежно промолвил её суровый начальник и чуть повысил голос, - ассистент Грейнджер…
Гермиона замерла в его объятиях.
- Трансфигурируйся и собирайся!
Она вскочила на ноги и гневно выхватила палочку.
- Это не твоя, - слегка пожал плечами Снейп, не меняя расслабленной позы.
Просвещённая мисс Грейнджер чуть было наглядно не доказала ему, что не надо верить предрассудкам, но ограничилась коротким замечанием:
- Это палочка Тонкс.
Снейп слегка изменил позу.
- Ты ходила одна в Малфой-манор?
- И нашла тайник Драко. Домовые меня очень уважают!
Попрятавшиеся от страха по углам домовые «Снейп и Ко» робко, но согласно запищали.
- Ну, хоть кто-то тебя уважает… Хорошо, предположим, я впечатлён. Давай свои вопросы!
- По случаю чего раут?
– Какая разница? Бесплатные коктейли!
- Бесплатные коктейли бывают только в Малфой-маноре!
Снейп молча перебросил ей приглашение.
- Благотворительный приём? «Фонд фауны Фарер»?
- Теперь стало понятнее? – с искренним участием спросил Снейп.
Гермиона не собиралась сдаваться так просто и зашла с другой стороны:
- Зачем тебя пригласили на такое сборище?
- Соскучились по старому другу! – саркастически ответил бывший Упивающийся смертью. – Понятия не имею. На месте разберёмся.
- Приём, похоже, высокого уровня. Представители власти тоже будут? Министерство, Аврорат?
- По идее должны быть, - нехотя признал Снейп.
- Вот видишь! Разве не нужно было это выяснить?
- Я велел тебе трансфигурироваться! – резонно напомнил никогда ничего не забывающий двойной шпион. – Хорошо, ты не права, дорогая, поэтому прости меня, и последнее слово осталось за тобой. Теперь всё?
- Теперь всё! - подтвердила довольная Гермиона.
- Так собирайся! – в очередной раз рявкнул Снейп.
Гермиона вздохнула и молча ушла в спальню переодеваться и трансфигурироваться в эффектную брюнетку, которая со времени пропажи без вести бывшего аврора Грейнджер стала её второй натурой.

* * *

Глава Аврората Поттер сидел в своём кресле, положив ноги на стол с совершенно секретными документами, и смотрел в потолок. Его заместитель преданно оберегал редкие минуты покоя друга от случайных посетителей. Заодно Рон, не теряя времени даром, бесшумно ревизовал сейф с конфискованными ядовитыми зельями, проклятыми украшениями, куклами вуду и прочими опасными орудиями колдовства, куда срочно следовало добавить палочки, изъятые из тайника в Малфой-маноре, – сюрприз от неизвестного недоброжелателя Драко. Момент казался подходящим… Рон собрался с мыслями и непринуждённо заговорил о своих планах на вечер. Однако весь его тщательно продуманный дипломатический заход Гарри не услышал и отреагировал только на главный раздражитель.
- Мы ведь возвращаем палочку Снейпу, верно? – бодро вопросил мистер Уизли.
- Пусть приходит и забирает, - холодно ответствовал его начальник.
- Да, но он же…
Но толком возразить Рон не успел.
- Он сказал, что занят. Он сказал, ему некогда, - начал перечислять Поттер, распаляясь с каждым словом. – Он сказал, я должен доставить её лично. Прямо ему на дом… За то, что он посадил Кингсли! И отпустил на все четыре стороны Малфоя! Ты тоже думаешь, что я ему должен? Мне сходить и отнести?!
- Тихо, тихо! Тоже мне, взрывопотам… Конечно, ты к нему в Лютный идти не можешь, кто спорит? Но я-то могу? Заодно прощупаю его ассистентку…
- В лучших домах Слизерина это теперь называется ассистентка! - с почти снейповским ядом заметил Поттер, но тут же сменил тон: - Рон, я тебя понимаю. Тебе хочется по контрасту чего-то безмозглого и великосветского. У Джинни толпа подружек! И каждая спит и видит, как ты её прощупываешь… Да хоть баньши, только не девка Снейпа! – срывающимся голосом выкрикнул Гарри и добавил без паузы: - Лонгботтом зовёт посидеть в «Три метлы». Пойдём, расслабимся, как бывало? А то и напьёмся. Хуже уже не будет!
И, как справедливо заметил маггл по имени Мёрфи, всё немедленно стало гораздо хуже.
В коридоре раздались тяжёлые удары шагов, грохот мебели и гулкий бас.
- Хагрид! – хором сказали авроры и виновато переглянулись, вспомнив, сколько раз ссылались на занятость в ответ на его приглашения.
Но действительность превзошла даже самые худшие воспоминания.
Вслед за Хагридом в кабинет главы Аврората, ловко перебирая стройными ножками, проникло ярко-рыжее существо. Всё в нём, от веера чёрных ресниц до блистающей стразами крошечной сумочки, воплощало затаённые мечты Рона о чём-то безмозглом и великосветском. Хагрид называл это Лисичкой.
- Э-э, миссис Дигори… - выдавил, наконец, из себя Гарри. – Сочувствую вашей утрате.
- Миссис Забини! – поправили его в ответ. – Благодарю вас!
Под мышкой профессиональная миссис зажала нечто вроде крупной крысы, едва подающей признаки жизни. Тварь имела цвет апельсина. На последних своих словах Лисичка запечатлела на ней нежный поцелуй. Нелепое создание слабо тявкнуло, оказавшись всё же собакой. Хагрид отёр с глаз платком величиной с парус от шлюпки набежавшую волну умиления.
Гарри и Рон всё ещё надеялись, что объединяет эту невероятную пару лишь любовь к животным. Увы!
- Уверена, дорогой Амос теперь там! - Огромные ресницы набожно взлетели вверх, а потом снова скромно опустились. – И счастлив… - Послышался тихий вздох. - За нас с Руби!
Играла она из рук вон плохо, да и её образ шикарной светской дамы плохо вязался с сияющими наивным восторгом глазами и детским лепетом. Но Хагрид носился с ней, как дракониха с яйцом, и всё время старался бережно коснуться огромными пальцами…
- Будущая миссис Хагрид, прошу любить и жаловать! – радостно добил друзей великан.
Но, как выяснилось, не окончательно.
- Да я ведь по делу пришёл! – спохватился Хагрид, устроив Лисичку в кресле для посетителей со всеми возможными удобствами и не забыв о сухарике для собачки. – Мы тут решили…
Главный лесничий Хогвартса протянул главному аврору огромный свиток пергамента, который в его ручищах казался стандартным официальным документом.
- Устав нашего общества защиты животных, - гудел он, как весенний грюмошмель. – Подпишите там, что нужно! Моё маленькое чудо! Это её идея!
- Вот как? – странным голосом поддержал разговор главный аврор.
- Пустая формальность, но раз по закону положено, я тут! Дай, думаю, зайду к старым друзьям, раз повод есть!
Великан гулко расхохотался. Гарри, как светский человек, присоединился к веселью, и призвал к себе неподъёмный кожаный свёрток. Полное название общества состояло примерно из десяти слов, и каждое означало что-то очень хорошее. Возглавляли его лучший в волшебном мире специалист по волшебным существам Рубеус Хагрид и его лучший ученик Чарльз Уизли. Имена сопредседателей пылали в мозгу аврора Поттера ещё со времён Ордена Феникса и Отряда Дамблдора. Несмотря на любезные уточнения «младший» при каждой из фамилий.
Поттер раскатал пергамент по столу и радостно окрепшим голосом спросил:
- А почему официальный адрес на Дрире? Это территория…
- Там будет наш заповедник! – успокоил Хагрид. – Холодновато, конечно, зато свободно, людей – никого. Только пятиноги, но с ними мы договорились! Уж их-то никакими животными не испугаешь!
Пока Хагрид подробно обрисовывал перспективы разведения всяких почти исчезнувших опасных тварей, Гарри, вежливо кивая, вызвал своего штатного законника.
- Это надолго? – разочарованно протянула миссис Забини и надула губки.
Хагрид тут же бросился к ней с утешениями, а юрист Аврората в приятном предвкушении повёл плечами и перебрал пальцами в воздухе, ибо ничего нет приятнее для порядочного человека, чем законным путём расправиться с негодяями. Примерно о том же думал и аврор Уизли, не сводивший глаз с убийственной пассии старого друга. Выражение лица миссис Забини до боли напомнило ему сытого Живоглота. Рон прогнал эту мгновенную боль.
Пока юрист трудился, отрабатывая своё огромное жалование, глава Аврората занимал беседой счастливого лесничего, усиленно втягивая в нее и новоявленную любительницу животных. Но ничего, кроме милых глупостей и тихих вскриков изумления не добился. Даже нежные вздохи и те доставались исключительно Хагриду, сияние счастья на огромном лице которого просто ослепляло. Миссис Забини постоянно подставляла знатоку и защитнику животных свой скулящий комок оранжевой шерсти и, приласкав несчастное существо, Хагрид естественно переключался на его хозяйку… Она при этом практически не сводила глаз с ползающего по огромному пергаменту юриста.
- Устала, милая? – чутко уловил настроение любимой Хагрид. – Уже скоро! Да, Гарри?
Поттер бросил взгляд на своего высокооплачиваемого коллегу. Тот снова повёл плечами, но уже совсем в другом смысле, который верно истолковали как глава Аврората, так и миссис Забини. Всё было чисто…
Гарри кивком отпустил юриста и медленно расписался на оставленном для него внизу чистом месте с чувством, что подписывает смертный приговор другу. Устав начал лениво скатываться ярд за ярдом. Наблюдая за этим, миссис Забини с облегчением защебетала слаще фвупера:
- Как подумаю, сколько чудных, маленьких теляток убивают ради этого гадкого пергамента! Руби, дорогой, мы ведь будем их защищать? Посмотри, ведь тут кругом пергамент! Мы до них доберёмся! – Голос милой пташки явственно заледенел. – Запрети им, Руби!
Миссис Забини капризно топнула ножкой. Однако приказ в её голосе слышался самый настоящий, и Хагрид, похоже, уже научился его различать, потому что растерянно оглядел авроров и тихо загудел:
- Ну-ну-ну… Конечно, мы и это сделаем, любовь моя! А пока у нас есть дела поважнее. Сегодня же приём, помнишь? Будь умницей! Мы должны собрать побольше денег для Фонда!
- Да, правда, - тут же кротко опустила жёсткий частокол ресниц миссис Забини. – Я совсем не умею определять приоритеты… Ты такой умный!
И, словно не в силах более сдерживаться, подарила очередной поцелуй уже не собачке. Гарри решил, что с него хватит, и сослался на крайнюю занятость. Рон, однако, не терял времени на душевные переживания. Провожая Хагрида, он не только получил парочку специальных приглашений на приём, но и технично отсёк в дверях его спутницу.
- Хагрид! – не сдерживаясь более, возопил Гарри. – Что это было?!
- А как же мадам Максим? – возмущённо воскликнул честный Уизли.
- Ошибка молодости… - шумно вздохнул великан. – И потом, у неё никогда не хватало на меня времени. А моя Лисичка готова посвятить всю свою жизнь мужу!
- Мужьям, - мрачно поправил его Поттер.
- Не надо над этим шутить! – внезапно дрогнувшим голосом сказал Хагрид. – Это трагедия. Её преследует страшное родовое проклятие… Но я только наполовину человек. На меня оно не подействует. Она сама так сказала, - прибавил он для убедительности.
- Может, она всем так говорила, - не сдавался Гарри.
- Она не сможет причинить мне вреда, - безапелляционно заявил великан.
Выглядел он достаточно внушительно, чтобы ему поверить. Но Рон спросил:
- Почему?
- Потому что она меня любит! – просиял Хагрид.
- Она сама так сказала, - безнадёжно подвёл итог Гарри.

* * *

- Посольство Дании? – с удивлением спросила Гермиона, глядя на роскошный особняк в пригороде Лондона, замаскированный под маггловский промышленный склад. – Хотя Фареры – это же датская территория… Ой!
Она в умилении выпустила заботливо приподнятый на ступенях подол и всплеснула руками при виде красно-золотой птицы, видимо, эмблемы Фонда фауны Фарер.
- Это же феникс!
- Сниджет, - снисходительно поправил Снейп.
Гермиона покраснела, пригляделась и убедилась, что у предельно стилизованной птички и впрямь немного другие стати.
- Я никогда не видела живого сниджета!
- А никто не видел! Последний вымер в четырнадцатом веке. С тех пор его облик неумолимо приближается к фениксу. И красный, и золотой, и гриффиндорцам приятно.
Снейп выжидающе замолчал. Гермиона не повелась на провокацию, поплотнее обтянула на бёдрах и без того идеально облегающее платье, поправила затейливый узел чёрных кос и в последний раз уточнила высоту декольте.
- Так это всё-таки Министерство? – спросила она, прикидывая, будут ли в таком случае здесь Гарри и Рон.
- Это Селвин, - хладнокровно ответил Снейп, не обращая внимания, что его ассистентка в замешательстве притормозила.
- Селвин сейчас в Министерстве?!
- Да, а ты не знала? Ждёт суда на одиннадцатом уровне. Идём! – нетерпеливо подтолкнул свою даму к бару с бесплатными коктейлями расчётливый слизеринский кавалер. - Это его сын. Не был, не состоял, не привлекался, ибо ни к чему не годен.
- Тогда зачем он посольству?
- Селвины собирали датские деньги* и сохранили хорошие связи на севере. Всегда брал у них водку, очень чистая… И, говорят, забористая!
- Тогда «Кровавую Мэри»! – решила Гермиона, томно облизнув кроваво-красные губы.
Снейп усмехнулся и предупредил бармена:
- Мне что-нибудь безалкогольное!
Смазливый молодой бармен намётанным взглядом оценил разницу в возрасте и внешности пары, а также то, как стреляют по сторонам чёрные глаза дамы. И, ухмыльнувшись, выполнил строгий приказ Селвина: «Трезвых быть не должно!». Щедро плеснув под стойкой в апельсиновый сок прозрачной водки, он лихо стукнул стаканом перед гостем.
Снейп пошевелил ноздрями, потом пальцами и поинтересовался:
- По случаю чего приём?
Глаза бармена полезли наружу, поскольку язык ему не повиновался. Равно как и палочка, которая судорожно билась о стол, не в силах прийти на помощь хозяину.
- Общество защиты животных! – с трудом выдал нужную мысль несчастный.
- Нехорошо мучить животных, - согласился Снейп, и внезапно обретший голос подавала почти заорал:
- Что вам угодно?!
- Кровь единорога.
Бармен криво улыбнулся, показывая, что оценил шутку.
- Лимонад, сэр! Очень освежает, сэр! Простите, сразу не узнал вас, сэр! – добавил он, понизив голос.
Снейп поднял левый угол рта и взял свой стакан со стойки. Едва он отвернулся, бармен опрокинул в себя его апельсиновый сок, дабы успокоить нервы. Гермиона послала через плечо в виде компенсации ослепительную улыбку и поскорее утащила своего грозного спутника под сень очень уместных в датском посольстве пальм. Какое-то время бывший аврор и бывший шпион, потягивая свои напитки, профессионально прочёсывали взглядами зал. Первым заговорил Снейп.
- Ты видела прекрасную леди Джиневру?
- Да.
- А Молли Уизли?
- Да! - с удивлением сказала Гермиона. – Хотя ей здесь вроде бы делать нечего.
- Поттер отдал пригласительный жене, а Уизли – матери, их здесь не будет, аврор Грейнджер, - наставительно заметил Снейп.
- Только не говори, что ты заранее это знал! – вспылила его подруга жизни.
- Я не пошёл бы туда, где можно встретить Поттера с Уизли, - с удовольствием поставил жирную точку над i глава «Снейп и Ко» и приказал строптивой ассистентке: - Иди, развлекайся! Можешь даже пофлиртовать. Но в пределах разумного!
- А ты? – настороженно спросила Гермиона.
- Мне интересно, зачем я нужен юному Селвину.

* * *

Селвин даже представить себе не мог, кому и зачем может понадобиться Снейп. Кроме того, он просто не знал, как и о чём ему говорить с бывшим деканом, ректором и Упивающимся смертью, который ныне впал в ничтожество. Туманно поминая через слово добрые старые времена, он попытался привлечь к разговору с периодически хмыкающим собеседником Лисичку. Но та лишь скользила по прославленному зельевару стеклянным взглядом и неопределённо улыбалась. Как ни смешно, но старший партнёр фирмы «Снейп и Ко» был уязвлён. Сопровождал миссис Забини сын, что означало очередное междумужие и поиск достойного…
Посреди зала с оглушительным треском в снопе искр возникли Хагрид с двумя спутниками. Одним из них оказался полоумный драконий Уизли. Куда ж без него в этом зверинце! – презрительно подумал Снейп. А вот второго он разглядеть не успел, потому что весь белый свет ему загородило обширное чрево хогвартского лесничего. У Снейпа мелькнула безумная мысль, что Хагрид возжелал его дружески обнять, но тот лишь кивнул и мягко обрушил всю свою нерастраченную нежность на миссис Забини. Однако! – цинично подумал Снейп. Вслух он спросил Блейза:
- Ты осиротеть не боишься?
- Я уж сколько раз сиротел, - небрежно заметил Забини. – Привык!
Селвин тоже, казалось, нисколько не был шокирован выбором матери друга, только поинтересовался:
- Слушай, а как её девичья фамилия?
- Понятия не имею, - ответил любящий сын. – Может, даже Забини. Она говорит, что никогда не меняет её ради меня.
Бывший двойной шпион попытался совместить в уме профессиональную миссис, честолюбивого сына неизвестного отца, никчёмного, как все Селвины, Селвина и двух неотёсанных зоофилов. Если бы Снейп не знал точно, что у хозяина приёма за душой нет ничего, кроме семейных связей, он бы не усомнился, кто тут несёт яйца рунеспура. А так компании не хватало какого-то важного, центрального элемента…
- Кто оплатил коктейли? Этот? – Снейп показал глазами на могучую спину удаляющегося под руку с Лисичкой Хагрида.
- Нет, - усмехнулся Селвин. – Денег у него практически нет.
- А что у него есть?
- Он большой… - Селвин тоже посмотрел вслед сладкой парочке и добавил после тщательно отмеренной паузы: – …любитель животных.
- Рад, что вы сумели выбраться к нам, мистер Снейп! - вмешался, пока партнёр не наболтал лишнего, показавшийся, наконец, из-за Хагрида его второй спутник. – Селвин, давайте, начинайте там с Хагридом официальную часть. Все вроде уже разогрелись. Миссис Забини, Блейз прошу к столу! Следите, чтобы пожертвования попадали прямо в гоблинский сундук! Чеки отдельно, галеоны отдельно!
- Привет, Трэверс! – с искренней радостью сказал Снейп.
Радовался он, естественно, не Трэверсу, а тому, что картинка, наконец, сложилась.
Все трое отпрысков хороших семей ещё в Хогвартсе страстно мечтали о карьере Упивающегося смертью. Но Трэверсу для этого не хватало воображения, Забини – семейных связей, а Селвину – всего остального. Таким образом, втроём они как раз составляли одного многообещающего слизеринца. И вполне могли бы погибнуть, выполняя какое-нибудь мелкое поручение Тёмного лорда, если бы Реддл не питал предубеждения против подростков, которое искусно и терпеливо взрастил в нём профессор Снейп. Взятый на пробу Драко подтвердил его педагогические выкладки, и возня с детьми была окончательно оставлена Дамблдору. Но Трэверс, Забини и Селвин этого не знали и потому бешено завидовали младшему Малфою, который успел не только поработать в войну на Тёмного лорда, но и поиметь после войны Аврорат, а теперь наслаждался жизнью где-то на Ривьере. И, как правильно предположил Трэверс, без волшебника крёстного тут не обошлось.
За надёжную гарантию безопасности расчётливый, как все Трэверсы, Трэверс даже готов был расстаться с частью денег любителей животных, которые уже считал безраздельно своими. Маменькиного сыночка Забини и папенькиного сыночка Селвина он в расчёт не брал.
Трэверс тоже начал со славного прошлого. И пока он путался в именах и временах, его бывший декан лениво прикидывал, не обследовать ли память бывшего ученика, чтобы побыстрее разобраться, что к чему. Но молча и без палочки провернуть «Легиллименс» было сложно, напрягаться не хотелось… Зачем мне это надо? – слушая вполуха по-гриффиндорски искусные намёки, не без удовольствия размышлял Снейп. – Я, слава Мерлину, больше не шпион. Я частнопрактикующий зельевар, и дело моё процветает! Совсем соскучившись, он стал выискивать в собравшейся вокруг Хагрида толпе главный залог своего удовольствия и процветания.

* * *

Все присутствующие уже достаточно разогрелись бесплатными коктейлями. И, как правильно рассчитал Трэверс, жаждали развлечений, которые по замыслу учредителей Фонда фауны Фарер должны были обойтись им как можно дороже.
Непривычный к публичным выступлениям хогвартский лесничий долго мялся, но подбадриваемый поощрительными выкриками нетерпеливо жаждущей потехи золотой молодёжи, решился и начал:
- Мы только что с Дрира… Уф! Зря, зря я это сказал! – забормотал он чуть потише, когда Селвин ткнул его в бок и сделал страшные глаза. – Давайте пусть лучше Чарли!
Хагрид осторожно выудил из толпы единственного мужчину без парадной мантии и поставил рядом с собой. По толпе пронёсся вздох разочарования, но лучше уж так, чем обычная официальная часть.
Говорить Чарли Уизли умел. Умел он и убеждать. Более того, он знал своё дело. Но, к сожалению, был истинным гриффиндорцем, поэтому харизма его не вмещалась ни в какие разумные рамки. Упорно защищая интересы драконов, он в итоге рассорился со всеми их хранителями, даже флегматичными Макфусти на Гебридах. Предложение Хагрида пришлось как нельзя более кстати: перед драконьим Уизли вдруг открылось невиданное по широте поле деятельности. Гриффиндорский дух его пылал, и сила от него исходила такая, что волшебники (а особенно – волшебницы) послабее просто не могли устоять. В сторону приятно улыбающейся миссис Забини полетели первые чеки, а в другое отделение гоблинского сундука Блейз быстро перенаправил первые галеоны. Сундук, жадно урча, принимал всё и обратно уже не выпускал, даже если благотворитель тут же жалел о своём минутном порыве.
Пока Чарли потрясал души присутствующих картинами ужасной участи красивых, полезных и вкусных животных, Снейп спросил Трэверса:
- Дрир – это ведь зона особого налогообложения, верно?
Трэверс медлил с очевидным ответом. Остров Дрир, как и добрая половина Фарерских островов, не был виден не только маггловских, но и на волшебных картах. Это означало, что зарегистрироваться там и не платить налогов, конечно, можно, но зато и разбираться в случае чего с местными жителями придется самому, без помощи Министерства и даже гоблинов. Пока глава предприятия раздумывал, не предложить ли Снейпу войти в дело, к ним подошёл страшно взволнованный Селвин.
- Слушай, - сказал он Трэверсу, - не надо его выпускать, а? Больше ни кната ведь не соберём! Я скажу Уизли…
- А почему именно «Фонд фауны Фарер»? – прозвенело металлическое сопрано Риты Скитер, поскольку Чарли наконец-то остановился перевести дыхание.
- Мерлин её побери, не успели! – простонал Селвин.
- Всё будет в порядке! – веско сказал Трэверс. – И кнаты будут, и галеоны.
- Там нам предоставили территорию для заповедника! – радостно загудел Хагрид, одобрительно похлопывая по плечу любимого ученика, от чего тот заметно пошатывался. – И мы в первую очередь должны помочь этим славным ребятам с Дрира! Они сами того и гляди вымрут!
- Их представитель всё объяснит! - вмешался Чарли, и Селвин опять не успел. - Мистер Макбун, прошу!
По толпе пронёсся шёпот: «Макбун? Макбун?! Их тех самых Макбунов?!» Гости заметно напряглись, те, кто был при палочках, не стесняясь, их достали.
На возвышение рядом с Чарли и Хагридом взобрался низкорослый, кривоногий человечек с ржаво-пепельными волосами. Волосами везде. Практически он был весь покрыт шерстью. Руки и ноги у него казались одной длины и были странно вывернуты, словно не вполне поворачивались в суставах.
- А из чего образуется пятая нога у пятиногов? – с любопытством поинтересовался Снейп, но ни Селвин, ни Трэверс его не услышали. На лицах присутствующих отражалось откровенное сомнение. Многие стали посматривать на выход. Трэверс сделал знак, и в зал устремились официанты с подносами. Гости успокоились и сочли, что пятиног – довольно-таки эксклюзивное зрелище. После изъятия Дрира с карт мало кто видел их вживую.
- Он говорить умеет? – требовательно спросила Скитер.
- Не хуже тебя! – проскрипел пятиног.
От неожиданности специальный корреспондент «Пророка» даже отступила на шаг и несколько растерялась к великому удовольствию присутствующих. Гости расслабились и повеселели, палочки спрятались. Почуяв слабину противника, мистер Макбун немедленно пошёл в атаку:
- Мы из-за вас стали как животные! Давайте теперь, защищайте! Мы одних чаек жрём! Нас кусают клешнеподы!
Послышались тихие смешки, а потом и откровенный хохот. Приём явно удался!
- Ну, конечно! - презрительно заметил Чарли. – Если маленькое и пушистое, то пусть живёт. А если мелкое и волосатое, то нам такого не надо.
В устах покрытого шрамами и ожогами укротителя драконов это звучало внушительно. Ощутив неловкость, гости снова раскошелились. Снейп, попивая лимонад, от нечего делать прикидывал, сколько ещё шкур с них сдерут.
- Пусть они страшные и злые… Но вы бы видели, где и как они живут! Никто не заслуживает такого обращения, ни люди, ни животные! – с болью сказал Чарли.
- Ну да, раз у нас палочек нет, так мы и не люди! – злобно проскрипел Макбун.
Многие из присутствующих неожиданно разделили его чувства. Послышались одобрительные возгласы. По воздуху быстрее запорхали листки пергамента с неразличимыми цифрами, в сундук полился настоящий золотой дождь.
- Ну и как, работает? – снисходительно спросил у партнёра самодовольный, как все Трэверсы, Трэверс.
- Он всё испортит! У меня предчувствие! – не сдавался суеверный, как все Селвины, Селвин. – И эти клешнеподы! По-моему, я на Дрире на одного наступил…

* * *

И клешнепод, похоже, сработал. Беда пришла оттуда, откуда слизеринцы её не ждали, а следовало бы: из Гриффиндора. Снейп сообразил, что всё это время бессознательно искал в толпе свою Гермиону в удобном рабочем платьице, а вовсе не женщину-вамп в шикарном вечернем туалете, которая встала перед пятиногом, развернула красивые плечи, вздёрнула подбородок и решительно заявила:
- Если вы считаете себя людьми, вы не туда обратились! Вам надо идти не в общество защиты животных, а в отдел международного магического сотрудничества, в Международную конфедерацию магов!
- И пойду! – огрызнулся Макбун. – Когда твоё министерство признает нас людьми!
- Признает, не сомневайтесь! Уж очень вы складно говорите! – угрожающе намекнула бывший аврор Грейнджер.
Стайка счетов заметно поредела, некоторые стали разворачиваться в полёте и возвращаться к хозяевам. Хагрид почуял неладное, беспокойно зашевелился, стал пристальнее вглядываться в сердитую оппонентку… Снейп уже хотел вмешаться, но его опередил Чарли.
- Джарви тоже говорят! – торжествующе заявил он, поскольку давно придумал хороший ответ на такое возражение. - Значит, пусть сами выживают? А порлоки не говорят вообще, но при этом разумны. Где грань? Кто из нас может поклясться, что никогда не бывал животным?
Харизма Чарли произвела своё обычное действие. К тому же многие гости с сожалением вспомнили о так внезапно закончившихся славных вечеринках в Малфой-маноре. Пожертвования возобновились не только с прежней, а даже с удвоенной силой. Чарли охотно отвечал на вопросы о перспективах разведения демимасок в неволе. Хагрид успокоительно ворчал на непонятливых и радостно благодарил сочувствующих. Селвин и Трэверс и словами, и всем своим видом заверяли, что это солидное слизеринское предприятие, а не гриффиндорская прекраснодушная болтовня. Блейз Забини за спиной заманчиво улыбающейся матери еле успевал направлять в сундук денежные потоки.
Снейп утащил свою разъярённую гриффиндорку в угол и сунул ей для охлаждения собственный лимонад. Сквозь молочно-белую кожу нового обличья аврора Грейнджер пробился натуральный румянец. Снейп залюбовался волшебным зрелищем и пропустил начало гневной тирады.
- …явное мошенничество! Или даже хуже! Ты слышал этого пятинога?! – всё больше распалялась от справедливого негодования Гермиона. – Они обманули Чарли и Хагрида! Мы должны их защитить!
- Ещё одна… Кого и от чего? – хладнокровно уточнил Снейп. – Твой Чарли совершенно счастлив. Хагрид, насколько я успел заметить, тоже. Тебе не приходит в голову, что и ему, наверное, хочется жениться? И, весьма вероятно, не на кошмарном синем чулке…
- Но не на этом же! – справедливо возмутилась гриффиндорская заучка. - Скольких мужей эта миссис уже похоронила?!
- Тебе-то что? По-моему, Хагрид – уже большой мальчик.
- В том-то и дело, что он просто большой мальчик! – Гермиона почти плакала. - Его ничего не стоит обмануть… Это похуже, чем смерть!
Снейп хотел спросить, как она собирается спасти невинность Хагрида от участи худшей, чем смерть, но решил не портить такой прекрасный вечер.

* * *

Невилл Лонгботтом скучал в «Трёх мётлах» над третьим стаканом лимонада. Друзья сильно запаздывали. А случайные посетители, которые могли скрасить ожидание, за его столик не садились, поскольку Розмерта была предупреждена о высокопоставленных гостях… Внезапно Невилл вздрогнул, поскольку ощутил сильное магическое присутствие, никого не видя.
- Кто здесь? – вполголоса, но твёрдо спросил он и сжал палочку для решительного выпада.
- Своих не узнал? – раздались замогильные голоса и такой же хохот.
Невилл узнал и мгновенно накрыл столик непроницаемым щитом надёжного «Протего». Мантия-невидимка упала на пол. Не по годам солидный профессор гербологии осуждающе покачал головой:
- Третий курс Гриффиндора!
- Сам-то на каком? – поинтересовался Рон. – Как теперь Розмерта нам подавать будет?
Невилл махнул палочкой под стол, и оттуда торжественно выплыла бутылка старого огденского. Рон глянул вниз и одобрительно присвистнул.
- А закуска? – спросил Гарри.
Невилл плюхнул на стол коробку шоколадных котелков. Шутку оценили, и Рон махнул рукой:
- Разливай!
- Вам сколько? - спросил непьющий Лонгботтом.
- Стакан сам скажет! – заявил Уизли.
- Кельтские корни рано или поздно дают о себе знать! – заметил учёный герболог, наполняя стаканы себе и друзьям. Глотнули для начала за долгожданную встречу.
- Как дела? – осторожно спросил Невилл.
- Как сажа бела, - ответил Рон. – Фонд фауны Фарер собирает друзей. И деньги.
- Понятно… Гарри, а ты как?
- Я Министр магии, - ответил Поттер. – Этим всё сказано.
- В смысле, фактически?
- Практически. Макгонагалл, конечно, сняла с меня внешнюю политику, Дамблдор и прочие мудрые старцы тоже очень помогают. Но до выборов жить мне в клетке с докси, что уж там говорить…
- Да, Гермиону бы вам…
Рон выпил виски крупными глотками, как воду в жаркий день. Гарри сосредоточенно водил пальцем по краю стакана.
- Вы что-то узнали? – решился спросить Невилл.
- Думаю, она умерла, - безнадёжно сказал Поттер.
- Почему?! – почти выкрикнул Лонгботтом.
Рон промолчал.
- Была бы она жива, она бы за нами следила, пусть и тайком, - с убеждённостью отчаяния заговорил Гарри. - И уж после ареста Кингсли объявилась бы непременно. И помогла. Но её нет. Ладно, хватит о грустном, а? Я и так уже завидую Брустверу!
- Хочешь под домашний арест? – понимающе кивнул Лонгботтом.
Рон оторвался от своего стакана.
- Бруствер в Азкабане.
- Уже? Без суда?! – поразился Невилл.
- Сам попросился. Через три дня. Сказал, что ему нужен покой, - мрачно сказал Гарри.
- И поцелуй дементора, - добавил Рон уже слегка неразборчиво.
- И что?! – в ужасе воскликнул мягкосердечный Лонгботтом.
- Что-что… - с некоторым затруднением ворочая языком, откликнулся Уизли. – Отправили в Мунго. Там заверили, что он в порядке и держать его у себя они не могут. Сидит теперь в бывшей камере Яксли, которого сам же и брал… А сволочь Малфой наслаждается жизнью где-то на Ривьере, зуб даю!
- Макгонагалл говорит, они с мадам Максим давят на французов изо всех сил. Я лучших своих людей туда послал, - заметил Поттер. – Никуда он от нас не денется.
- Старшего Малфоя до сих пор ищут! - злобно возразил Рон. – Почему эти уроды, Мерлин их раздери, как жили в своё удовольствием, так и живут? А мы тут вкалываем хуже домовых, и тоже никакой благодарности… – с надрывом начал он, но Лонгботтом не дал ему выплакаться.
- Потому что вы, похоже, не тем занимаетесь!
Ни от кого, кроме Невилла, глава Аврората такого бы не стерпел. Но тут вяло прислушался.
- Вы понимаете, что Слизерин опять без мыла лезет во все места? Что они сняли нашего Министра?! Что они снова уже чуть ли не монопольно владеют умами общества?! - Тихий Лонгботтом сам удивился своему пафосу и добавил: - Они готовы стать животными, лишь бы мы их защищали… Ребята, почему вы это позволили?
- Ты что, против защиты животных? – саркастически заметил Поттер.
- Гарри, я серьёзно.
- Если серьёзно, то всё чисто. Формально глава этого тошнотворного действа - Хагрид. А после того, как туда пришёл Чарли… В общем, ты единственный, кто в чём-то сомневается.
- А вы с Роном не в счёт?
Поттер поболтал в стакане огневиски. Он с начала разговора словно всё примеривался, но выпить разом не решался.
- Должен же хоть кто-то в этом грёбаном волшебном мире быть счастлив? Ты Хагрида видел?
- Видел, - согласился Лонгботтом.
- А после войны ты его хоть раз таким видел?
- Не видел, - снова подтвердил Невилл.
- Чарли знаешь что сказал? – вынырнул из алкогольного тумана Рон. – «Меня впервые услышали! Я впервые действительно могу кому-то помочь!»
- С врагами бороться легко. Не то, что с друзьями, - сказал после долгой паузы Лонгботтом. – Но это были самые важные десять очков в моей жизни.
Рон только хмыкнул.
- Дамблдор тогда подыграл нам против Слизерина, - неуверенно облёк в слова презрительное мычание друга Гарри.
- Нет. И я понял, что он имел в виду.
- Всегда знал: Избранный - это ты, - сказал Поттер и немедленно выпил.

* * *

Рон так ничего и не понял, хотя много думал об этом разговоре. А потом навалились дела поважнее философии. Дни летели, работы было невпроворот, и единственное, что смущало душевный покой мистера Уизли – война нервов между главой Аврората и главой фирмы «Снейп и Ко». Гарри даже слышать о нём не хотел. Сам условно осуждённый зельевар по доброй воле в Министерстве не появлялся. И Рону всё никак не подворачивался случай поговорить с этим мерзавцем насчёт его нового подмастерья. Не знай он наверняка, что Снейп нисколько не интересуется женщинами, особенно ученицами, он бы, конечно, не стал ждать повода. Но в глубине души Рон был абсолютно убеждён, что ничего страшнее тяжёлой работы и постоянных придирок ассистентке не грозит. И ему нравилось в свободные минуты представлять, как он защищает (не без приятных для себя последствий) бедную девочку от злого учителя – в точности как в своё время Гермиону. И такое сильное желание просто не могло однажды не исполниться.
Впрочем, снимая с лапы старенькой Стрелки записку из «Норы», Рон предвкушал только роскошный домашний обед. Перечитать письмо ему пришлось раз пять, хотя заключало оно в себе ровно полторы строки: «Мать отдала все наши сбережения аферистам. Мне надо с тобой поговорить».
После первого удара паники и недостойных мыслей вроде «Почему не Перси?! Он старший!» аврор Уизли сгрёб сову и выкинул её в окошко, потом, поражённый внезапной догадкой, тем же движением схватил себя за фамильные рыжие лохмы, но, так ничего и не придумав, просто шагнул в камин и вышагнул из него уже в отцовском доме.
- Это Чарли? – отряхиваясь, спросил он, пропустив приветствия.
- Да… Нет… Скорее, всё сразу. Вечное желание защищать… Фред, которого она не защитила… Феникс, который не феникс, но похож… Демимаски и их печальные глазки… Кругом ведь ни о чём другом не говорят, не пишут и даже не поют!
- А ты куда смотрел? – почти крикнул на отца Рон.
- Лучше сядь… - виновато пробормотал Артур Уизли. – Я же всё время на работе, ты же знаешь…
Рон сел. Он это знал, потому что Гарри тоже всё время был на работе. На кухонном столе валялся свежий номер «Пророка». Рекламная колдография Фонда фауны Фарер была закольцована так искусно, что улыбка Джинни на ней сияла непрерывно и словно всё больше разгоралась с каждым повтором.
- Вот женишься, тогда поймёшь, - наставительно заметил старший Уизли и уже набрал воздуху, чтобы продолжить любимую тему, но Рон вскочил и буквально взвыл:
- Папа! Клянусь, я найду себе кого-нибудь! Но не сейчас! Когда вы остались ни с чем… Я правильно понял?
- Десять галеонов, чтобы не закрывать счёт. Но это ещё не всё. Ты лучше сядь, - помолчав, снова заговорил глава семейства. – Молли перевела этим любителям животных не только наши деньги.
Рон сел, потому что ему отказали ноги.
- И Билла тоже?!
- И Перси…
- А Гарри?!
- Нет, туда она, слава Мерлину, не добралась! Джеймс завёл счёт строго на его имя, и Гарри ничего не поменял.
Поскольку Молли вела хозяйство «Норы», куда постоянно съезжались все, а внуки жили практически как дома, у неё было право доступа ко всем счетам семейства. Потому что в любую минуту могли возникнуть крупные расходы вроде срочной починки крыши.
- И как мать это объяснила?
- Она сказала, что мы её поймём.
- И она права. Мы действительно её поймём и простим…
- А я - нет!
Рон в удивлении поднял глаза на отца.
- Она выкинула деньги наших детей пятиногам! Я этого так не оставлю!
Воцарилась гробовая тишина. В полной уютных шумов и шорохов «Норе» всё замерло. Остановились даже часы на стене.
- Отец, там чисто, я проверял, - осторожно заговорил Рон, поскольку гнев тихого, покладистого Артура Уизли был страшен. – Там Хагрид и, главное, Чарли. Им верят. Нас не поймут.
- Вот именно! – холодно заметил мистер Уизли. – Там мой сын.
У Рона в голове что-то непривычно щёлкнуло, и разговор в «Трёх мётлах» внезапно обрёл смысл. Но более насущные проблемы снова перевесили философию.
- Ты что задумал? – подозрительно спросил отца аврор Уизли.
- Я знаю, по закону ничего сделать нельзя. Надо искать к ним другой ход. И я его нашёл. Поэтому и хотел с тобой посоветоваться. Ты можешь как-то повлиять на Снейпа?
Рон молчал, не в силах не то, что возражать – вообще говорить. Он представлял себе, как вручает этому ублюдку его палочку, начинает торговаться, потом шантажировать… Словом, незаметно превращаться в слизеринца.
- Ладно, - спокойно сказал Артур. - Я пойду сам.
- Нет, не пойдёшь, - не менее холодно, чем только что отец, заметил Рон. – Ничем он тебе не поможет. Это его приятели. Может быть, он даже за всем этим стоит.
- Там мой сын. Я не могу бросить своего сына. Я иду к Снейпу.
Артур Уизли встал и выпрямился. Выглядел он не менее трагически, чем старец Приам, хотя таких сравнений в голову Рона, конечно, в жизни не приходило. Зато пришло кое-что получше: эпического благородства от Снейпа ждать не приходится.
- Я с тобой, - вздохнул Рон. – Зайдём в Аврорат, мне кое-что захватить надо.

* * *

- Готово!
Снейп снял котёл с огня и отставил в сторону, но вдруг замер над ним.
- Что? Мы ошиблись?! Не может быть! – всполошилась его помощница.
- Помолчи, не мельтеши! – остановил её мастер. – К нам гости!
- Уизли! – тут же уверенно подхватила Гермиона.
- И сразу двое… - недоумённо протянул Снейп.
- Постой, откуда мы всё это знаем? – с ещё большим недоумением спросила Гермиона.
- Инстинкт хозяина дома. У тебя когда-нибудь был свой дом?
- Нет… – потрясённо сказала Гермиона, которая до сих пор об этом даже не задумывалась.
- У меня тоже. Только здесь, в Лютном, и начал понимать… На глаза Уизли тебе лучше не показываться! Сиди тут!
И, не дожидаясь возражений подмастерья, глава «Снейп и Ко» отправился в приёмную, совмещённую с гостиной и всеми прочими помещениями его дома, исключая спальню и лабораторию.
В камине топтались, вежливо ожидая приглашения войти, Артур и Рон.
Усадив обоих на свой единственный ветхий диван, обитый кожей уже неопределимого животного, Снейп достал из-за прилавка табурет и сел так, чтобы у посетителей был свободный, открытый, решительно ничем не стеснённый выход и в дверь, и в камин.
- А где твоя помощница? – снова пропустив приветствия, немедленно спросил Рон.
Снейп ткнул большим пальцем назад, на дверь в лабораторию, и начал планомерно оскорблять чувства незваных гостей:
- Круглые сутки в поте лица зарабатывает для меня деньги. Разумеется, совершенно добровольно!
- Ты хоть что-то ей платишь?! – взвился аврор Уизли. – Только попробуй дать мне повод…
- Спасибо, я помню, у меня условный срок, - перебил его Снейп. – Именно поэтому я еле свожу концы с концами. Даже с помощью подмастерья. Клиенты, увы, предпочитают более респектабельных мастеров! А вы знаете, сколько стоит чинить крышу этого сарая? Особенно если без палочки?! – сварливо повысил он голос в тайной надежде, что благородные гриффиндорцы передумают иметь дело со слизеринским торгашом, но вдруг осёкся.
На него с укором смотрела миссис Снейп. Нежными, карими глазами.
Единственной вещью (не считая книг), которую бывший шпион, а ныне частнопрактикующий зельевар забрал из давно снесённого и застроенного заново Паучьего тупика, был портрет матери, довольно искусной для магглов работы. Теперь он служил единственным же украшением его дома. Страдая профессиональной паранойей, достойный ученик Слизерина оборудовал за портретом небольшую тайную комнату с отличным обзором торгового зала, он же приёмная, он же гостиная. И понятия не имел, что его помощнице уже известно об этом маленьком секрете… А чего ты ждал? Ты завёл в доме женщину, которая только и делает, что наводит порядок! – клял себя Снейп, предлагая в то же время кофе гостям, слегка ошеломлённым такой внезапной учтивостью.
От кофе Уизли отказались, но явно повеселели, что бывшему шпиону крайне не понравилось. Он понял, что добродетельные гриффиндорцы пришли не качать права, а по его бессмертную душу. И твёрдо вознамерился отстоять её любой ценой.
- Что вам надо? – спросил он самым своим снейповским тоном и, не надеясь на один тон, уточнил: - Тебе приворотное, а тебе снотворное?
- Мистер Снейп! – гордо начал Артур Уизли, но тут же смешался, посмотрел несчастными глазами и попросил: - Ты позволишь звать тебя Севером? Как тогда, на Гриммо?
Повышенным чутьём двойного шпиона Снейп безошибочно определил, что дела его хуже некуда: сейчас начнут давить на чувства. Стараясь не смотреть в сторону миссис Снейп, он презрительно сказал:
- У меня условный срок! Никакой отравы варить не буду, даже не просите!
- Ах ты… - не сдержался младший Уизли и вскочил на ноги.
Хитроумный слизеринец, проворно прикрывшись невербальным «Протего», уже торжествовал победу и предвкушал жалобу в Министерство на аврорский произвол, но старший Уизли остановил сына одним движением руки. До ужаса напомнив Снейпу этим властным жестом дважды покойника Реддла… Тем более, что младший рыжий недоумок мгновенно вытащил из-за пояса палочку чёрного дерева и чуть ли не с поклоном подал её обезоруженному Снейпу. Тот уже хотел гордо заявить, что давно научился обходиться без самого необходимого… Но тут в Лютный переулок случайно проник редкий луч солнца. Глаза миссис Снейп заблестели, не иначе как слезами.
Снейп взял палочку и ласково, чуть касаясь, погладил её, словно потерянную возлюбленную, которую уже и не надеялся обрести вновь. Однако же, как истинный слизеринец, он понимал, что за всё надо платить.
- Садись! – махнул он рукой Рону. – Что у вас за дело?
- Общество защиты животных, - как приговор произнёс Артур Уизли.
- Воспользоваться правительственным кризисом и совершить государственный переворот они не планируют! – заверил Снейп в тщетной надежде, что тем дело и кончится.
Увы! Пока старший Уизли простыми и убедительными словами описывал постигшее весь волшебный мир и его лично бедствие, двойной шпион мрачнел всё больше. От него требовалось не только в очередной раз спасти весь волшебный мир, но и нечто практически невозможное: вправить одному из Уизли мозги, которых у них сроду не было.
- Ты веришь, что хоть малая часть этих денег пойдёт на благое дело? – задал очередной риторический вопрос старший Уизли.
Снейп, понятно, промолчал.
- Тогда помоги Рону и Гарри остановить их! Как помог тогда… Клянусь, это те же Упивающиеся смертью! Не в деньгах дело! Подумай, в скольких душах они убьют веру в добро и милосердие…
- Отец, ты сам подумай, с кем разговариваешь! – не выдержал, наконец, даже младший Уизли и, встав во весь рост перед Снейпом, коротко и грубо заявил: - Вернёшь нам деньги – получишь процент!
- Один? – сразу оживился частнопрактикующий зельевар в вечных поисках заработка.
- А сколько тебе надо?!
Артур Уизли снова жестом остановил перепалку.
- Не в деньгах дело! – повторил он. – Пусть пропадут, пусть попадут к тебе – неважно. Помоги привлечь их к законному ответу! Я знаю, ты сможешь, если захочешь!
Снейп бросил косой взгляд на портрет. Глаза миссис Снейп метали молнии.
- Ладно, - подвёл он неутешительный итог. – Я ничего не обещаю, но зайду к ним сегодня в гости. Вы же следите за домом? – Рон машинально кивнул, Снейп усмехнулся. – Если будет что-то интересное, подам знак. Если вам не повезёт и ничего интересного там сегодня не будет, я вам больше ничего не должен. Договорились?
- Ну, войдём мы в дом, а потом что? – привычно пропустил мимо ушей самое главное младший Уизли. - Нас пошлют, и мы пойдём обратно? Это мы и без тебя можем!
- Не сомневаюсь! – презрительно процедил сквозь зубы Снейп.
- Рон, - с бесконечным терпением многодетного отца заметил Артур Уизли, - без Севера вы только это и можете. Но Север сказал, что он с вами. По крайней мере, сегодня… Значит, он, например, поищет и найдёт доказательства…
- Как?! – воскликнул многоопытный аврор Уизли.
- Это уж моё дело! – мрачно заверил его Снейп. – Иди, докладывай Поттеру! Сигнал – цветной дым из трубы. Гриффиндорский красный, не перепутаете?
Он решительно поднялся на ноги и проводил гостей к камину. Отвернувшись от него, он заметил, что глаза миссис Снейп снова стали черны и пусты.
- Трое на одного – это по-гриффиндорски! - сказал он, войдя в лабораторию. – Точно никто не устоит!
Гермиона смиренно повесила голову.
- Но мы оба знаем, почему я сдался, – заметил Снейп.
Растроганная Гермиона бросилась его обнимать.
- Погоди! – предостерегающе поднял руку её суровый мастер. – Это значит, что ты пойдёшь со мной.
- Правда?!
И без того счастливая Гермиона просто задохнулась от радости и чуть не уложила его на пол вихрем страсти.
- А что мне надо будет делать? – прошептала она наконец.
- Трансфигурируйся, а я пока подумаю! – с трудом опомнился Снейп.

* * *

Выбравшись из камина в чудном, уютном домике миссис Забини, Снейп отметил, что встречает его не хозяйка и даже не Хагрид, что, к сожалению, уже было довольно интересно... И тут же с облегчением убедился, что это Трэверс, а не Селвин.
Лиха беда начало! – подумал он, довольный, что сразу хоть по мелочи, но повезло, а вслух поинтересовался:
- Я не сильно опоздал?
- Куда? – не понял Трэверс, потому что только Снейпа ему сейчас и не хватало.
- Селвин звал меня на суарэ… Или тут что-то затевается? – вскинул бровь прославленный шпион, как бы осенённый внезапной догадкой.
Трэверс интеллектуально заметался, просчитывая плюсы и минусы присутствия и отсутствия того, кто внушал уважение одновременно Тёмному лорду и Дамблдору. Впрочем, дело было, считай, сделано, может, даже уже сделано, пока они тут обмениваются любезностями. А максимум, чего можно ожидать от лишённого палочки Снейпа…
– Тогда простите, я ухожу! – надавил тот. - У меня условный срок!
- Нет, что ты! – Трэверс решил, что Снейпа лучше держать на виду. – Обычный вечер, все свои! Ну разве что крупная добыча нашей Лисички и его приятель-энтузиаст… Заходи! Прости, не слышал, как Селвин тебя приглашал!
Я тоже, - подумал Снейп. Затылком и шеей он чувствовал влажное, тёплое колыхание воздуха, всё тело сзади тоже охватывало приятное тепло… Что бы ни случилось – не показывайся! – мысленно приказал он и шевельнул плечами, стряхивая с себя не слишком обременительный, но всё же груз.
Трэверс увидел только то, что нежданный гость снял свой чёрный плащ (ходили слухи, что это ни больше ни меньше, как живой саван), бросил его на кушетку в прихожей и отправился в гостиную. Свистнув домовым, которые не решались трогать имущество этого кошмарного типа, Трэверс пошёл за ним след в след, гадая, какая мантикора его принесла.
Войдя в гостиную, сопредседатель общества защиты животных немедленно пожалел о своём решении впустить Снейпа, поскольку увидел лёгкое недоумение на лице партнёра и гневную гримасу Забини, который тут же решительно двинулся к ним. Увы, дорогу ему преградил Хагрид. И пока Блейз его обходил, Снейп уже успел завести с бывшим коллегой по Хогвартсу светский разговор о перспективах зельеварения в условиях тотальной защиты всех идущих на ингредиенты животных. В разговор охотно вмешался Чарли, подробно объясняя, как наиболее гуманно изымать органы и ткани. Сдержанный, как все Трэверсы, Трэверс грозным взглядом отправил на место Забини и двинулся к Селвину.
- Почему ты его не выставил? – недовольно спросил тот.
- А почему ты его пригласил?
- Я? Снейпа?!
- Ты с ним трепался и ржал, - сдержанно улыбнулся Трэверс.
- А ты его, по твоим словам, обрабатывал, - возразил Селвин и пренебрежительно фыркнул. – Макбун и то надёжнее!
Партнёры испепелили друг друга взглядами василисков. Легкомысленный, как все Селвины, Селвин сдался первым.
- Ну, может, и пригласил… Так, к слову, не всерьёз! - пожал он плечами.
- Что делать будем? – оскалился в любезной улыбке незваному гостю Трэверс.
Снейп мельком подумал, не взять ли у него образец слюны и не опробовать ли в каком-нибудь рецепте вместо яда бумсланга.
- Как что? – удивился Селвин. – Подписывать и драть когти! Чем он помешает?
Снейп, между тем, уже определил, что все линии напряжения в гостиной сходятся на золочёном столике в углу, точнее, на небрежно брошенных там листках пергамента с гоблинской финансовой кабалистикой по краям. Взгляды присутствующих упорно возвращались к ним. Приглядевшись, Снейп заметил, что в руках у Хагрида не зубочистка, а обглоданное перо. И понял, что стоит между коллегами-слизеринцами и их будущим финансовым благополучием…
- Он уже мешает! – сквозь зубы подтвердил Трэверс.
- А Макбун нам на что? – махнул рукой Селвин неприметному в самом тёмном углу пятиногу. – Сейчас он его вырубит!
- Как только этот взрывопотам со своим протеже подпишут! – подвёл итог Трэверс.
- А Забини? – уточнил Селвин.
- Пусть улаживают свои семейные дела сами! - усмехнулся глава предприятия.
- Верно! – легко согласился его друг и единомышленник. – Не убьёт же он свою даму в самом-то деле? Да он вообще на неё не подумает! Лисичка получила очередного гриффиндорца, чего ей ещё?
Растоптав, таким образом, надежды Блейза на финансовую самостоятельность, партнёры достигли согласия в изменившихся условиях и решительно приступили к делу. Видя, как они живо беседуют с пятиногом, Снейп зашёл за Хагрида и бросил в камин щепотку красного порошка. Не прошло и минуты, как через дверь со снятыми охранными чарами в уютную прихожую бесшумно проникли авроры.

* * *

Как только до Макбуна дошла последовательность действий, Трэверс вежливо и громко напомнил Хагриду о важном деле и взял его под руку. Селвин не менее вежливо, но вполголоса напомнил хитрой Лисичке, что её сын тут заложник.
Миссис Забини, однако, сочла, что Блейз - уже большой мальчик, и потому без колебаний выложила на стол, к которому Трэверс сейчас упорно разворачивал Хагрида, не выданные ими пергаменты, а те, что приготовила сама. Со своими собственными номерами счетов, отнюдь не на Дрире, а на куда более цивилизованной территории. Из вполне понятной осторожности она не сообщила об этом никому, даже сыну. Но горячо поддержала Трэверса в том смысле, что пора, наконец, покончить с всякими скучными формальностями и спокойно поболтать в дружеском кругу о будущем процветании ныне вымирающих волшебных существ.
Хагрид умилился, спохватился и сам потащил Трэверса к столу, довольно гудя:
- Теперь-то гиппогрифам будет что поклевать!
Всё это никак не тянуло на шантаж, насилие и принуждение при подписании важных финансовых документов… Снейп уже нащупал в рукаве мантии палочку, но наметившуюся было хорошую драку испортил гуманист Уизли.
- Подожди, какие гиппогрифы? – возмущённо воскликнул он. - Они на Фарерах замёрзнут! Их нельзя туда переселять! Это тебе не болтрушайки!
- Как нельзя? Я уже отправил первую партию, сам проверял – чувствуют себя прекрасно! – возразил Хагрид.
Они с Уизли встали в шаге от столика, на котором нетерпеливо шуршали важные финансовые документы, недовольные тем, что столько времени валяются на виду. Нервы слизеринцев начали сдавать.
- Почему ты со мной не посоветовался? – продолжал негодовать Чарли.
- Что я, гиппогрифов не знаю, что ли? – обиженно парировал великан. – У меня Клювокрыл зимой на снегу играет!
- Ну и что? Может, это какой-то особо холодостойкий экземпляр! – бушевал несдержанный Уизли. – А тут речь идёт о сохранении популяции!
Конца спору теоретика и практика ухода за волшебными существами было не видно. Соучредители благотворительного общества уже до краёв налились тёмной злостью. Пергаменты совсем заскучали и свернулись в трубочки.
- Ну, это надолго! – непринуждённо заявил Снейп. – Давайте-ка пока выпьем!
Как он и ожидал, реплика его стала последней каплей в котёл. Из тёмного угла выкатился Макбун, вытянул вперёд скрюченную руку и выкрикнул что-то вроде: «Ххьлюэрымадуер!».
Полыхнул ослепляющий свет. Чарли упал навзничь с типично гриффиндорской, по мнению Снейпа, улыбкой на лице. Гарри, слившийся со стеной, еле удержал на месте Рона.
- Ничего! – мысленно успокоил он друга. – Небось не «Авада», выдержит!
- Идиот! Кто теперь документ подпишет?! - взорвался, наконец, сдержанный, как все Трэверсы, Трэверс.
- Он и подпишет, - кивнул на безжизненного Чарли Макбун. – Сейчас очнётся! Я ему память отбил! Он теперь вообще всё сделает! – похвастался злонравный пятиног. – Разбирайся со своим взрывопотамом!
Хагрид и сам был не прочь разобраться, что же тут происходит.
- Подпиши вот здесь! Быстро! – зарычал Трэверс на растерянного от такой стремительной перемены событий великана. - Потом всё объясню!
Он ткнул пальцем в пергамент, и взгляд его зацепился за номер счёта.
- Держите её и мальчишку! – завопил он. – Эта…
Договорить он не успел, потому что Блейз мгновенно доказал Селвину, что он действительно уже большой мальчик. Защищал он, впрочем, не честь матери, а собственную шкуру, и потому довольно успешно. Если можно считать успехом полный пат: оба замерли с палочками в полувзмахе от смерти, но ни прервать, ни закончить заклинание не решались. Хагрид выхватил свою внушительную дубинку, потому что, как ядовито отметил про себя Снейп, не у всех по результатам войны отобрали палочки, некоторым, наоборот, торжественно вручили новые…
Миссис Забини, ловко увернувшись от неуклюжей беспалочковой магии пятинога, инстинктивно рванулась под защиту Хагрида, тот оборвал на полуслове заклятие, чтобы не задеть любимую, и тут же с грохотом свалился носом вниз прямо ей под ноги. Снейп незаметно применил простое «Локомотор мортис», избавив тем самым влюблённого великана от малоприглядного зрелища тотального обыска хитрой Лисички… Наконец на свет были извлечены пергаменты с другими номерами счетов.
- Может, возьмёте меня в долю? – поинтересовался Снейп, обращаясь то ли к ней, то ли к Трэверсу. Оба автоматически и отрицательно покачали головами.
Хагрид встал в полный рост и не сводил глаз с миссис Забини.
- Подписывай! – приказал Трэверс и протянул свои пергаменты.
Хагрид не удостоил его даже взглядом.
- Держи её! – сунул Трэверс Лисичку в кривые руки пятинога, а сам наклонился, достал из-под кресла визжащую в ужасе собачонку и примерился свернуть ей шею. Макбун в точности воспроизвёл его жест.
- Которая из сучек тебе больше нравится? Потому что с неё я и начну! Или подписывай и забирай обеих!
Обе жалостно заскулили... Снейп поморщился и подумал, что пора бы объявиться гриффиндорским спасателям.

* * *

От стены отделились Рон и Гарри.
- Хагрид, держись! – сказал Поттер.
- Спасай Чарли! – добавил Уизли.
Все трое слизеринцев, не сговариваясь, взмахнули палочками и хором завопили «Экспеллиармус!» Миссис Забини ловко отшвырнула Макбуна под ноги Трэверсу, но тот устоял. Больше ничего не произошло, и никто больше не появился. Слизеринцы расслабились: гриффиндорцы, похоже, пришли сюда не как авроры, а просто помочь друзьям.
- О, Золотое уже не трио! – презрительно сказал Забини. - Давно не виделись! А где ваша общая…?
- Рон, спокойно! – сам еле сдерживаясь, сказал Поттер. – Провоцирует произвол властей, ты же знаешь.
Не того он успокаивает! – подумал Снейп, судорожно поглаживая под мантией возвращенную палочку, которая так и просилась в бой.
- Что-то не вижу при вас ордера, власти предержащие! – заметил хладнокровный, как все Трэверсы, Трэверс.
Рон молча ткнул в звезду аврора на мантии.
- Не вижу! – развёл руками Трэверс. – Потому что ты её, считай, потерял. Вас сюда никто не впускал. Или вы просто пришли убивать? Как после войны?
- Гарри, спокойно! Это провокация! – предупредил в свою очередь друга Рон.
- Охота была руки марать, - монотонным от нестерпимого желания сорваться голосом сказал глава Аврората. – Вами займётся суд.
Оскорбительный слизеринский хохот был ему ответом, но Гарри уже пришёл в себя.
- Свидетель после «Обливиэйт» - не свидетель! – небрежно напомнил Селвин. – А наш дорогой Руби не отправит свою Лисичку в Азкабан, верно?
Хагрид горестно замычал, словно ре-эм на пастбище, ясно показывая, что нет, не отправит. Миссис Забини, между тем, упорно щебетала ему что-то в ухо, указывая на Трэверса. Тот тщательно отобрал свитки с номерами счетов хитрой Лисички и бросил себе под ноги. Пятиног немедленно их сожрал и довольно осклабился.
- Может, хотите поискать улики? – вежливо предложил Трэверс под новый взрыв хохота Селвина и Забини.
Гостиная уже сияла идеальным порядком, поломанная при падении Хагрида мебель целёхонькая стояла на своих местах, даже стёкла, кажется, были вымыты…
- Господа, я всего лишь женщина! Я не понимаю, что и как вы сделали с моим домом! - вспомнила о своей роли хозяйки Лисичка. - Но мои гости вдруг стали вести себя поистине странно! Один из наших друзей покалечен! Может быть, вам лучше уйти? Право, это переходит всякие границы! – заявила миссис Забини уже вполне уверенно и пустила в ход безотказный приём: - Руби, скажи им!
Хагрид встал во весь рост и повернулся к друзьям, явно собираясь лишить их последней причины тут находиться. Поттер в отчаянии сделал то, чего надеялся избежать. Он посмотрел несчастными глазами на Снейпа.
Тот растянул губы в поистине змеиной, как показалось Гарри, улыбке, которая, видимо, и была сигналом. На присутствующих начали плавно спускаться сверху колдографии отличного качества.
- Нехорошо мучить животных, - заметил глава Аврората, просмотрев несколько снимков. – Присяжные этого не любят.
Хорошее настроение защитников фауны Фарер и представителя этой фауны как рукой сняло. Пятиног ошалело пробовал на вкус незнакомые предметы. Слизеринцы пока держали слизеринский фасон.
- Отличный ракурс! – заметил Селвин. – Мне две таких, пожалуйста!
При слове «ракурс» Трэверс цепко впился глазами в изящные высокие вазы на каминной полке, но палочку поднять не успел.
- Экспеллиармус! – произнёс Снейп, наконец-то пустив в ход свою, и сокрушённо добавил: - Эх, молодёжь… Вот зря вы меня в долю не взяли! Я ведь учил Поттера легиллименции. Сейчас бы он уже перед вами извинялся!
Гарри чуть не выкрикнул, что ещё неизвестно, кто из них сейчас лучший легиллимент. Но вовремя вспомнил, что он давно не школьник, а глава Аврората, и сам сделал условный знак. Комнату заполнили авроры, которые деловито начали вязать всех подряд. Кроме растерянного Хагрида, бесчувственного Чарли и Снейпа. Поттер просто не мог не оказать любимому учителю ответную любезность.
- Это ты их сюда привёл, сволочь! – сообразил Трэверс.
- А что я мог? – пожал плечами Снейп. – Как говорит Люций, у меня семья!
Гарри отметил, что для Снейпа старший Малфой всё ещё жив.
- Какая семья? – не понял Селвин. – Очередная девка?
- Я найду каждого твоего ублюдка! – пообещал более близкий к природе пятиног и внезапно, как был связанный, бросился плашмя на пол.
Хагрид с невероятным для него проворством ткнул его своей огромной палочкой. Яростно выплёвывая бессильные против высокотехнологичного инструмента древние проклятия, Макбун мучительно медленно убрал гигантские клыки. Снейп мимоходом пожалел, что так и не открыл тайну пятой ноги.
- Это ещё кто? – внезапно с любопытством спросил Чарли.
Пятиног завыл - удар палочкой практически лишил магической силы и его самого, и его заклятия. Чарли поморщился, обвёл непонимающими глазами присутствующих и радостно бросился к Рону с довольно разумными вопросами. Похоже, он помнил всё, исключая Фонд фауны Фарер… Рон не знал, смеяться ему или плакать.
- Уводите! – скомандовал он аврорам и добавил для арестованных обычное в таких случаях напутствие: - Кто первым заговорит, тот первым выйдет из Азкабана!
- Мы должны держаться вместе! – предостерегающе напомнил Блейз. – Помните!
- Да-да, конечно! – в едином порыве откликнулись уводимые аврорами слизеринцы.
– Но вы всё-таки подумайте по дороге, кто у вас главный, - рассудительно заметил Поттер.
Все защитники животных дружно указали на Хагрида. Тот не замечал ничего, полностью занятый прощанием с Лисичкой, которая почти не театрально льнула к нему, избегая рук авроров. Хагрид, думая, что вполголоса, клялся, что Азкабана не будет, а будет самый лучший адвокат, а потом вечное счастье вдвоём.
Наконец душераздирающая сцена закончилась, и миссис Забини пошла навстречу своей судьбе. Проходя мимо Снейпа, она, не меняя отчаянно трогательного выражения лица, мысленно отправила ему грязнейший из порнографических образов. Таким Снейп не видел себя даже в голове Тёмного лорда… да что там, даже Дамблдора!
Когда защитников животных в гостиной больше не осталось, из высокой вазы на камине постепенно проступила не менее изящная симпатичная брюнетка с фотоаппаратом в поднятых руках.
- Примите мою искреннюю благодарность за вашу поистине бесценную помощь! – самым официальным тоном обратился к ней Поттер, мучительно соображая, почему помощница Снейпа ему одновременно и знакома, и не знакома. А, она же тогда была рыжая, – сообразил он и тяжело вздохнул, вспомнив жену и тёщу. – Женщины!
- Рад, что ты наставил её на путь истинный! – сказал Гарри уже Снейпу, глядя, впрочем, только на великолепные формы его так называемой ассистентки. Та, опустив глаза в пол, вежливо пробормотала приличествующие случаю слова.
- Я замечательный педагог! – скромно заметил Снейп: - Ведь тебе, Поттер, понравился мой учебник?
- Получишь на днях почётную грамоту от Аврората! – с ненавистью сказал Рон. - И повестку в суд от Визенгамота.
Он тоже не сводил глаз с ассистентки и страстно желал разобраться в педагогических методах Снейпа прямо на месте, но долг победил.
- А пока выметайтесь все! Мне надо наложить охранные чары.

* * *

Из камина в гостиную, приёмную и прочие помещения «Снейп и Ко» шагнула уже не эффектная брюнетка, а Гермиона Грейнджер, чему Снейп был очень рад. Сильно смахивающую на Беллатрису Блэк ипостась своей помощницы он считал чем-то вроде её стервы-подружки, и сейчас она была ему совершенно не нужна. Ему хотелось покоя и отдыха.
- Ты что невесёлая? Всё прошло отлично!
Гермиона не ответила ни на вопрос, ни на поцелуй. Снейп, как все мужчины, не терпел женских капризов, но, в отличие от остальных мужчин, всегда мог точно определить их причину. Пользуясь естественным замешательством от перехода через камин и обратной трансфигурации, он легко и без особых мук совести проник в мысли любимой.
- Тебе плевать на угрозы нашим детям! Тебе, видите ли, не нравится, что ты очередная!
Глава «Снейп и Ко» в бешенстве бросился на свой единственный диван.
- А знаешь, почему ты очередная? Потому что вы все одинаковые!
- А сколько нас у тебя… – звенящим от обиды голосом начала Гермиона, но тут же замолчала, села рядом и взяла тоном ниже. – Я не собираюсь устраивать сцену ревности. Просто это… неожиданно! Я была уверена, что кроме Лили Поттер… Прости, Эванс… В общем, прости! Как говорит Хагрид, зря я это сказала!
Гермиона через силу улыбнулась, чтобы обратить всё в шутку. Снейп обнял её и успокаивающе погладил по растрепанным каштановым волосам - чёрные всегда были элегантно уложены.
- После войны никого не было, - сказал он.
Гермиона сразу поняла, что это правда, и что на этом надо бы остановиться, но всё-таки спросила:
- А до войны?
- Тёмный лорд специально следил за тем, чтобы Упивающиеся смертью не испытывали недостатка в женском обществе, - едко заметил Снейп.
- Я не о том, - не сдалась Гермиона, чувствуя, что он уходит от прямого ответа.
- Ну, было. Я не смог вечно любить ту, которая меня отвергла. Последние два… нет, три года перед нашей славной победой.
Гордая гриффиндорка изо всех сил удерживалась от вопроса, который так и рвался с языка. Погружённый в воспоминания Снейп ничего не замечал, пока она нарочито равнодушно не спросила:
- И на этот раз взаимно?
- Я и сейчас не понимаю. Всё это настолько смутно и невнятно… Не хочу разбираться! Особенно сейчас!
Разговор о нежных чувствах прервался самым приятным для обоих способом. Но как опытный зельевар Снейп безошибочно определил, что верная ученица, помощница и подруга жизни снова не вполне растворилась в его объятиях.
– Ну, чего тебе ещё? – спросил он, прервав поцелуй.
- Ты сказал, что всё прошло отлично.
Снейп сообразил, что ученица ждёт похвалы, но лишний раз баловать её считал непедагогичным.
- Я молодец?
Помощница угрожающе сдвинула соболиные брови.
- Ты молодец! – сдался Снейп. - Теперь всё?
- Теперь всё! - подтвердила довольная Гермиона.
- Так идём спать! Работы на завтра полно!
Снейп повернулся и ушёл в спальню.
- Какая женщина устоит перед таким приглашением? – вздохнула его подруга жизни.
_______________________
*датские деньги – налог, собиравшийся в Англии в X-XI веках, как выкуп нападавшим на английское королевство скандинавским викингам

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.