Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Тайное влечение Гермионы", PG-15

Автор новости: olala от 22-07-2014, 18:27
  • 40

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Тайное влечение Гермионы
Автор: Saeviridicae
Бета: нет
Жанр: Romance
Рейтинг: PG-15
Пейринг: СС/ГГ, CC/БЛ
Дисклаймер: Всё персонажи - Джоан Роулинг
Саммари: У Гермионы есть тайное влечение.
Комментарии: есть слегка BDSM, совсем чуть-чуть
Размер: Мини
Статус: закончен

Тайное влечение Гермионы

Холод… Ступеньки, ведущие вниз. И наконец подземелье. У Гриффиндора и Слизерина снова сдвоенная пара зельеварения.
Звук открывающейся двери, шелест мантии… Какие знакомые сердцу звуки – сердце Гермионы забилось чаще, словно вольная птица, запертая в клетке. Она давно уже испытывала очень нежные чувства к профессору Снейпу. Но никто, конечно, никто не должен знать о них….
Ей трудно было преодолевать своё негодование в те моменты, когда Гарри и Рон «проходились» по её любимому, совершенно не стесняясь в выражениях. В свою очередь Гарри и Рон не могли понять, что же происходит с их подругой. В последнее время она стала очень задумчивой, постоянно уходила в себя, сидя у камина с задумчиво-мечтательной улыбкой.
- Гермиона, да что с тобой?! – воскликнул Рон.
- О чём ты Рон? – Гермиона вышла из транса.
- А ты не понимаешь? Ты в последнее время сама не своя. Глупо улыбаешься, глядя на огонь и прижимая к груди какой-то пергамент… Мне даже кажется, что ты избегаешь нас. Может, ты хочешь нам что-то рассказать Гермиона?
- Нет! - хлопнув дверью, она вышла из гостиной Гриффиндора.
- Да, она действительно стала … немного странной, - поддержал друга Гарри.
А в это время Гермиона стояла в одном из коридоров у открытого окна и вглядывалась окрестности Хогвартса и вдыхала холодный воздух. «Нет! Я не должна себя выдать! И зачем я взяла этот дурацкий пергамент с собой. Они же могут понять, что это мой дневник! Да, кроме него мне некому довериться. Вряд ли кто-то поймёт моё трепетание при виде грозного слизеринского декана, которого так ненавидят все факультеты, кроме собственного. Как же хорошо, что завтра сдвоенная пара зельеварения! Плевать даже на этого заносчивого Малфоя, который все уши прожужжал своим: «Грязнокровка!» Главное, что там будет Он. Высокий, темноволосый, в глубине его чёрных глаз я просто тону… Ах да, этот проклятый Малфой стал что-то подозревать: постоянно следит за мной. Не угостить ли его каким-нибудь «хорошеньким» заклинанием, чтобы неповадно было? Ой… сколько же сейчас времени? - Гермиона словно очнулась от своих размышлений, - пора обратно в башню!» Движением волшебной палочки она закрыла окно и пошла наверх.
Утро окрасило окрестности самыми нежными красками всё, кроме подземелья. Считанные минуты оставались до начала урока, когда распахнув настежь дверь, в учебную комнату вошёл Северус Снейп.
«Итак, сегодня вы должны приготовить усыпляющее зелье, список ингредиентов написан на доске. Внимательно прочитайте его, особенно это касается вас, мистер Поттер, если, конечно, вы ещё не разучились читать», - усмехнулся Снейп.
- Да, мисс Грейнджер, вы что-то хотели спросить? Неужели я стал непонятно объяснять?
- Я всего лишь хотела спросить, сэр, почему в вашем списке листья наперстянки заменены цветками травы отчаяния. Ведь в учебнике написано, что…
- А в вашу «всезнающую» голову никогда не приходила мысль, что я разбираюсь в зельеварении лучше вас?! – прервал её профессор, - В конце концов, полностью доверяя книгам, вы рискуете умереть от опечатки, что, несомненно, принесло мне бы глубочайшее облегчение … Ладно, прекратим этот бессмысленный спор. 20 баллов с Гриффиндора за вашу вызывающую наглость. Надеюсь, в следующий раз вы будете думать, что говорите, - отрезал профессор.
Гермиона склонила свою голову и рыжие кудри закрыли ей покрасневшее лицо. Она не хотела, чтобы кто-то увидел её слёзы. Но было поздно, её друзья уже заметили неладное.
«Да брось ты! – шепнул ей Рон, - Не стоит переживать так из-за замечаний Снейпа! Мы ещё покажем этому … профессору!»
Гермиона кивнула ему, не в силах что-либо говорить. Они ведь не знали истинную причину её слёз. Как мог столь любимый ей человек унизить её при всех? Хотя мог, конечно, мог. Это же он – «мистер-циничность-и-ненавистник-всего-Гриффиндора». Если профессор Снейп ненавидит Гарри, Рона, Невилла, то почему же он должен любить её? Теперь она испытывала противоречивые чувства по отношению к этой мрачной фигуре: желание мести и всепоглощающая нежность и страсть. Ей всегда было интересно, что же скрывается под его маской равнодушия, холодности. Каждый урок она млела просто от счастья находиться в одной комнате с профессором, и всё же, затем её охватывала грусть, когда она понимала, что Северус совершенно недоступен для неё. Ей даже страшно было представить, что будет, если профессор узнает о её чувствах: высмеет при всех, завалит на экзаменах, сделает всё, чтобы её исключили из Хогвартса? Поток мыслей Гермионы прервал звук открывающейся двери. На пороге стоял Филч. Студенты удивлённо переглянулись. «Профессор Снейп, у вас посетитель. Он в ваших комнатах. Это срочно». Снейп нахмурился, но всё-таки проследовал за Филчем, захлопнув за собой дверь.
- Нда, куда же последовал наш крючконосый? Дружок Люциус хочет пригласить его на вечеринку Пожирателей Смерти? – съязвил Гарри.
- А может, к нему пришла какая-нибудь его подружка … ну так скажем, с довольно недвусмысленными намерениями? – усмехнулся Рон.
- Ты думаешь, в его возрасте и с его паршивым характером у него могут быть «подружки»? – продолжал Гарри.
«ЗАМОЛЧИТЕ!» - крик вскочившей Гермионы заставил содрогнуться даже студентов Слизерина. В комнате наступила поразительная тишина, все смотрели на Грейнджер. «Что, грязнокровка, приснилось, что ты на чемпионате мира по квиддичу?» - съехидничал Малфой. Она медленно опустилась на скамью, начиная понимать, что со своими чувствами надо что-то делать. «Да как, как вы смеете оскорблять профессора! Это же, это же … неэтично! Он не заслуживает этого!» - яростно шептала Гермиона своим ошарашенным друзьям. Они посмотрели на неё, как на сумасшедшую. «Да что ты такое говоришь, Гермиона! – начал возмущаться Рон, - Он же практически унизил тебя, надсмеялся над тобой. Мы же всегда к тебе по-хорошему, а ты…» Рон обиженно замолчал.
Снейп так и не пришёл до конца занятия, что немало удивило студентов. Такой дотошный и такой педантичный, и позволил пройти впустую целой паре! Определённо, его задержало что-то очень важное.
На протяжении нескольких недель эта ситуация повторялась. Это очень насторожило Гермиону: «Куда он уходит? И кто ждёт его там, в его комнатах?» Она стала наблюдать за ним. В последнее время профессор не ходил ужинать в общую столовую, ссылаясь на усталость и головные боли, возникшие «от этих бестолковых гриффиндорцев». Да и в последнее время он был очень бледен и слегка нервозен – наказания так и сыпались на головы студентов ненавистных ему факультетов. Она стала следить за ним повсюду, но, однако, не решалась заглянуть к нему в подземелье. И вот однажды…
«Мисс Грейнджер! Это ещё что такое?!» – Снейп в ярости схватил её за мантию и резко дёрнул. Она не ожидала, что он заметил слежку. Но огибая угол в погоне за ним, она столкнулась лицом к лицу с ним, ну точнее, лицом с его мощной грудью. «Как давно вы за мной следите? Я настолько вам интересен, - он приблизил своё лицо ближе к её лицу, и его тёмные глаза казались всепоглощающими… - или вы пытаетесь что-то выведать для ваших дружков, Поттера и Уизли? Отвечайте!» Он схватил её запястье так сильно, что кончики пальцев побелели, и ей стало очень больно. «Я не обязана вам ничего рассказывать, профессор! Особенно того, что вас не касается!» - выпалила Гермиона и вдруг замолчала, со страхом ожидая того, что сделает с ней Снейп за её минутный порыв. Он стоял совершенно бледный, зрачки сузились, а свободная левая рука сжалась в кулак. По всему было видно, что профессор взбешён, но, однако, ему удалось сдержать свой гнев. «Дерзить? Мне?! – его губы изогнулись в презрительной усмешке, - Вы перешли все границы, мисс Грейнджер. Я буду ходатайствовать о вашем исключении из Хогвартса. Вы хотите этого?» Совершенно оглушённая и со слезами на глазах, она замотала головой из стороны в сторону в знак несогласия. «Хорошо. Обойдёмся менее жестокими мерами… Я снимаю 50 баллов с Гриффиндора за неподобающее поведения и ещё 50 за моё оскорбление. К тому, сегодня в семь вы явитесь в мои комнаты, я назначу вам наказание». Отпустив её руку, профессор развернулся на каблуках и отправился в сторону подземелий. А Гермиона так и осталась стоять, дрожа от рыданий, посреди коридора.
Вечерело. Робкий стук в массивную дверь. «Входите, Грейнджер!» - раздался столь знакомый баритон. Она распахнула дверь. Северус сидел перед камином, смотрел на огонь. «Я тоже люблю сидеть у камина и греться под разнеживающим теплом… - Гермиона снова задумалась, - лучше этого могут быть, наверно, только его объятья. Он сильно вжимает меня в стену, обхватывает за талию, нащупывает молнию на юбке и…» «Что вы встали в дверях, как истукан, Грейнджер, проходите и закройте дверь, уже начало сквозить…» - недовольно заметил Снейп. «Знаете, я всегда подозревал, что под вашей личиной отличницы и всезнайки скрывается просто амбициозная и наглая девица, готовая на всё ради высоких оценок…» Гермиона еле сдерживала слёзы, и подступающий к горлу комок сигнализировал, что долго она не выдержит. Но профессор как будто бы не замечал этого и продолжал свою тираду: «Вы прибыли сюда для того, чтобы я вас наказал. Какое наказание вы хотите для себя, мисс «Всезнайка»?» - впервые за весь разговор он повернулся к ней и пристально посмотрел ей в глаза. «Наказание? В её воображении предстала девушка с длинными рыжими волосами в чёрном латексном корсете, держащая в руках плётку – Гермиона опять задумалась, - О да, я сама бы наказала вас, профессор! 100 баллов со Слизерина! На колени, а теперь расстегните свою мантию и целуйте, целуйте мои руки, шею... Нет, в губы только тогда, когда разрешу вам это сделать, Северус!..» И она взмахнула рукой, очертив траекторию движения воображаемого хлыста прямо по … воображаемому месту чуть пониже спины мысленного Северуса Снейпа… «Вы здоровы, мисс Грейнджер?» – прервал её размышления Снейп. На её испуганный кивок он заметил: «Похоже, у всех гриффиндорцев слегка не в порядке с головой. Вы опять застыли, как статуя. Молчите? Тогда я сам назначу вам наказание. Вы будете моей служанкой, горничной, ну или как это называется у магглов? Будете убирать мои комнаты, приносить на подносе огневиски и т.п.. И никакой магии, Грейнджер! Вы меня поняли?» Девушка кивнула головой и облегчённо вздохнула: по крайней мере, это не самое страшное, что он мог с ней сделать. «Приступайте к работе, у меня пять комнат, вам будет чем заняться», - сказал профессоров, наколдовав ей ведро с водой и тряпку.
Прошло три часа. У Гермионы онемели руки от ледяной воды, и к тому же очень хотелось есть. «Похоже, вам пора отправляться в башню Гриффиндора, иначе вам достанется от Филча, – заметил профессор, - Завтра, в то же время. И никому ни слова, иначе моё ходатайство незамедлительно ляжет на стол Дамблдора!» Слегка кивнув, Гермиона закрыла за собой дверь. А она уже собиралась выбираться из подземелий, когда услышала приближающиеся шаги. Гермиона решила затаиться. Она свернула в тупик и прижалась к стене в надежде, что темнота укроет её. Шаги приближались. Из-за поворота появился силуэт женщины.
Высокая, черноволосая, с надменным лицом и тяжёлыми веками. Полы её шикарного бархатного платья шелестели, обметая ступени. Сомнений нет – это была Беллатриса Лестрейндж. Даже не удосужившись постучать в дверь, она широко распахнула её, вошла и плотно захлопнула за собой дверь. «О Мерлин! Что она здесь делает? – Гермиона была в крайней степени удивления, - неужели Северус, мой Северус снова связался с Пожирателями Смерти? Непременно нужно всё разузнать поподробней». Он подошла к тяжёлой дубовой двери и прислонилась к ней. Но к разочарованию Гермионы слов было совершенно не разобрать! Одно стало ясно: за дверью о чём-то ожесточённо спорили, послышался звук пощёчины и слова «послезавтра, Белла, только послезавтра в это же время!» Гермиона еле успела отскочить, дверь распахнулась с силой. Видно, что собеседники не пришли к консенсусу, Беллатриса была в ярости. Ударив дверью так, что из щелей посыпалась пыль, Пожирательница Смерти скрылась за поворотом.
«Нет, этого не может быть! - твердила Гермиона, - Похоже, он снова прибился к Пожирателям Смерти! Наверняка через Беллатрису Снейп получает задания от Воландеморта! Я должна всё сказать Гарри и Рону! О нет! Я же обещала ничего не говорить о своём наказании, иначе… Ладно, тогда я сама выясню, что надо от него Пожирателям Смерти. Но это будет завтра». Гермиона закуталась в мантию и направилась в башню Гриффиндора.
Очередное утро. Целых 3 пары до долгожданного вечера, до вечера истины, когда откроется правда о том, кто же Он, настоящий Северус Снейп.
От котла уже шёл фиолетовый дым. «Почти готово, - прошептала Гермиона, - и бросила туда горстку волос цвета воронова крыла». Варево забурлило ещё сильнее. Девушка достала прозрачный сосуд, заполнила его отваром и засунула пузырёк в потайной карман мантии.
Наказание прошло также мучительно и тягостно, как и в прошлый раз. Гермиона перебрала всю его одежду, книги, вымыла котлы. Всё это время она пребывала в сладостных раздумьях о том, как она направит на Снейпа волшебную палочку: «Империус!» Непростительное заклинание и непростительные вещи, которые она будет творить с ним, когда он окажется в полной её власти… «Вам помочь, мисс Грейнджер? – ледяной голос раздался прямо над ней, - Похоже, вы не слишком старательны в своей работе. Не думал, что магглы бывают такими белоручками. Что ж, можете идти, но завтра время вашего наказания увеличится на четверть». Гермиона надела свою мантию и вышла за дверь. «Сейчас или никогда!» - она залпом выпила горький отвар. Её скрутило, казалось, что ещё чуть-чуть и вытошнит, горький вкус во рту не проходил. Она стала расти, рыжие волосы потемнели, увеличилась грудь, а мантия превратилась в тёмно-зелёное бархатное платье. Она выждала примерно с полчаса и рывком дёрнула дверь на себя…
- Здравствуй, Северус! Надеюсь, я не слишком помешала такому занятому зельевару, как ты! - Гермиона попробовала придать уверенности своему голосу. Она же должна быть в эту ночь Беллатрисой…
- Белла, это ты? – удивлённо изогнув бровь, спросил Снейп, - Но я же сказал, завтра! Всё завтра!
- Я хотела с тобой поговорить! – с показной решимостью продолжила Беллатриса-Гермиона.
- О чём же, интересно?
- О том, о чём мы говорили вчера! Не увиливай, Северус! – продолжила атаку собеседница.
- Ну хорошо, - смягчился Северус, - давай тогда по бокалу вина. Кстати, почему ты стоишь, наша храбрая воительница? Присаживайся.
Беллатриса сделала шаг к креслу, но с непривычки запуталась в полах длинного платья и упала. «О Мерлин, какой ужас! Может, притвориться, что я уже… слегка выпила и поэтому стала такой нескоординированной, - подумала Гермиона, - Надо продолжить вчерашнюю тему, которую он обсуждал с Беллатрисой. Но как же начать?!»
- Итак, - словно угадав, её мысли, Северус продолжил, - Ты хочешь поговорить о том, о чём мы столь яростно спорили с тобой вчера? Странно, мне казалось, что эта тема уже закрыта. Но если ты настаиваешь…
- Не зря же я тащилась сюда, пробираясь через весь Хогвартс! – возмутилась Беллатриса, чуть отпив из бокала.
Вино казалось таким необыкновенным. Сладкий ток наполнял всё её тело, стало тепло и уютно. Неожиданно Северус приподнялся со своего кресла и направился к Беллатрисе, точнее к книжной полке, около которой она сидела. Он прижался к ней вплотную, пытаясь достать какую-то старинную книгу. Она почувствовала терпкий запах его духов, тепло его сильного мужского тела. Когда Снейп всё-таки вытащил искомое, он посмотрел на девушку. Выражение его лица было слегка удивлённым. Гермиона поняла, что она покраснела, лицо просто пылает, а дыхание стало таким частым и откровенно грудным...
Северус подошел к столу, положил книгу и развернулся к Беллатрисе-Гермионе, не уделив книге совершенно никакого внимания. «Ну раз вы, моя дорогая Белла, настаиваете продолжить вчерашнее, я так уж и быть, подчинюсь вашим требованиям…» - усмехнулся Северус, медленно приближаясь к девушке и скидывая с себя мантию. И только сейчас с ужасом она заметила, что он даже не прикоснулся к вину… «О нет! Неужели всё так банально, и у профессора лишь интрижка с Лестрейндж? Фу, как он мог польститься на эту…, - в голове у Гермионы пронеслось совершенно неприличное слово, - Бежать, определённо, надо бежать, пока он…» Но взмахом волшебной палочки он захлопнул дверь прямо перед её носом. Он уже расстегнул сюртук и сбросил с себя рубашку. Как отметила Гермиона, Северус был очень красиво сложен, настоящий мужчина. Он подошёл, взял её на руки и понёс в спальню. В это время Гермиону просто раздирали внутренние противоречия: «Да, это наконец случилось – любимый, желанный мужчина несёт её в свою спальню, чтобы… Стоп! Но ведь он несёт в спальню совсем даже не меня, а эту…. Беллатрису! Он просто хочет её первобытно, инстинктивно…. А если он узнает, что это действительно я? Какой позор, он же расскажет всему Хогвартсу! Надеюсь, что оборотного зелья хватит на несколько часов...» Гермиона похолодела от ужаса. В это время они вошли в спальню профессора.
Это была одна из самых роскошных комнат в его распоряжении. Всё в бархате и шелках. Ну, естественно, и повсюду знаки, подчёркивающие принадлежность Снейпа к Слизерину. Он бережно опустил ей на кровать и потянулся руками к завязочкам на корсете. И вдруг ей овладело отчаяние и желание сбежать. Она рывком попыталась соскочить с его огромной двуспальной кровати, но он как будто бы предвидел это. Схватив её за платье, он резко притянул её к себе. Он был рассержен и не стал больше церемониться. Треск рвавшегося тёмно-зелёного бархата ещё минут пятнадцать наполнял воздух покоев слизеринского декана. Всё это время он уничтожал её платье, не забывая осыпать её тело, горячими, как расплавленный воск, поцелуями. Она знала, что на следующий день всё тело будет «украшено» синяками, но ей было уже всё равно. Она подчинилась, она отдалась своим желаниям, будоражившим её столько лет. Теперь она может делать с ним всё, что угодно, как, впрочем, и он с ней… Немолодой, но такой красивый, сильный и мужественный, он заставил почувствовать девушку желание этой близости. Северус вдруг вжал её в кровать и …
- Беллатриса, ты девственница? - удивлённо изогнув бровь, спросил Снейп.
- Я…я..я наколдовала это специально для тебя, любимый.. - смущаясь, промолвила Гермиона. - Ну да, я так и понял, – заверил Снейп.
Гермиона уже потеряла счёт времени: она не знала, сколько часов продолжается это безумие наяву. Ей казалось, что Северус не оставил ни единого живого места на её уставшем теле. Ночь была очень горячей и страстной… Она даже не могла представить, что такой мрачный и холодный Северус окажется столь необузданным.
Уже начало светать, и Гермиона поняла, что ей пора уходить, пока не кончилось действие оборотного зелья…. Поднявшись с постели, она начала собирать обрывки своего некогда платья с надеждой наколдовать из него мало-мальски приличную мантию и быстрее добраться до башни Гриффидора.
- Ты куда-то торопишься, Беллатриса? Сомневаюсь, что Родольфус уже объявил в Федеральный розыск, – усмехнулся Снейп.
- Я подумала, что как-то нехорошо задерживаться в гостях.
- Тогда позволь мне напоследок сказать тебе пару очень личных слов.
- Да, я слушаю тебя, Северус…
- Итак, 20 баллов с Гриффиндора за незаконное применение оборотного зелья, 40 баллов – за попытку одурачить меня, 50 – за называние меня по имени, и ещё 50 – за нарушение субординации и столько же за далеко неучебные навыки, которые вы мне сегодня продемонстрировали, мисс Грейнджер, - нагло улыбаясь, закончил Снейп.
- Что???! Да как ты смеешь….
- Ну довольно этого шоу! Через несколько минут ты снова станешь Гермионой Грейнджер. Как я догадался? Твоё смущение… Беллатриса Лестрейндж в смущении! Ничего более забавного я не видел! Да даже если бы я оказался перед ней совершенно без одежды, она бы и бровью не повела...Конечно, девственность – тут и обсуждать нечего… И ещё, если вам неизвестно, я достаточно сведущ в легилименции. Не скажу, что все ваши мысли мне понравились. Но вот с плёткой и в корсете …ммм… очень даже неплохо. Ну и в конце концов, Беллатриса бы повесилась при одной только мысли о перспективе лечь со мной в одну постель… И чтобы между нами не было секретов: она приходила ко мне, чтобы вновь высказать мне всё, что она думает о благорасположении Воландеморта ко мне. Как видишь, ничего интересного… Кстати, куда ты собралась? Если Филч прихватит тебя вне спален Гриффиндора…
- Нет, я всё-таки пойду!
- Ну хорошо, - он наколдовал мантию из остатков платья, - кстати, мне очень понравились некоторые твои маггловские штучки, которые ты вытворяла… Повторим в следующий раз?
Снейп довольно усмехнулся. Гермиона уже в своём прежнем обличье и вся красная от возмущения накинула мантию и выбежала из спальни слизеринского декана…
Она долго бежала вверх по этим длинным, винтовым лестницам прочь из подземелья, пока не почувствовала резкий удар в спину. Заклинание сработало, как надо. Она открыла глаза и увидела над собой … злобно смеющегося блондина. Вне сомнения, это был Малфой-младший. Он грубо схватил ей за плечи, поставил на ноги и вжал в стену: «Ну, грязнокровка, как ночь с нашим деканом? Он ничего или его мужских сил уже не хватает? Я всё видел! Я видел, как ты пила оборотное зелье. А остальное даже и видеть необязательно. Кстати, зачем тебе надо было превращаться в мою тётушку Беллатрису? Боялась, что твоя маггловская внешность заставит его спасаться бегством? Я ничего никому не расскажу, если…. Одно маленькое условие. Если ты сделаешь со мной то же, что и с ним. Поверь, я ещё более страстный. Подчинись мне…» На этих словах Малфой запустил руку под её мантию и нащупал грудь, одновременно прижавшись своими губами к её губам… Гермиона попыталась отстраниться от него, содрогаясь от омерзения и… послышался звук падающего тела… Заклинанием Драко отбросило к противоположной стенке так сильно, что у него изо рта потекла кровь. «Руки прочь от неё! – прозвучал знакомый баритон, - Ты ещё не научился обращаться с женщинами… Ах да, я непременно поведаю Люциусу увлекательную историю о том, как его чистокровный сыночек воспылал запретной страстью к рыжеволосой магглорождённой волшебнице… Люциус будет вне себя от восторга!» - съязвил Северус. «Да пошли вы…», - злобно прошипел Драко и скрылся из поля зрения. Северус решил продолжить свою миссию джентльмена и проводил Гермиону до башни Гриффиндора…
Было солнечное утро. На уютной кухне суетилась рыжеволосая девушка.
- Северус!
- Да?
- Как там наши дети?
- Я ещё не заходил к ним, Гермиона.
- Ну так сейчас же сделай это! Ты же должен был проследить за их сборами в школу!
Северус нахмурился. Гермиона подошла и нежно поцеловала мужа: «Ну ради меня, Сев…» Он улыбнулся: «Ради тебя дорогая всё, что угодно!»

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.