Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Купидоны бывают разные", PG-13

Автор новости: leontina от 12-04-2014, 20:53
  • 80

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Купидоны бывают разные
Автор: Irkina (Иркина)
Бета: я не бета, я только учусь
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Романс, юмор
Дисклеймер: не моё, но очень надо!
Саммари: Дамблдор уже три года пытается свести вместе двух несовместимых на первый взгляд людей. И у него это не особо получается. Что случится, если в этом нелёгком деле у него появится неожиданный помощник?
Комментарий: написан в подарок для «Клуба болтушек….» С праздником, дорогие мои. Любви вам и большого большого счастья!!!
Предупреждение: AU, ООС и прочие неприятности. Сие произведение является плодом полуночного бреда. Муз ушёл в зимнюю спячку, поэтому местами автора уносит во флафф и штампы. Прошу тапками сильно не бить, но корзиночку всё же подготовлю.
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc":
Irkina-Kupidony-byvayut-raznye-PG-13.doc [136,5 Kb] (cкачиваний: 76)

Северус Снейп сидел у камина с бокалом вина в руках и размышлял. Сегодня четырнадцатое февраля, а это значит, что от директора нужно ждать очередного сюрприза. После падения Лорда прошло уже пять лет, и Альбус, судя по всему, соскучился по деятельности стратега. Вот уже четвёртый год он упорно пытается найти зельевару пару, используя для этого весь свой изворотливый маразматичный ум. Северус уже знаком с тремя его внучками (при условии, что у директора всего один внук), пятью племянницами (притом, что у Аберфорта нет детей) и восемью кузинами троюродной сестры тёти соседки свояченицы (они наверно почкованием размножаются). Последней блажью Дамблдора стала идея о том, что Гермиона Грейнджер, занимавшая теперь пост декана Гриффиндора, является идеальной кандидатурой на роль будущей миссис Снейп. И вот уже три года Мастер зелий и мисс Грейнджер являются основными объектами внимания директора. Поначалу это раздражало, потом начало забавлять, но теперь откровенно утомляет.
Первое время «атаки» Альбуса были довольно безобидны: просьбы помочь «девочке» с обустройством, подсказать при разработке учебных планов, проводить до комнаты и т.д. Северус стойко терпел и молча выполнял приказы старого манипулятора, изредка бросая язвительные реплики в сторону новоиспечённого декана. Мисс Грейнджер также молча принимала «помощь», не решаясь возразить директору. Затем пришёл черёд совместных патрулирований и соседства за обеденным столом, где волей-неволей приходилось общаться. Постепенно мисс всезнайка осмелела и начала отвечать на колкости зельевара не менее ехидными замечаниями, и Северус даже начал получать некое удовольствие от их перепалок. Пару раз они даже совместно сходили в Хогсмит (опять таки, со слов директора, кроме них послать за посылкой оказалось некого), и даже посидели в Трёх мётлах (неважно, что исключительно из-за дождя), после чего Дамблдор неделю ходил страшно довольный собой. Так прошёл первый год. В начале следующего семестра Северус понял, что уже спокойно может переносить общество мисс Грейнджер, и даже стал чуть дольше задерживаться на ужине, чем несказанно обрадовал директора. Пока старик разрабатывал очередную гениальную идею их «свидания», на горизонте неожиданно возник некий Жан – Пьер Кюри. Оказалось, что они познакомились с Гермионой во время летнего отдыха во Франции, и с тех пор горячий француз не смог забыть девушку.
После приезда иностранного гостя пыл директора несколько поубавился, и зельевар смог вздохнуть свободнее. Хотя, в этом он не признался бы даже себе, ему стало не хватать совместных прогулок с мисс Грейнджер по ночному Хогвартсу. Тогда Дамблдор избрал другую тактику. Он начал постоянно говорить зельевару, какая мисс Грейнджер и мистер Кюри прекрасная пара, как хорошо они смотрятся вместе и какой счастливой выглядит Гермиона. Судя по всему, это были неловкие попытки вызвать у мужчины ревность. Определённо, с возрастом Альбус терял хватку блестящего манипулятора. Дело уже близилось к свадьбе, когда одна случайная встреча открыла мисс Грейнджер глаза на её избранника. Незадолго до Рождества, после очередного приезда жениха, Гермиона застукала его в объятиях студентки в одном из коридоров. Скандал удалось замять, но неудавшийся ловелас был выдворен не только из Хогвартса, но и из страны. Директор был на седьмом небе от счастья. Поначалу Северус даже предполагал, что это было подстроено специально, но потом понял, что у Альбуса всё же есть чувство меры.
Хотя, после рождественского бала он засомневался в этом выводе. Старый маг не придумал ничего оригинальнее, чем «случайно» запереть Северуса и Гермиону в покоях зельевара до самого утра. Все попытки выбраться через дверь или камин ни к чему не привели, и временным узникам пришлось всю ночь провести в креслах у огня, попивая вино, приготовленное заботливым стариком в подарок для Снейпа. Хотя, у этой ситуации были и свои плюсы. Они смогли, наконец, обсудить поведение директора и решили объединить усилия, чтобы помешать его бесполезному, с точки зрения обоих, занятию. К тому же, это было первое рождество за много лет, которое Снейп провёл не в одиночестве, и он был вынужден признаться самому себе, что это было не так уж и плохо. У деканов враждующих факультетов даже появилась своеобразная традиция: перед каждым праздником встречаться в его кабинете за чашечкой кофе и разрабатывать очередной план «противостояния».
После этого случая директор несколько присмирел и оставил преподавателей в покое на некоторое время. Несмотря на это, зельевар продолжал общаться с мисс Грейнджер. Он признал, что она прекрасный собеседник и благодарный слушатель, но по-прежнему не желал видеть в ней кого-то большего, чем коллегу. Так продолжалось до нынешнего рождества, пока Альбусу не пришла в голову очередная гениальная идея.

Рождественский бал в этом году прошёл довольно спокойно, что не могло не насторожить наших героев. Северус, согласно ещё одной сложившейся традиции, провожал Гермиону до её комнат, когда оба неожиданно прилипли к полу прямо у двери. Подняв глаза, зельевар увидел Омелу.
- Ну конечно, что может быть оригинальнее, - язвительно протянул Снейп, доставая палочку.
- Если честно, то я ждала в этом году чего-то более масштабного, - устало сказала Гермиона, следя за тем, как зельевар посылает в злосчастную ветку сжигающее заклинание. Но не тут то было. Растение не только не испарилось, но наоборот – стало больше и пышнее. Маг попробовал другое заклинание, но эффект был тем же. Не оставляя попыток освободится, Снейп пробовал всё новые и новые заклинания, в то время как Гермиона пыталась преодолеть притяжение пола. Через полчаса упорных трудов оба декана оказались сидящими на полу под гигантским деревом.
- Кажется, мисс Грейнджер, вы хотели масштабности? Получите, - сказал зельевар, кивая головой в сторону огромного растения. – Какие будут идеи?
- Эм, нууу… может нам… – неуверенно начала Гермиона
- Грейнджер, что вы мямлите, словно Лонгботтом на экзамене, - проворчал Снейп.
- Я хотела сказать, что… возможно, нам стоит просто поцеловаться, это же всего лишь омела, - сказав это девушка густо покраснела и посмотрела куда-то в сторону.
- Зная упорство Альбуса, я очень сомневаюсь, что дело должно ограничиться «просто»
поцелуем, - раздражённо произнёс зельевар. – И я больше чем уверен, что наш достопочтимый директор сейчас наблюдает за нами и ждёт шоу.
- И что вы предлагаете? – обречённо спросила девушка. – Меня не прельщает перспектива просидеть на полу всю ночь, учитывая, что утром нас могут найти студенты.
- Я не вижу другого выхода, кроме как ждать. Такие заклинания действуют около пяти часов. Думаю, что к шести утра мы освободимся, – с этими словами Мастер зелий извлёк из кармана какой-то пузырёк и трансфигурировал его в небольшую скамью. – Располагайтесь, мисс Грейнджер. Это лучшее, что у нас есть в данной ситуации.
Так они просидели пару часов, разговаривая о всякой, с точки зрения мужчины, ерунде, пока Гермиону не сморил сон. Она прислонилась спиной к стене, но потом её голова как-то сама собой оказалась лежащей у него на плече. Во сне девушка забавно морщила нос и что-то бессвязно бормотала. Чтобы она не упала, Снейпу пришлось немного ей приобнять, отчего её губы оказались в опасной близости от его лица. В тот момент зельевару впервые пришла в голову мысль, что Гермиона Грейнджер не просто его коллега. Она, в первую очередь, молодая женщина. Привлекательная молодая женщина. Не сдержавшись, мужчина аккуратно обвёл пальцами контур её лица и дотронулся до губ. Ему стало невыносимо интересно, какие они на вкус. Не отдавая себе отчёт, он наклонился и легонько поцеловал девушку. Гермиона не проснулась, но рефлекторно ответила, приглашая углубить поцелуй. Зельевар тут же отстранился, устыдившись своего порыва и боясь разбудить её. Посмотрев наверх, он увидел, что злосчастное растение наконец исчезло и они могут покинуть место своего временного заключения. Поборов в себе неожиданный порыв взять девушку на руки и отнести в комнату, Снейп аккуратно потряс её за плечо:
- Мисс Грейнджер, просыпайтесь. Мы свободны.
Гермиона приоткрыла глаза и непонимающе огляделась.
- Северус, - сонно произнесла она, когда заметила рядом Мастера зелий, - ой, то есть, профессор Снейп, простите, я…
- Успокойтесь…Гермиона, - неожиданно мягко произнёс маг, - думаю после всех наших злоключений мы вполне можем называть друг друга по имени. Наедине, разумеется.
- О, конечно, - девушку немного смутил его тон, - думаю, что это будет правильно. А сейчас позвольте мне пройти в мои покои. Я ужасно хочу спать.
- До свидания, Гермиона, - произнёс Снейп и пошёл в сторону подземелий.
- Северус, - окликнула его девушка, и, когда он повернулся, добавила - с Рождеством.
- И вас, - тихо ответил зельевар, посмотрев на неё каким-то странным взглядом.

С тех пор прошло полтора месяца, и за это время Альбус не предпринял ни одной попытки как-либо повлиять на их отношения. Одной из причин этого был министерский ревизор, приехавший в школу с ежегодной инспекцией. Несмотря на своё отношение к девушке, Снейп вновь вернулся к прежней манере общения, хотя и продолжал наедине звать её по имени. Северус и Гермиона предполагали, что их ждёт очередная «передышка» перед следующей атакой директора, которая явно состоится в феврале. Маги даже представить не могли, что именно ожидает их в этот злополучный день.

Утро 14 февраля.
Идя по коридору, Снейп с отвращением представлял, какое безумие начнётся после прилёта почтовых сов: сотни открыток и сердечек, поющих песни и читающих бездарные стишки, горы шоколада, мармелада и прочей сладкой дребедени, восторженные визги и завистливые вздохи особо впечатлительных студенток. И кто только придумал этот идиотский праздник?! Профессор сел на своё место, готовый отразить любую атаку директора. Однако тот со спокойным видом поедал овсянку, удостоив зельевара лишь кивком. Плохой знак. Северус невозмутимо принялся за завтрак, с отвращением покосившись на возникшую рядом с ним чашку ароматного зелёного чая. (Как же он ненавидел эту гадость!) Отодвинув вышеупомянутый сосуд в сторону профессора Трелони, сидящей слева от него, зельевар немного осмотрелся. Причина спокойствия директора открылась очень быстро – на завтраке присутствовал министерский проверяющий, инспекция которого завершалась как раз сегодня. Это немного успокоило Снейпа, так как он посчитал, что Альбус не будет выкидывать фокусы на глазах у постороннего человека. Декан Гриффиндора почему-то опаздывала, и Снейпу это тоже показалось не очень хорошим признаком. Через некоторое время стали прибывать совы. Уже заканчивая завтрак, зельевар заметил птицу, прямиком летевшую к преподавательскому столу. И, судя по траектории полёта, лично к нему. Подавив желание испепелить пернатого почтальона на месте, Снейп поспешно поднялся, намереваясь уйти. Но сова была уже рядом и бросила ему в руки маленький конверт отвратительного розового цвета. Как только профессор коснулся послания, оно взмыло в воздух и запело противным голосом:
- Я люблю тебя, лапусик!
Чмоки, чмоки, милый пупсик! – проорав это, бумажный певец подлетел к зельевару и смачно чмокнул его в щёку.
- Поскорее обернись
И на мне тотчас женись!
Сзади послышался звук открываемой двери и Северус резко обернулся. Возле бокового входа стояла Гермиона с чашкой чая в руках.
- Грейнджер! – злобный окрик профессора Снейпа заставил девушку вздрогнуть от испуга, из-за чего она нечаянно опрокинула кружку на проходящего мимо министерского работника. – Это ваших рук дело?
Все взгляды моментально устремились на гриффиндорку.
- Н-нет, - пискнула Гермиона, непонимающе посмотрев на мужчину.
Она опоздала, поэтому не имела представления, о том, что только что случилось за завтраком. И встреча с взбешённым профессором оказалась для девушки неожиданностью. Увидев количество заинтересованных взглядов, обращённых к ним, Снейп поспешил покинуть большой зал, проклиная про себя Грейнджер, Дамблдора и весь мир в целом.
«Так, кажется, я что-то пропустила, - подумала Гермиона. – И это что-то было довольно грандиозным, судя по довольным лицам студентов. Глядя на реакцию Снейпа, могу со стопроцентной уверенностью сказать, что это дело рук директора. И когда только он успокоится?»
Гермиона невозмутимо прошествовала к преподавательскому столу, забыв извиниться перед облитым чаем чиновником. Однако тот не особо расстроился, как-то подозрительно радуясь помощи профессора Трелони. Отбросив эти мысли, Гермиона принялась завтракать.
А Снейп в это время влетел в кабинет, бешено хлопнув дверью. «Нет, ну это уже переходит всякие границы! Кто мог додуматься прислать ему ТАКОЕ? Это точно не Грейнджер. Слишком на неё не похоже. И не Дамблдор – слишком предсказуемо и дико даже для директора. Остаётся только кто-то из студентов. Ну ничего, он не успокоится, пока не найдёт виновного и вот тогда…»
Додумать план мести зельевару не дал тихий, но настойчивый стук в дверь. Считая, что это наверняка Грейнджер пришла выяснять отношения, зельевар шагнул к двери и рывком открыл её. Закрыл. Снова открыл, но улыбающаяся от уха до уха физиономия Добби, парящего над полом на двух розовых крылышках и одетого в странные шорты, напоминавшие подгузник, никуда не исчезла. Довольный произведённым эффектом, домовик сунул в руки зельевару какой-то конверт, протрубил в маленький рог, развернул небольшой пергамент и с гордым видом начал читать:
- Уважаемый профессор Снейп, как официальный представитель общества Хогвартских купидонов, имею честь пригласить вас на ежегодный бал, посвящённый празднованию Дня всех влюблённых. Согласно приказу директора за номером 3372 ФС14. пункт первый, ваше присутствие обязательно и обсуждению не подлежит. Всю остальную информацию вы найдёте в письме.
Эльф поклонился и вылетел из класса, оставив зельевара стоять на пороге с абсолютно нечитаемым выражением лица. Придя в себя, Снейп с раздражением захлопнул дверь и бросил злосчастный конверт в камин. Однако ненавистное послание ловко увернулось от огня и, влетев прямо в руки мужчине, угрожающе потребовало:
- Открой меня! Открой, или петь буду!
Чувствуя себя полным идиотом, зельевар с раздражением разорвал конверт и вытащил письмо.
«Северус, мальчик мой, я знаю, что ты не любишь бывать на подобных мероприятиях, но в этот раз я НАСТОЯТЕЛЬНО прошу тебя прийти на бал. Я вынужден отбыть по делам министерства, и не смогу присутствовать. Я уверен, что студенты задумали очередной сюрприз, и буду очень благодарен вам с Гермионой, если вы проследите за порядком. К тому же, это первый бал, за организацию которого она отвечает. Я думаю, что девочке не помешает чья-то поддержка. Пожалуйста, будь с ней помягче!
П.С. Северус, оденься парадно!»

Едва Снейп дочитал послание, как оно взлетело вверх и рассыпалось в пыль, лишив зельевара радости испепелить его. Маг сел за стол и стал раздражённо теребить перо. «Если Альбус сказал настоятельно, то отказываться бесполезно. Чёрт, ненавижу эти сборища! И почему именно я должен всё это расхлёбывать? Ах, ну да, директор упоминал Грейнджер. Куда уж мы без этой выскочки. Значит это очередная «атака» Дамблдора. Интересно, что он задумал, если его не будет в школе? Надо бы расспросить Гермиону. Она наверняка получила нечто подобное… И зачем Минерве понадобилось так рано идти на пенсию? Теперь вот приходится терпеть эту всезнайку. Хотя, я должен признать, что кое-какие успехи на новом поприще у неё есть. За эти три года количество стычек между факультетами уменьшилось почти в два раза, а в коридорах всё чаще можно встретить смешанные компании слизеринцев и гриффиндорцев. По крайней мере, будет, кого штрафовать вечером» - на этой злорадной мысли Снейп поднялся из-за стола и пошёл в кабинет разбирать бумаги. С Гермионой он решил поговорить позже.

Этот день для мисс Грейнджер выдался насыщенным на события. Сначала она чуть не проспала завтрак из-за того, что будильник прозвонил на полчаса позже. Быстро собравшись, девушка поспешила в Большой зал, но по пути была остановлена Добби. Летающим Добби. Пока она в лёгком шоке рассматривала это ушастое чудо в подгузнике, домовик успел поделиться новостью, что сегодня он главный хогвартский купидон и будет делать людей счастливыми. Затем он принял комично-серьёзный вид, вручил Гермионе приглашение на бал, зачитал приказ директора и исчез, предварительно наколдовав девушке чашку ароматного чая. Отсмеявшись, Гермиона прочитала послание, в котором Дамблдор сообщал, что его не будет на балу, и просил её «приглядеть» за Северусом, чтобы он не сильно испортил студентам праздник. Испустив вздох из серии «ну кто бы сомневался», гриффиндорка поспешила на завтрак, где и столкнулась с взбешённым зельеваром, так и не попробовав чай, приготовленный новоявленным хогвартским купидоном. Наскоро позавтракав и выслушав от мадам Хуч историю, произошедшую со Снейпом, девушка решила заняться подготовкой к балу, а к Северусу зайти попозже, когда он немного успокоится.
Увлечённая праздничными хлопотами, Гермиона не заметила, что день подошёл к концу, а она так и не сходила к Снейпу. Тогда гриффиндорка решила заглянуть к нему сразу перед началом торжества и поспешила привести себя в порядок.

Итак, Северус допил вино и встал. Уже наступил вечер, а Гермиона так и не пришла. Зельевар предположил, что подготовка к балу отняла у неё слишком много времени, и решил навестить девушку сам. В конце-концов, Альбус ведь просил его приглядывать за ней. Надев парадную мантию (вторую «просьбу» директора он тоже помнил), маг покинул свои апартаменты и направился в сторону Большого зала. За очередным поворотом он чуть не сбил с ног ту, которую искал.
- Добрый вечер, профессор Снейп, - запыхавшись, проговорила девушка, - простите, что не смогла прийти сегодня.
- Ничего страшного, мисс Грейнджер. Я как раз шёл к вам, чтобы проводить вас на бал. Думаю, что Альбус безмерно порадуется этому событию и оставит нас в покое хотя бы до конца вечера, - спокойно проговорил зельевар, рассматривая гриффиндорку. На ней было надето длинное бежевое платье без рукавов, выгодно подчёркивающее изгибы фигуры. Плечи и спина были открыты, а ткань на лифе удерживалась изящным воротничком, опоясывающим тонкую шейку девушки.
- Но ведь директора сегодня не будет, - возразила его собеседница.
- Поверьте, Гермиона, Альбусу обязательно доложат об этом событии. У него везде есть глаза и уши. Взять хотя бы это летающее ушастое недоразумение, именующее себя купидоном, - скривился Снейп. При упоминании Добби девушка улыбнулась. На мгновение мужчине показалось, что от этой улыбки в коридоре стало светлее. «Чёрт побери, что это ещё за слюнявые мысли пятнадцатилетнего влюблённого подростка? – мысленно одёрнул себя зельевар, - я бы ещё про бабочек в животе вспомнил». Бабочки в животе у мага определённо не летали, но вот кое-какой дискомфорт он всё-таки испытал, взглянув на длину выреза на спине девушки.
- Мисс Грейнджер, вам не кажется, что ваш наряд несколько неуместен для школьного бала? - раздражённо прошипел мужчина.
- Ну что вы, профессор, всё абсолютно в рамках приличий. Вам не нравится? – кокетливо произнесла гриффиндорка и повернулась вокруг себя, чтобы дать мужчине лучше рассмотреть наряд. «О боги, с каких это пор я кокетничаю со Снейпом? Да ещё столь откровенно! Определённо, сегодняшний день полон сюрпризов. Ну да, я признаю, что он мне нравится. Очень нравится, но это же не значит, что…». Закончить мысль Гермионе не дал голос Снейпа:
- Мисс Грейнджер, уже почти семь часов. Вам пора на праздник. Пойдёмте, я провожу вас, - с этими словами мужчина галантно предложил ей руку. Несколько удивлённая его поведением, девушка осторожно взялась за протянутую ладонь и позволила повести себя в сторону Большого зала. Воистину, сегодня день чудес. Шагая рядом с гриффиндоркой, Северус чувствовал себя невероятно легко и свободно. Всё казалось очень правильным, и это не могло не показаться странным. Проводив Гермиону до дверей, Снейп сказал, что забыл кое-что в лаборатории и быстро скрылся за поворотом. Девушка хотела его окликнуть, но тут начали подходить первые парочки и ей пришлось вспомнить про свои прямые обязанности.
Зельевар в это время вошел в хранилище и взял с полки маленький пузырёк с синеватой жидкостью. Капнув несколько капель в кубок с водой, он сделал большой глоток. Жидкость оказалась безвкусной, а это значило, что его не опоили каким-либо приворотным или подобным ему зельем. Но чем тогда объяснить эти странные ощущения, которые возникали у него, стоило только посмотреть сегодня на мисс Грейнджер. Неужели он и правда… «Стоп, Северус, не мели чушь, - вмешался внутренний голос, - ты не мог за один вечер влюбиться в мисс-я-знаю-всё. Ты вообще не можешь влюбиться. Кажется, ты вновь попался на удочку директора». Тряхнув головой, чтобы избавится от ненужных мыслей, Северус поспешил в Большой зал, ибо его обязанности заместителя директора ещё никто не отменял.
Остановившись перед преподавательским входом, зельевар на мгновение замер, собираясь с мыслями и представляя себе очередной розово-сердечный интерьер с кучей блёсток и прочей праздничной ерунды. Однако его опасения не подтвердились. В зале не было ни одной розой вещи, за исключением нарядов нескольких студенток. Всё было оформлено в красно-белых тонах. Никаких сердечек, мишуры и другой бумажной безвкусицы. Только розы: большие и маленькие, белые и красные, одиночные и собранные в букеты. Стены были красиво оплетены диким плющом, создававшим ощущение некоего лесного уюта. Множество маленьких столиков стояли по периметру зала, отделённые друг от друга полосками воздушной полупрозрачной ткани, что создавало ощущение, будто парочки, сидящие за ними, парили в облаках. Над каждым из столиков висел небольшой светящийся фонарик. Единственным местом, где зельевар встретил изображение сердца, был потолок. Сотни свечей, соединенных в четыре светящихся символа любви, парили над головами танцующих пар. Рассматривая зал, Северус заметил в углу какое-то движение. Присмотревшись, он смог различить Добби, выписывающего под потолком головокружительные пируэты во главе стаи пернатых карапузов, призванных разносить сегодня открытки. Совершив очередной манёвр, напомнивший зельевару корявый финт Вронского в исполнении пьяного Филча, домовик стремительно пронёсся мимо и исчез в глубине зала
Северус прошёл к своему месту и сел за стол. Перед ним тотчас появился бокал вина и лёгкая закуска. Проигнорировав угощение, зельевар стал высматривать в толпе Гермиону. Девушка стояла около одного из столиков и что-то строго выговаривала старосте Слизерина. Снейп напрягся. Похоже, случилось то, о чём предупреждал директор. Мужчина тут же поспешил выяснить, в чём дело. Всё оказалось довольно просто – семикурсники в очередной раз попытались пронести на бал огневиски. Пообещав лично разобраться в произошедшем, слизеринский декан отпустил парня.
- Не беспокойтесь, мисс Грейнджер, его ждёт строгое наказание.
- Да ладно вам, профессор, - чересчур радостно проговорила Гермиона, - думаю, что снятых баллов будет достаточно. Неужели вы в их возрасте не пытались сделать то же самое?
- И это говорит мне одна из самых правильных учениц школы? - насмешливо приподнял бровь Снейп. Гермиона лишь улыбнулась.
Послышались звуки вальса и, неожиданно для себя, Северус спросил:
- Мисс Грейнджер, не желаете ли потанцевать?
- С удовольствием Сев… профессор.
Они легко закружились по залу, держась несколько в стороне от основной группы танцующих. Постепенно пара оказалась в небольшом закутке, отделённом от зала широкой тканевой занавеской. Обнимая девушку за талию, глядя в её светящиеся янтарным цветом глаза, мужчина понял, что окончательно пропал. «Чтож, Альбус, - подумал зельевар, сильнее прижав гриффиндорку к себе, - похоже, что этот раунд ты выиграл, так и не вступив в игру». Когда танец закончился, то Северус не спешил отпускать девушку, да и она не торопилась убрать руки с его шеи.
- А знаешь, - тихо проговорила Гермиона, гладя ему в глаза, - если бы сегодня было рождество, то над нами обязательно оказалась бы Омела.
- Ну, думаю, в этот раз я попробовал бы более действенный и быстрый способ избавления от этой напасти, - проговорил Северус, медленно склоняясь к её лицу.
Но, как обычно бывает в такие моменты, откуда-то от дверей раздался шум и спугнул волшебное мгновение. Мужчина и женщина отпрянули друг от друга, словно обжегшись.
Причиной переполоха оказалась опоздавшая пара, а именно - министерский ревизор под руку с какой-то женщиной. Присмотревшись повнимательнее, наши герои с удивлением узнали в ней профессора Трелони. Жуткая шаль и огромные стрекозиные очки уступили место аккуратной мантии и тоненьким стёклышкам в изящной оправе. Вечно торчавшие в разные стороны волосы были уложены в замысловатую причёску. Никто не знал точный возраст прорицательницы, но сейчас взорам преподавателей и студентов предстала красивая женщина лет сорока пяти, счастливо улыбающаяся своему спутнику. Мистер Симманс сиял как начищенный галеон и смотрел на неё влюблённым взглядом.
- Кажется, эти двое нашли друг друга, - насмешливо проговорил зельевар,- думаю, что положительная рецензия Альбусу обеспечена.
- Ну что же, хоть кто-то в этот день обрёл своё счастье, - грустно произнесла девушка, не глядя на Мастера зелий. – Пожалуй, я пройдусь по коридорам и посмотрю, как там студенты.
- Гермиона, постойте, - окликнул её зельевар, но девушка уже скрылась в толпе.
«О Мерлин, да что же это за день сегодня! Кажется, Альбус всё-таки сумел организовать нечто, что они не смогли предугадать. Или дело вовсе не в директоре? Неужели я и в самом деле влю..»
- Господин профессорснейпсер, господин профессорснейпсер, - голос Добби вывел Снейпа из задумчивости, - Добби видел, как госпожа Гермиона ушла из зала расстроенная. Почему профессорснейпсер обидел её? Сегодня праздник. Все должны быть счастливы. Добби настоящий купидон. Добби сделал всё, чтобы госпожа Гермиона и профессорснейпсер были счастливы. Добби сегодня купидон. Он всё-всё сделал так, как делает купидон. Добби прислал профессоруснейпусеру валентинку, Добби помог мисс Гермионе выбрать платье, Добби сделал так, чтобы они влюбились друг в друга. У Добби нет стрел с волшебной пыльцой, но Добби взял у одного из студентов специальное зелье и добавил в утренний чай. Вы должны были влюбиться. Добби никогда не ошибается, – протараторив всё это, домовик выжидательно уставился на Снейпа.
Когда до Северуса дошёл смысл слов этого ушастого недоразумения, то он буквально рассвирепел:
- Какое зелье? О чём ты говоришь, маленькое ничтожество? Это директор тебя надоумил?
Добби испуганно прижал уши и заговорил быстрее прежнего:
- Нет-нет-нет. Господин директор не знает ничего. Добби всё сам. Добби прочитал в книге про купидонов. Он видел, что мисс Гермиона и профссорснейпсер страдают, и решил им помочь. Добби ошибся. Добби сожалеет. Добби плохой купидон.
Не дослушав причитания эльфа, Снейп бросился в коридор. Нужно найти Гермиону и всё ей рассказать. Мало ли, какое зелье использовал этот маленький пакостник. Пройдя несколько коридоров, Северус, наконец, нашёл девушку. Она стояла у окна и смотрела куда-то в сторону леса. По её щеке скатилась слезинка. Мужчина подошёл к ней сзади и обнял.
- Волшебный вечер, не правда ли? – тихо произнесла девушка.
- Гермиона, я должен сказать тебе нечто важное, - начал Снейп.
- Не надо. Я всё слышала. Про зелье и про Добби. Не ругай его сильно. Он всего лишь маленький наивный эльф, который желает людям счастья, - девушка повернулась в его объятиях и посмотрела прямо в глаза. – Поцелуй меня, Северус.
- Мисс Гр…Гермиона, это всё из-за зелья. Я не знаю, что нам подлил этот чёртов домовик, но вряд ли это что-то серьёзное. Думаю, что к утру действие прекратится и всё придёт в норму. Сейчас тебе лучше пойти спать. Завтра ты будешь жалеть о каждом сказанном тобой слове, - зельевар изо всех сил старался унят дрожь, чувствуя тепло её тела и биение сердца. «Чёрт возьми, ведь я пил антидот, почему же не подействовало? Почему меня по-прежнему так тянет к тебе, девочка? Неужели я и вправду влюбился как последний болван?»
- Это будет завтра, Северус. Не оставляй меня, - тихо произнесла Гермиона и сама поцеловала его.
Почувствовав тепло её губ, маг окончательно потерял голову. Пусть это виновато зелье. Пусть это только сегодня. Пусть только сейчас, но так хотелось хоть на мгновение почувствовать себя счастливым и нужным. Нужным не за что-то, а просто потому, что ты есть. Покрепче прижав девушку к себе, мужчина углубил поцелуй и постарался вложить в него все свои чувства. Неожиданно Гермиона отстранилась и посмотрела на него немного диким взглядом. «Действие зелья кончилось» - грустно подумал маг, отпуская её.
- Гермиона, я…
- Подожди, Северус, чай! – гриффиндорка с каким-то радостным недоумением посмотрела на Снейпа.
- Какой чай? О чём ты? – маг непонимающе взглянул на неё.
- Добби сказал, что подлил зелье в утренний чай, но я его не пила! Ты испугал меня, и я вылила его на мистера Саммерса!!!
До зельевара начал медленно доходить смысл её слов:
- А мой, судя по всему, выпила Сивилла. Так вот откуда этот внезапно вспыхнувший роман.
- Северус, - тихо произнесла девушка, подойдя к нему вплотную, - значит, это всё было по настоящему? Эти чувства, они реальны?
- Более чем, - ответил маг и на этот раз первым поцеловал её.
Слова оказались не нужны. Их чувства вырвались наружу, словно лавина, и захлестнули обоих с головой. Ни мужчина, ни женщина не заметили, как рядом появился счастливый и немного смущенный домовик и, при помощи магии эльфов, переметил их в покои Мастера зелий. Альбус Дамблдор в очередной раз оказался прав, и впервые в жизни Северус Снейп был ему за это благодарен.

Утром Гермиона проснулась в постели одна. Непонимающе оглядевшись, она вспомнила, где находится, и что случилось вчера. «Странно, где же Северус. Неужели он жалеет о том, что произошло? Но ведь ночью он произнёс три таких желанных для меня слова. Неужели это просто была минутная слабость или зелье всё-таки подействовало на него?». Тут она услышала приглушенные голоса и пошла посмотреть, что случилось. Открыв дверь в кабинет, она увидела Добби, с важным видом сжимавшего в руках какой-то пузырёк и выглядевшего чрезвычайно довольным. Северус стоял у стола и что-то тихо говорил эльфу.
- Ты всё понял, Добби?
- Конечно, профессорснейпсер! Добби всё понял. Добби всё сделает как нужно. Он больше никогда не будет использовать незнакомые зелья. Но Добби сделает, как просил профессор. Добби хороший купидон! – закончив эту тираду, эльф с хлопком исчез.
- Доброе утро…любимая, - тихо проговорил Северус, подходя к девушке.
- Доброе, любимый, - улыбнулась она и легонько поцеловала его. – А что ты дал Добби? Антидот для профессора Трелони?
- Нет. Просто я решил, что Альбусу тоже не помешает немного разнообразить свою личную жизнь. И наш новоявленный купидон обещал помочь директору найти своё счастье.
- Но Северус, День святого Валентина закончен, и по правилам купидон обязан уйти.
- Купидоны бываю разные, радость моя. И мы с тобой лично в этом убедились.

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.