Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Книга любви", PG

Автор новости: leontina от 9-04-2014, 20:49
  • 80

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Книга любви
Автор: Cecelle
Переводчик: Ирида
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Romance
Рейтинг: PG
Саммари: Казалась, их история началась так давно. Густоволосая, девочка с коричневыми волосами и сальноволосый человек с ястребиным носом, старше неё на 20 лет.
Комментарии: Невообразимо «милый и пушистый» роман. (Не учитель/студент). Возможны OOC.
Предупреждение: бета еще не проверила фанфик
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc":
Irida-Cecelle-Kniga-lyubvi-PG.doc [93,5 Kb] (cкачиваний: 85)

The book of love is long and boring
No one can lift the damn thing
It is full of charts, and facts and figures
And instructions for dancing
And I, I love it when you read to me
And you, you can read me anything…


Казалась, их история началась так давно. Густоволосая, девочка с коричневыми волосами и сальноволосый человек с ястребиным носом, старше неё на 20 лет…

* * *
"Я знаю ответ", думала она. "Почему он не обращается ко мне?" Ее рука была в воздухе, она дико ей махала, поскольку черноволосый мальчик, с любопытным шрамом, жутко запинался из-за своей неосведомлённости, он не знал ответа. Это был Гарри Поттер – мальчик, которого она встретила в поезде. Худой, высокий мужчина, задавший вопрос, продолжал игнорировать её.
Она была загипнотизирована словами преподавателя Зелий. Он очаровал разум, поймал в ловушку чувств...У него был низкий голос, почти шепот, он приводил её в восторг с каждым новым словом. И всё это было действительностью – теперь она была частью этого мира. Этого мира, где картины говорили, а совы разносили почту. Где вы могли разлить в бутылки известность и сворить великолепие. И этот человек преподавал ей.
Вопросы не были сложными, и она изо всех сил тянула руку всё выше и выше, пытаясь показать ему, что она готовилась, учила, даже если Поттер нет. Она не была глупа, хотя и провела все десять лет своей жизни, удивляясь странным вещам, которые происходили и продолжали случаться вокруг неё. Так происходило до тех пор, пока профессор Маконагалл не пришла к ней с письмом из Хогвартса и не объяснила ей и её родителям, что существует мир, о существовании которого они даже и не подозревали. И она, Гермиона, была частью этого мира.
Всё стало на свои места. Для неё это было то же самое, что заключительное получение диагноза для хронического больного. Теперь это стало жизнью Гермионы. Она, дочь двух дантистов, была ведьмой. И теперь она была здесь, всего лишь простая ведьма, среди множества таких же ведьм и колдунов.
«Сядьте!», огрызнулся на неё преподаватель Зелий. Его голос потерял то качество, которое у него было прежде. Теперь он звучал раздраженно. Она сделала, как ей велели и села, оскорблённой. Да, позже она поняла, что была слишком обеспокоена, слишком переполнена решимости похвастаться ему, показать, что она знает. Но тогда это задело её.
Все её школьные годы походили на сложный танец, в котором она делала шаг вперёд, а потом два шага назад. Танец, который иногда приближал её к нему, перед тем, как отвести назад ещё дальше. Одна минута там внушала ей страх.
Она недооценивала его, много раз. Возможно, так было, потому что он был похож на архитипичного злодея. Возможно, так было, потому что моменты величия сопровождались моментами поразительной мелочности. Возможно, потому что загадка, которой был Северус Снейп, была самой сложной из всех, которых она должна была разгадать. И как раз в то самое время, когда она была рядом с решением, когда после последнего сражения она, наконец, была готова понять то, каким удивительным человеком он был, когда мир забыл всё, что он когда-либо совершил, она окончила школу и покинула Хогвартс.
Но всё же иногда в её мечтах, она всё ещё слышала его голос. Голос, который мог прочитать ей «Энциклопедию поганок» и заставить это казаться очаровательным. И она видела его глаза, тёмные, сверкающие и бездонные, которые околдовывали её разум, поймали в ловушку её чувства...

* * *
The book of love has music in it,
In fact that is where music comes from
Some of it is just transcendental
Some of it is just really dumb
But I, I love it when you sing to me
And you, you can sing me anything


Она вернулась в Хогвартс через пять лет, после того как закончила обучаться на целителя в больнице Св. Мунго. В течение семи лет школы стать Аврором было её мечтой, и она неустанно работала для этого. Но это было до окончания решающей битвы, теперь же она решила, что устала от преследования Темноты.
Слишком много боли, слишком много смертей. Она видела слишком много Тёмной стороны волшебства, она не хотела видеть больше. И таким образом она обратилась к целительству, ослабляя боль, вместо того, чтобы причинить её, борясь со смертью, вместо того, чтобы оказаться с ней лицом к лицу.
Когда она услышала, что модам Помфри оставила Хогвартс, чтобы получить повышение в больнице, она ухватилась за этот шанс. Она говорила себе, что это не имеет никакого отношения к задумчивой фигуре преподавателя Зелий, который всё ещё продолжал танцевать на краях её мечтаний.

* * *
- Только посмотрите, кто у нас здесь, - услышала она знакомый голос позади неё в первый день своей работы.
- Невыносимая всезнайка вернулась.
Если бы это было сказано без тона веселья в его голосе, она бы рассердилась. Но это было сказано именно так, поэтому она всего лишь пожала плечами и усмехнулась над его смущением.
- Чтож, Грейнджер, похоже, вы сделали то, что хорошо непосредственно для вас. - сказал он, посмотрев на значок целителя на её одежде.
- Рада видеть вас снова, сэр. - ответила она. После этого ответа на его лице появилась ухмылка, ухмылка, которая вызвала у неё ностальгию. Она знала эту ухмылку как свои пять пальцев.
- Вы не должны называть меня «сэр», я больше не ваш преподаватель.
- Хорошо, сэр.
Одна сторона его рта приподнялась в полуулыбке, а в уголках его глаз появились морщинки, благодаря которым он выглядел гораздо более привлекательным.
- Если вам понадобятся какие-нибудь зелья для больницы, не стесняйтесь, сообщите мне. Вы наверняка знаете, что я делал то же самое для вашего предшественника.
- Спасибо, сэр.
Она покраснела, когда поняла, что сделала это снова. Это было слишком сильной привычкой. В это время он засмеялся вслух. Нет, это не было похоже на звуки музыки, скорее на гул ржавой трубы вместе с криком гуся. Но она полюбила это, хотя никогда раньше и не слышала, чтобы он смеялся.
Через некоторое время они стали друзьями. Она часто приходила к нему за советом – после почти двадцати лет преподавания Зелий он знал о противоядиях больше, чем она когда-либо узнает вообще. Через некоторое время она стала называть его «Северус» вместо «Профессор Снейп». Волнуясь о студентах вместе, трудясь над очередным зельем в тихих товарищеских отношениях, они медленно привыкали к присутствию друг друга и когда Гермиона наконец собрала всю свою храбрость и попросила, чтобы он пришёл на чашечку чая, он ответил да.
Это случилось на юбилейном бале, в честь десятой годовщины падения Волдеморта. Министерство послало приглашение всем, кто участвовал в том заключительном сражении.
«Давай, это будет забавно», сказала она и он неохотно позволил ей втянуть его в это. Таким образом он был там, неловко стоящий на краю моря из пар, поворачивающихся в такт музыки. Он знал, что это было ошибкой прибыть туда. Он видел, что Гарри Поттер вальсировал, его руки мягко держали девушку с фамилией Уизли, на которой он женился. Они все еще выглядели опьяненными друг другом.
Напротив, около другой стены, Северус видел Гермиону, которая говорила с другим Уизли. Рон теперь работал в отделе «Противозаконных использований изобретений магглов», пойдя по стопам своего отца. У рыжего, казалось, наконец, появилась подруга, которая сейчас застенчиво улыбалась, поскольку он представил ее своему старому другу.
«Гермиона выглядит очень красиво сегодня вечером», думал Северус - на этот раз она позаботилась о своих волосах, которые были уложены на ее голове в прекрасные завитки, представляя взору ее белую шею. Темно-красное платье, в которое она была одета, придавало розовый оттенок ее коже, и впадало в мягкие изгибы её тела. Внезапно, он ощутил, как его дыхание сбилось. Она оглянулась, поскольку почувствовала его пристальный взгляд на себе, и подошла к нему с улыбкой на лице. Оркестр начал играть следующую мелодию.
- О, небеса, я ненавижу эту песню. - сказала она, смеясь. - Потанцуй со мной.
- Я не танцую, - сказал он резко. - Ты знаешь это.
- Это - медленный танец. Все, что ты должен сделать, - шагать от одного фута до другого. Я гарантирую, что даже ты можешь справиться с этим. - ответила она на отказ. Она потянула его к краю танцевальной дорожки, и сжала свои руки позади его шеи. Смотря прямо на него, она начала нежно напевать песню: «... и я буду всегда любить тебя...»
Это заставило его засмеяться, и она знала, что это значит. У неё абсолютно не было слуха. Но это никогда не останавливало её.
Она потянулась к нему, и ее глаза выглядели нежными в свете люстры.
- Это правда, ты знаешь. Я люблю тебя.
Он посмотрел на неё с удивлением. Она мягко приблизила его лицо к своему и тогда её губы коснулись его, нежно, вопросительно. Внезапно, он обнял её и крепко держал своими руками, он прижал своё лицо к её шее, прячась в ней, как тонущий человек. Она держала его, поскольку они всё ещё продолжали двигаться в такт музыки, держала его, и ей показалось это вечностью. Когда он, наконец, посмотрел на неё, в её глазах были слёзы.
- Ты знаешь, как долго я этого ждала?, - спросила она, её голос немного дрожал. Вместо ответа он наклонился и снова поцеловал её, глубоко, неистово.
«Я ждал дольше, двадцать лет», подумал он, и всё вокруг них исчезло.

* * *
The book of love is long and boring
And written very long ago
It is full of flowers and heart-shaped boxes
And things we are all too young to know
But I, I love it when you give me things
And you, you ought to give me wedding rings.


Он спланировал всё до последней детали - обед в хорошем ресторане, затем концерт камерной музыки, после этого прогулка в лунном свете. Он даже запланировал вечер при полной луне и запретил облакам показываться. Он хотел, чтобы все было прекрасным.
И облака повиновались, в отличие от одного глупого первогодки, который не справился с управлением и упал с метлы. Он бы с радостью придушил этого глупца.
Когда она, наконец, пришла в его жилище два часа спустя, он посмотрел на неё с кислым выражением лица.
- Я так сожалею, что заставила тебя ждать, Северус, но ты знаешь, что это было критическое положение. Она устало села рядом с ним и положила вою голову на его плечё. - С ним всё будет в порядке.
Да кого волновало, будет ли ребёнок в порядке или нет. Концерт уже на половину закончился, и все его планы вылетели в окно.
- Ты не возражаешь, если мы встретимся в другую ночь? Я сейчас слишком устала, - сказала она с опечаленным голосом. - Может быть в пятницу?
- Прекрасно, - огрызнулся он, затем встал и подошел к камину.
- В чём твоя проблема?, - спросила она срывающимся голосом. - Ты знаешь, что я не задерживала тебя нарочно.
Он только пожал плечами, он всё ещё стоял спиной к ней.
-Ну? - спросила она. - Ты мне скажешь, почему ты выглядишь как семь дней дождливой погоды?
- Забудь об этом.
- Тогда твоё дело, Северус. Я ложусь спать, и ты можешь дуться в полном спокойствии.
Она вставала и ушла, захлопнув за собой дверь слишком сильно, при этом бормоча что-то вроде «ведёт себя как двухлетний».
Он немного постоял в спокойствии, а затем сел на диван. Порывшись в кармане своего жакета, он достал оттуда маленькую бархатную коробку, которую убрал туда до подходящего момента. Он открыл крышку и, сжав губы в тонкую линию, смотрел на блестящее бриллиантовое кольцо внутри. По-видимому, подходящий момент должен был немного подождать.
В тот момент дверь открылась снова.
- Северус, я не хочу ложиться спать сердитой на тебя, поэтому… Она резко остановилась. - Что это?
Он быстро закрыл крышку коробки.
- Ничего.
Она села рядом и протянула свою руку.
- Дай мне посмотреть.
Неохотно он вручил ей коробку. Он слушал, как она порывисто вздохнула, когда открыла её.
- Ох, Северус…
- Я хотел удивить тебя, - сказал он горько. - Возьми, чтобы запомнить этот вечер.
В ответ она провела своей рукой по его щеке и поцеловала его.
- Разве сейчас что-то не так?
Всё, - подумал он. Внезапно у него пересохло во рту, и его руки вспотели.
- Ну? - прошептала она. Из-за её взгляда его дыхание сбилось.
Повозившись, он вынул кольцо из коробки, и затем взял её левую руку в свою.
- Ты бы не оказала мне большую честь, стать моей женой? Его голос вздрогнул, поскольку он надел кольцо на ее тонкий палец.
- Да. Он услышал радость в её голосе. - О, да.
И внезапно музыка повисла в воздухе, и он увидел лунный свет в её глазах. Прекрасно. Все было прекрасно.

* * *
Казалась, их история началась так давно. Густоволосая, девочка с коричневыми волосами и сальноволосый человек с ястребиным носом, старше неё на 20 лет…

Разница в возрасте теперь не имела такого значения. Северус смотрел на свою спящую жену с нежностью. После тридцати лет брака, у них обоих была седина в волосах и морщины на лице. Тридцать лет подъёмов и спадов, холмов и долин, священного и мирского. Были горькие поединки, и сладкое подведение итогов, которое сделало эти поединки почти ценными. Были грязные носки и блюда и утреннее дыхание. Был смех и слезы, скука и ночи удивления. Она училась жить с его капризностью, а он учился жить с зубной пастой в раковине. Она знала его лучше, чем кто - либо еще, знала его капризы и его особенности, каждый шрам на его теле и его душе. И, тем не менее, она любила его, хотела его, беспокоилась о нем.

Казалась, их история началась так давно. И он не хотел бы пропустить то единственное слово.

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий