Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Подарки Санты", PG-13

Автор новости: Bodler от 31-03-2014, 09:31
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Подарки Санты
Автор: Cait Sith
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Humor/Romance
Саммари: Санта Клаус оказывается в Хогвартсе, и он просто не может не сделать пару подарков его обитателям. Северус и Гермиона получают "самые лучшие".
Комментарии: Фанфик написан в подарок всем обитателям Подземелий. Он немного слащавый и бессмысленный, но зато про Санту =)
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc"
Cait_Sith-Podarki-Santy.doc [140,5 Kb] (cкачиваний: 144)

Снежная вьюга хозяйничала на земле, заставляя миллионы снежинок кружится в бешенном танце, превращая всё вокруг в беспрестанно движущуюся массу. Порывы ветра то поднимали рой белых пчел вверх, то вдруг бросали в строну. Белые волны поднятого с земли снега закручивались в спирали, а затем с воем и свистом стучали в окна.
В такую погоду любое место, где нет ветра и холодного обжигающего кожу снега, кажется уютным и по-домашнему гостеприимным. Даже если в этом месте разворачиваются нешуточные словесные баталии, грозящие перерасти в магическую дуэль.
- Вы не имеете никакого права!
- Не надо указывать мне на мои права, я о них прекрасно осведомлен!
- Вы еще пожалеете об этом!
- Уж не вы ли заставите меня это сделать?
- Естественно я! Не думаете же вы, что я доставлю удовольствие заставить вас сожалеть о своем поведении кому-то другому!
- Вы смешны!
- А вы невыносимы, несправедливы и просто отвратительны! И я запрещаю вам впредь вмешиваться, когда я пытаюсь разобраться со студентами!
- Не смейте повышать на меня голос, заносчивая, надоедливая, властная, самоуверенная нахалка!
- Могу применить к вам те же самые эпитеты!
- Северус, Гермиона, достаточно, - вдруг вмешался в горячий спор на повышенных тонах, мягкий успокаивающий голос.
- Это всё его вина.
- Она начала это, - в унисон ответили участники спора.
- Кто из вас умнее, тот и уступит первым, - назидательно заметил профессор Дамблдор – именно он вот уже полчаса пытался утихомирить разбушевавшихся коллег.
Но он не был слишком успешным в данном мероприятии.
- Конечно, я уступлю этому упрямому ослу. Но то, как неуважительно он ко мне относится… - начала Гермиона, не желая сдаваться.
- А не кажется ли вам, что, требуя уважения, стоит выказывать его в ответ? – зло спросил Северус, раздраженный, как никогда.
- Вы первым начали третировать меня, как будто я не стала вашей коллегой, а осталась студенткой, на которую вы имеете право…
- Дело не в том, кто первый начал, – прервал Гермиону профессор Дамблдор, отчего-то веселясь, - а в том, кто это первый закончит.
- Я бы давно прекратил это, если бы мисс Грейнджер…
- Профессор Грейнджер! – рявкнула Гермиона.
- Ох, прошу прощения, что оскорбил ваше тщеславие, - сардонически ответил Северус.
- Он опять! – обратилась Гермиона к профессору Дамблдору, обличительно указывая на Северуса пальцем.
Профессор Дамблдор вздохнул.
- Как бы ни хотелось вам добиться внимания друг друга, и какими бы страстными не были ваши отношения, я настаиваю на том, чтобы студенты не были жертвами, равно как и свидетелями ваших милых супружеских ссор.
Гермиона от возмущения приоткрыла рот и вытаращила глаза. Северус сжал кулаки и побледнел.
В следующую секунду они оба набросились с обвинительными речами на профессора Дамблдора, одновременно пытаясь донести до пожилого мага, что их чувства друг к другу иначе, чем ненависть, никак назвать нельзя, и ссоры их вовсе не похожи на супружеские, а страсть между ними заключается только в невыносимом желании избавиться друг от друга.
- Минерва? – обратился за поддержкой профессор Дамблдор к мирно пьющей чай профессору МакГонагалл.
- Возможно, Альбус, ты прав. Но гораздо больше, чем семейную пару эти двое напоминают мне упрямых неуправляемых детей. Тем хуже, что они не считают необходимым прислушиваться к тебе, когда ты просишь их угомониться. Остается только надеяться на то, что когда-нибудь они, наконец, поделят игрушки и смогут играть в одной песочнице.
Гермиона и Северус одновременно выразительно фыркнули.
- Но у нас, по всей видимости, гости, - вдруг сказал профессор Дамблдор, и в следующее мгновение дверь в кабинет открылась.
Все присутствующие в комнате, кроме, конечно же, профессора Дамблдора, были несказанно удивлены, если не сказать шокированы, увидев, что на пороге стоял старик с округлым животиком и пышной белой бородой, одетый в красный кафтан, красные же штаны и красный колпак, всё оторочено белым мехом.
- Это что… Санта Клаус? – прошептала Гермиона недоверчиво.
- Хо, хо, хо! – пропыхтел толстяк, - Альбус, сколько лет!
- Клаус, рад тебя видеть, - ответил профессор Дамблдор, и встал из-за стола, чтобы как следует поприветствовать своего гостя.
- Какими снегами тебя занесло в нашу скромную обитель? – спросил хозяин кабинета, пока Гермиона, Северус и профессор МакГонагалл удивленно взирали на бородатого старика.
- Да уж, снегами. Мои сани поломались, и мне пришлось сесть где-то в лесу в районе Эдинбурга. Я рассчитывал добраться до города, но Рудольф отвлекся, и мы заплутали.
Только тут все присутствующие заметили за спиной Санты оленя с большим блестящим красным носом. На морде зверя было написано дико виноватое выражение, и он избегал встречаться взглядом с кем-либо из присутствующих.
- Рудольф! – поприветствовал профессор Дамблдор провинившегося оленя.
- Профессор Дамблдор, - ответил олень приятным мужским голосом, и Гермиона не смогла сдержать короткого «Ах!».
- К счастью, мы смогли добраться до Хогвартса, - сказал мистер Клаус и довольно похлопал себя по большому животу, - Давненько я здесь не был.
- Не меньше ста лет, должно быть, - предположил профессор Дамблдор, подсчитывая что-то в уме.
- Не меньше, - согласился гость.
- Ах, как я невнимателен. Позвольте представить вам моего давнего друга Санта Клауса, - обратился профессор Дамблдор к присутствующим в команте, - И его друг и помощник – Рудольф.
Олень кивнул в знак приветствия.
- А это профессор МакГонагалл, профессор Снейп и профессор Грейнджер.
- Невыразимо приятно познакомиться с вами, молодые люди, - ответил Санта.
Пока профессор Дамблдор и его гость обсуждали былые дни, Гермиона судорожно пыталась вспомнить, чтобы она хоть что-нибудь читала про Санта Клауса. В научной литературе.
- Что, не можете вспомнить ни одной книги о нашем чудо-госте? – ехидно заметил Северус, заметив задумчивое лицо коллеги.
- А вам что за дело? – не слишком вежливо ответила Гермиона.
Но Северус проигнорировал её дерзость:
- Да, вообразите, не все можно найти в книгах. Скажем, о хороших манерах написано множество томов, но хорошее воспитание из них не почерпнешь… - насмешливо сказал он.
- Вы это говорите, основываясь на собственном опыте? – не осталась в долгу Гермиона.
- Достаточно взглянуть на вас, чтобы понять это.
- А вы бы лучше сначала смотрели на себя. Как говориться, хочешь изменить мир – начни себя.
- Я вполне себя устраиваю. Меня не устраиваете вы.
- Тогда вам как-то придется жить с этим!
- Если только существование подле вас можно назвать жизнью! – выплюнул Северус, и в этот момент и он, и Гермиона осознали, что в комнате стоит полная тишина.
Оглянувшись, они увидели, что профессор МакГонагалл и профессор Дамблдор смотрят на них осуждающе, Санта Клаус с добрейшей улыбкой на лице наблюдает за их перепалкой, а олень Рудольф с нескрываемым интересом рассматривает парочку.
- Кризис брака на лицо, - заметило красноносое животное, - Обычно этот сложный период в отношениях настигает пару после двух лет семейной жизни, и главное в этот момент не сдаваться, а сделать всё возможное, чтобы сохранить семью.
Издав гортанный звук, Северус, для формальности извинившись, вылетел из кабинета. Гермиона, для которой выслушивать советы от оленя было как минимум странно, не сдержалась и рассмеялась.
***
Гермиона не была бы Гермионой, если бы, едва покинув кабинет директора Хогвартса, не отправилась в библиотеку.
Там она, к своему удивлению, нашла лишь одну статью о Санта Клаусе. Кроме малоинтересных и общеизвестных фактов, там говорилось, что, ему приписываются небывалые магические способности, которые он использует исключительно в мирных целях, и еще в юности решил, что его предназначение – дарить людям праздник. Гермиона лишь скептически хмыкнула на подобное заявление и захлопнула книгу. С самого детства она была уверена, что Санта Клаус не существует, и тут он заявляется в кабинет Дамблдора, да еще и с говорящим оленем. Гермиона не знала, что и думать. Впрочем, она была рада, что, прожив более десяти лет в мире магии, она сохранила способность удивляться чуду.

***

В этом году профессор Дамблдор превзошел сам себе в украшении Хогвартса. Всё вокруг блестело и переливалось множеством цветов, стены покрывал серебристый узор, как тот, что появляется на окнах во время морозов, под потолком шёл волшебный снег, не долетавший, к счастью, до голов студентов и преподавателей, а растворявшийся в воздухе. Большие сосульки висели всюду, мерцая всеми цветами радуги. Из всего этого навящего-пышного великолепия особенно уродским казался Гермионе огромный ангел, парящий в Холле. Он балансировал где-то под потолком, освящая все вокруг ярким светом. Перила лестниц были увиты остролистом с маленькими красными ягодками, и то тут, то там можно было наткнуться на гномов, одетых в белые балахоны и распевающих рождественские хоралы. Все они жутко фальшивили и иногда перевирали слова, вставляя похабные словечки, чем чрезвычайно веселили студентов.
Гермиона как раз быстрым шагом пересекала холл, стараясь не смотреть на гигантского ангела, когда едва не врезалась в Санта Клауса.
- Хо-хо-хо. Куда же мы так спешим, дитя?
- Оу, простите, - извинилась Гермиона, - Через несколько минут у меня начинаются занятия.
- Какой предмет вы ведете, профессор Грейнджер? – поинтересовался старик, преградив дорогу, и явно намереваясь поболтать.
- Нумерологию. И зовите меня просто Гермиона, сэр, - был вежливый ответ.
- Как увлекательно! – воскликнул Санта, - И как же профессор Нумерологии вел себя в этом году? – вдруг спросил он, чем застал её врасплох.
- Я…я…ну…
- Поскольку профессор Грейнджер, очевидно, лишилась способности разговаривать, я с удовольствием отвечу за неё, - раздался низкий насмешливый голос у Гермионы за спиной.
Санта добродушно взглянул на Снейпа.
- Ох-хо-хо, моя дорогая, кажется, юный Северус хочет на тебя наябедничать, - сказал он и глухо рассмеялся.
Гермиона взглянула на своего коллегу и тоже не смогла сдержать смешок из-за удивленно-оскорбленного выражения его лица.
- Значит, ты хочешь сказать, мой мальчик, что подарков она не заслуживает? – спросил Санта Клаус.
- Определенно нет, - серьезно ответил Северус, - Всё, чего она заслуживает, это чтобы её хорошенько отшлёпали.
Гермиона тут же залилась краской. И, стараясь скрыть смущение за гневом, ответила:
- В таком случае, боюсь представить, что заслужили вы, профессор!
- За меня можете не волноваться, я уже повесил полосатый носок на камин и с нетерпением жду, когда там окажется книга с заклинаниями под названием «Как заставить замолчать того, кто вас раздражает» или «Как избавиться от надоедливых коллег».
Гермиона зло сверкнула глазами.
- Могу продемонстрировать вам несколько способов прямо сейчас, - сказала она.
Но тут в их увлекательную беседу снова вмешался Санта:
- А я думаю, что в такой замечательный праздник никто не должен остаться без подарка.
С этими словами он взмахнул рукой в строну Гермионы, после чего молча ушел.
Гермиона и Северус удивленно уставились ему вслед.
«И что это было?»
- Не знаю, - сказала Гермиона.
- Я рад, что вы, наконец, признали, что чего-то не знаете, - ответил Северус, - Но не могли бы вы уточнить, к чему относится данное высказывание?
Гермиона раздраженно взглянула на коллегу.
- Вы спросили «что это было?», а я вам ответила, что не знаю.
- Я вас ни о чем не спрашивал.
«И лучше замолчи, пока я тебя действительно не отшлепал».
Гермиона едва не задохнулась от удивления. Она отчетливо слышала, как Северус произнес последнюю фразу, но его губы при этом не шевелись.
- Что вы сейчас сказали? – переспросила она.
- Мерлин, вы совсем из ума выжили?
«Что это с ней? Может, она действительно заболела?»
Глаза Гермионы удивленно расширились. И она бы не смогла точно ответить, что её больше поразило: забота в голосе профессора, или то, что он мог разговаривать, не шевеля губами.
- Что вы на меня уставились, профессор Грейнджер, словно я рождественская ёлка?
«Хватит уже, в конце концов, прожигать меня своими очаровательными глазками… Черт, зачем она так красива?»
Гермиона удивленно приоткрыла рот. Нет, кажется, профессор не умел разговаривать не шевеля губами. Кажется, ОНА могла читать ЕГО мысли. Но как… И тут она, наконец, поняла, что за «подарок» сделал ей Санта Клаус. От удивления она чуть не пропустила следующую мысль Северуса.
«Дерьмо. Если она будет продолжать так стоять, я её точно поцелую. Интересно, как бы она отреагировала? Наверное, устроила бы скандал и потребовала моего увольнения. Так, пора с этим заканчивать»
- Профессор Грейнджер, если вы немедленно не…
Но Гермиона, всё еще не отрывая взгляда от Северуса, задыхаясь от непонятных чувств, облизнула губы и угрожающая речь её коллеги прервалась.
«Нет! Нет! Нет! Что ты делаешь, чертова ведьма? Прекрасно, если она не хочет уходить, я сам уйду»
Не смотря на панику в мыслях, лицо профессора Снейпа оставалось нейтральным, и Гермиона невольно удивилась его способности контролировать собственную мимику. Конечно, ничто не шло в сравнение с тем, какой шок у неё вызывали его МЫСЛИ, но не отметить внешнее хладнокровие, так отличающееся от его внутренних ощущений, она не могла.
- Обратитесь в Больничное Крыло, - бросил, наконец, Северус с долей презрения, и, взмахнув полами мантии, покинул Холл.
Гермиона несколько секунд продолжала неподвижно стоять посреди пустого помещения, и лишь потом поспешила на занятия, которые начались вот уже как три минуты назад.

***

За обедом Санта Клаус и Рудольф присоединились ко всем в Большом Зале. Олень ел рядом с преподавательским столом – его миска парила в воздухе на нужном ему уровне, и красный нос Рудольфа довольно поблескивал, когда ему попадались особенно вкусные кусочки рагу.
Конечно, все студенты были возбуждены появлением гостей, и преподавателям понадобилось некоторое время, чтобы хоть как-то утихомирить их. Но вот, наконец, Гермиона могла спокойно идти обедать. Подходя к столу, она заметила, что есть свободное место между Сантой и профессором МакГонагалл, но когда Гермиона оказалась почти у самого стола, старик неожиданно пересел ближе к МакГонагалл и свободным осталось его прежнее место – рядом с Северусом Снейпом.
Гермиона глубоко вздохнула, но учащенное биение сердца и сжавшие грудь тиски не пропали. Сжав холодные ладони в кулачки, она заняла свое место и несмело взглянула на Северуса. Тот даже не взглянул на неё, словно не заметил, но его мысли…
«Новые духи? Мм… бергамонт, лимон… жасмин… и… что же это?»
Гермиона едва сдержала себя от того, чтобы ответить – нет, она не собиралась выдавать свой подарок. До поры до времени.
Она видела, как Северус принюхивался к запаху, как зашевелились крылья его носа, и подумала, что раньше никогда бы не заметила этого. Вообще-то, она была уверена, что он её ненавидит и последнее, что его будет интересовать – её новые духи. И теперь она могла признаться себе в том, что её это задевало.
Нет, её это не задевало, её это бесило, злило, выводило из себя. Она делала всё, чтобы выглядеть привлекательно, а этот мерзавец не замечал в ней ничего кроме заучки и надоедливой всезнайки.
Так она думала раньше – теперь же она не упустит своего шанса поквитаться с ним за месяцы терзаний.
«Может быть, она начнет есть? То, что она так сидит и смотрит на меня заставляет меня нервничать. Мне кажется, она что-то замышляет. Я мог бы, конечно, рявкнуть на неё, но пожалуй сейчас лучшей тактикой будет просто игнорировать её»
Гермиона усмехнулась, а затем потянулась за солонкой, которая стояла немного по диагонали от неё. Этот маневр позволил ей склониться к Северусу и даже слегка коснуться его руки своей рукой.
«Твою мать»
- Извините, профессор, - невинно произнесла Гермиона.
- Вы могли бы попросить меня, чтобы я передал вам эту чертову солонку, - процедил сквозь зубы Северус.
«А не тереться об меня, со своими дурацкими духами, из-за которых мне хочется зарыться в твои волосы и поцеловать в шею»
Гермиона вздрогнула и почувствовала, как волна тепла прошла по её телу, сосредоточившись внизу живота.
- Я не хотела утруждать вас, - ответила она, Сама Кротость.
- В следующий раз сделайте одолжение, утрудите.
- Обязательно, профессор, - шепнула Гермиона, соблазнительно улыбнувшись.
Северус застыл – вилка на пол пути к его рту, на лице написано легкое удивление.
«Что это было?... так, не думай об этом, не думай. Это всё равно не то, что ты думаешь. Лучше вспомни, кому еще нужно отправить письма. Совершенно необходимо написать Престонам, чтобы они не давали Оливеру столько карманных денег. Эта его последняя афера с запрещенными зельями… если Альбус узнает…»
Гермиона вопросительно подняла бровь. Вот оно что, скрываем от директора нарушения. Да еще с запрещенными зельями. Так-так-так, это можно будет использовать.
- Спасибо, мистер Клаус, - искренне произнесла Гермиона, повернувшись к Санте.
Тот отвлекся от беседы с МакГонагалл и с лицом, не выражающим ничего, кроме радости, ответил:
- За что, душенька?
Гермиона понимающе улыбнулась.
- За всё, - ответила она, и вздрогнула, когда между ней и Сантой неожиданно появилась голова Рудольфа.
Он подозрительно поглядел на Гермиону, затем на Санта Клауса и спросил:
- Ты опять за своё?
- О чем ты, Руди? – невинно произнес бородатый толстяк.
- Ты прекрасно знаешь, - строго сказал Рудольф, - Сколько раз тебе говорить «Не вмешивайся в чужие дела!».
- Я не сделал ничего такого.
- Не надо рассказывать мне про снег на Мадагаскаре! Оставь это!
- Я просто хочу немного помочь, - прошептал толстяк.
- Напомнить тебе, что было в прошлый раз? Потом во всем мире говорили о том, что «президент США…». У него жена, между прочим, была.
- В этот раз всё будет хорошо, - сказал Санта Клаус, подмигнул Гермионе и повернулся к МакГонагалл.
Олень лишь досадливо покачал головой и удалился.

***

Вечером, покончив со своими делами у себя в офисе, Гермиона решила отправиться в свои комнаты, чтобы почитать перед сном и лечь пораньше. Повернув на одну из узких лестниц, она внезапно уткнулась в чью-то грудь.
«Она преследует меня» - донеслось до неё, но то, что врезалась она в профессора Снейпа, ей стало ясно еще до того, как она услышала его голос – этот легкий горьковатый запах трав с ноткой чего-то острого невозможно было спутать ни с чем.
- Вы преследуете меня, - мягко произнесла Гермиона, всё еще не убирая рук с его груди.
«Какие маленькие руки… я больше не могу… за что мне это? За что? Нет, не отвечайте…»
- Грациозности вам определенно не достает, - бесстрастно сказал Северус, затем обхватил запястья Гермионы руками…
«Я чувствую её пульс»
…и отстранил от себя.
Гермиона едва не взвыла от досады. Она же нравилась ему – почему он никак не пытался показать этого?
«Не стой так близко, я за себя не ручаюсь»
Гермиона не могла понять, как ему удавалось оставаться таким холодным, тогда как в голове у него творилось ТАКОЕ.
В следующую секунду она поняла, что возможно её просто ввели в заблуждение. Что если на самом деле это не мысли Снейпа, а её воображение? Разочарование с головой накрыло её. Она-то, дурочка, размечталась…
Но тут же её мозг заработал, ища путь для поиска доказательств.
- Могу я напомнить, что мы всё еще стоим на лестнице…
«…под омелой, но вам об этом знать не обязательно…»
-…и вы находитесь у меня на пути, задерживая меня? Если вы располагаете массой свободного времени…
Гермиона медленно подняла голову и увидела пышный зеленый букетик из веток омелы, с вплетенными в него красными лентами и летающими вокруг маленькими ангелами.
Северус заметил, куда устремился взгляд Гермионы и замер.
«… в её присутствии уже и думать нельзя…»
Эта мысль вызвала улыбку.
- Чему вы улыбаетесь?
«…люди не умеют читать мысли. Даже я этого не умею, владея легилеменсией…»
- Мы стоим под омелой, - ответила Гермиона.
- В самом деле? – резко ответил Снейп, - Не знал, что вы такой ярый приверженец соблюдения традиций.
- Вы многого обо мне не знаете.
«Зачем она мучает меня? Я же знаю, для неё это шутка. Возможность унизить меня. Но я этого не позволю, маленькая мерзавка, слышишь меня?»
- Я спешу, и у меня нет времени на ваши глупости, - ответил Северус и попытался уйти, но какая-то сила не давала ему сдвинуться с места.
- Я слышала, что Санта зачаровал все омелы так, чтобы из-под них нельзя было уйти, не поцеловавшись, - заметила Гермиона.
- Глупости! – возразил Снейп.
После нескольких бесплодных попыток сдвинуться с места, применив массу заклинаний, Северус сдался.
«Надеюсь, я дал тебе понять, что не хочу делать этого? Теперь, пожалуй, можно получить немного удовольствия, чтобы потом вспоминать ощущение твоих губ на коже до конца дней своих. По крайней мере, будет еще одно воспоминание для вызова Патронуса. Давно пора…»
Гермиона взглянула в глаза Северуса, взяла его за воротник мантии, медленно притянула к себе и нежно-нежно коснулась губами его губ. Тут же почувствовав, что обрела способность двигаться, Гермиона крепче вцепилась в мужчину рядом с собой и аккуратно провела язычком по его губе.
«… о, Мерлин…»
Северус не пытался вырваться, но и не проявлял активного участия. Гермиона попыталась углубить поцелуй, но Снейп застыл как изваяние, не смея шевельнуться.
«Я сплю. Я сплю. Черт, если я сплю, то почему бы не…»
Внезапно, он обнял Гермиону за талию, прижал её к стене и со всей своей страстью принялся отвечать.
Гермиона не могла поверить в то, что происходило. Не мог и Северус. Они вцепились друг в друга, не желая отпускать, словно соревнуясь, кто дольше сможет не прерывать поцелуй. Победила дружба, потому что остановились они одновременно, когда услышали тихие смешки. Резко отстранившись друг от друга, они посмотрела в сторону: там стояло несколько студентов, наблюдающих за парочкой.
Гермиона тут же покраснела, а Снейп молнией подлетел к внезапно прекратившим улыбаться ученикам.
- Очевидно, у вас так много свободного времени, что вы можете бесцельно болтаться по замку? – сказал он низким опасным голосом, - В таком случае, я назначаю вам взыскание. Завтра. В восемь. В моем офисе.
- Но профессор Снейп, завтра же Сочельник! – жалобно протянул шестикурсник с Равенклоу.
- Ах да, я совсем забыл! – сказал Северус и, кажется, о чем-то задумался, - В таком случае, завтра в восемь У ФИЛЧА. А теперь вон отсюда.
Как только расстроенные студенты удалились, Северус повернулся к Гермионе.
«Довольна?»
- Это всё ваша вина! - заявил он.
«Теперь я буду мечтать о том, чтобы поцеловать её еще раз. Теперь я знаю, какие её губы на вкус. Великолепно»
Даже в мыслях Снейп был саркастичен.
- В чем именно? В том, что студенты оказались в этой части Хогвартса именно в эту минуту?
«Если бы они оказались здесь в следующую минуту, боюсь, они бы увидели что-то куда более откровенное»
- В том, что вы со своими глупостями выстваили нас на посмешище перед студентами.
Гермиона спустилась со ступеньки, на которой стояла и близко подошла к Северусу.
«Ромашка? Нет-нет, что-то другое. Лотос и… что это, черт возьми, за запах? Что-то цветочное, определенно»
- Ох, ну да! Теперь они могут подумать, что вы вообще-то человек. Хуже того, мужчина! Это поставит вас в неловкое положение перед ними.
- Для них я, прежде всего, преподаватель. И если вы настолько распущены, что не беспокоитесь о своей женской репутации…
«Не стоило этого говорить. Я же обещал себе, что не буду переходить эту границу. Но она так злит меня, потому что я ТАК хочу её, но не могу взять. Ненавижу эту проклятую жизнь»
- …могу сказать, что вам не место в учебном заведении.
Гермиона с интересом наблюдала за Северусом. Она не переставала удивляться тому, насколько двуличным он был. И – вот ирония – обычно двуличные люди кажутся очень приятными, а на деле оказываются последними мерзавцами. С Северусом же всё было с точностью до наоборот, и он намерено вел себя так. Только зачем?
- Достаточно, - твердо произнесла Гермиона, - Теперь послушайте вы меня.
Она сделала еще один шаг к Северусу, и тот машинально шагнул назад, упершись спиной в стену.
- Очевидно, я вам крайне не симпатична. У меня на ваш счет тоже вполне определенное мнение. Нет сомнений, что наши отношения больше продолжаться не могут. Мы мешаем не только профессорам, но и оказываем дурное влияние на детей. Но никто из нас не хочет завершить это по собственной воле, поэтому, я предлагаю вам следующую игру. Вы загадаете мне загадку.
- Простите?
- Загадку. Вам знакомо это слово?
Северус скривился и не счел нужным отвечать на вопрос.
- Если я не разгадываю её, то выполняю любое ваше желание…
«Совсем-совсем?...»
- Совершенно любое, - соблазнительным голосом произнесла Гермиона, - Если вы знаете, чего хотите.
Северус сглотнул.
«Тебя!»
- А если я разгадываю, то вы выполняете мое желание.
«Здесь какой-то подвох. Что у неё может быть за желание? И почему она так уверена в своих силах? Она ведь может не отгадать и окажется полностью в моём распоряжении. О, Мерлин. Полностью. В моем. Распоряжении. Черт возьми, главное задушить джентльмена внутри меня, как только он начнет подавать первые признаки жизни»
- Вы согласны?
Северус склонил голову и задумчиво посмотрел на Гермиону.
«У неё такая красивая грудь: не слишком большая, не слишком маленькая. Просто идеальная. Как раз поместится в мою ладонь»
- Да.
«В крайнем случае, если она всё же разгадает загадку, я смогу отказаться от пари, сделав вид, что его и не было. У неё нет свидетелей»
- Прекрасно, - произнесла Гермиона, - Тогда заключим магический договор.
«Чертова всезнайка».
Северус недовольно вздохнул, а Гермиона улыбнулась.
Соединив кончики палочек, они по-очереди произнесли условия договора и золотая искра, вырвавшаяся из палочек, сделав круг вокруг Северуса и Гермионы, взорвалась маленьким фейерверком у них над головами.
- Отлично. У вас уже есть загадка?
- Нет. Мне надо подумать. Я скажу вам её чуть позже или пришлю с совой.
На этом они разошлись – каждый погруженный в свои мысли.

***
Позже вечером Гермиона услышала, как кто-то скребется в окно – маленькая черная сова принесла ей послание от Северуса. На пергаменте значилось всего несколько слов:
«Почему не говорят: волшебник да ты?»
Гермиона перечитала фразу несколько раз, но так и не смогла понять, в чем смысл загадки. Вообще, по её плану, она собиралась прочитать ответ в мыслях Северуса, но тут в ней проснулась гордость. Она может разгадать любую загадку, она же умная, в конце концов. Не так ли?
И где-то в глубине души ей было любопытно проиграть и узнать, посмеет ли Снейп потребовать у неё выполнение того желания, которое действительно терзает его, или его глупая гордость возьмет верх и он потребует её увольнения…
Нет, Гермиона решила не рисковать. Загадка будет разгадана – честно или нет.
***
Той ночью Гермионе снилось, как она праздновала Рождество дома с родителями. Ей было не больше шести, но на празднике почему-то присутствовали Гарри и Рон. Вместо елки в гостиной стоял огромный ангел, украшенный гирляндами и омелой, а все гости ели цветную капусту. Она долго о чем-то спорила с мамой, но тут кто-то поскребся в окно. Это оказался Северус в костюме Санты. Он подарил ей носок, хотя Гермиона очень не хотела брать его, ведь это означало, что он больше не будет с ней. Потом её папа предложил сыграть в шарады. Рон тут же вспомнил какой-то перевертыш и тут же его всем поведал:
- Почему не говорят…? – начал он, и Гермиона внезапно проснулась.
Конечно! Это шарада. Она играла в эту игру в детстве на каждое Рождество. Ответ начинается с «Потому что говорят…» а дальше нужно угадать слово, зашифрованное во второй части загадки.

***

До праздничного ужина Гермиона не видела Снейпа, но когда пришло время собираться в Большом зале, она постаралась сделать так, чтобы их места оказались как можно дальше друг от друга.
«Черт, даже не поговорить с ней. А если я подойду к ней, это сразу же привлечет всеобщее внимание. Надеюсь, она не разгадала загадку. Мерлин, что же у неё за желание? Надеюсь, она будет «гриффиндоркой» и не станет просить меня покинуть Хогвартс. Этого я никогда не сделаю»
Гермиона усмехнулась. Когда ужин подошел к концу, она незаметно подкралась к Северусу и сунула ему в руку клочок пергамента. Проделав это, она тут же исчезла из Большого Зала.
Отправившись в свою комнату, Гермиона села в кресло, положила ногу на ногу и стала ждать. Вскоре в дверь постучали. Это, как и предполагалось, был Северус.
- Итак? – спросил он с порога.
Гермиона надменно взглянула на своего гостя и намеренно не стала предлагать ему сесть. Снейп, всё же знавший о хороших манерах, и уж тем более не собиравшийся унижаться до просьбы, прикрыл за собой дверь и остался стоять перед Гермионой. Сложив руки на груди, он вопросительно поднял бровь.
«Говори уже, не тяни. Маленькая дрянь, я же знаю, что ты нарочно дразнишь меня, не думай, что я поддамся на это. Я не менее упрям, чем ты и могу простоять тут хоть до следующего Рождества».
Гермиона едва заметно улыбнулась – мыль показалась ей заманчивой. Но она справилась с искушением.
- Ваша загадка показалась мне очень интересной, - наконец, соизволила сказать она, - Довольно сложной, и, получив её, я думала, что, похоже, проиграла. Пока не вспомнила про шарады…
«Дерьмо. Она разгадала. Ну, давай, теперь, поставь меня на колени, унизь. Ты ведь мечтаешь об этом еще со школы. А потом будешь, захлебываясь, рассказывать своим дружкам, как отомстила мерзкому Снейпу… О, Мерлин, заканчивай с этим!»
- Мой ответ: потому что говорят МАГИЯ.
Северус сохранял бесстрастное лицо, но Гермиона хотела еще немного подразнить его и принялась пояснять:
- Волшебник – это синоним слова маг, да – это, в данном случае, то же, что и союз «и», а «ты» - перевертыш от «я». Выходит Маг-и-я.
«…нет, можно нарушить этот глупый договор, но последствия будут крайне неприятными. Выслушаю её желание, а потом решу, что для меня хуже…»
- Должна отдать вам должное, загадка отличная. Но не достаточно отличная, не так ли?
«…отгул. Но даст ли Дамблдор? Впрочем, если увидит, в каком я буду состоянии – то даст. В конце концов, это всего лишь магический договор, а не клятва. Ну прохожу месяц с бородавками по всему лицу, или обзаведусь оленьими рогами… эффект не будет вечным…»
Гермиона с любопытством наблюдала за Северусом, который расфокусировавшимся взглядом смотрел куда-то поверх её головы, и думал, как бы избежать выполнения её желания.
- Вы не хотите узнать, что я загадала? - спросила она, наконец.
Взгляд Северуса сосредоточился на её лице.
- Я хочу знать, как вы ко мне относитесь. Что вы чувствуете в отношении меня на самом деле. Скажите мне правду.
- Это и есть ваше желание?
"Черт. Черт. Черт. Что делать? Глупость. Ерунда. Ответить? Нет. Она не спроста об этом спросила. Кто ей сказал? Никто, кроме меня не мог этого сделать, так как никто не знает. Сама догадалась? Но как? Я же так старался скрыть от неё свои чувства. Само это слово мне противно. И я сам себе противен, с этими своими "чувствами". Я же зарекся..."
- Профессор Снейп, я разгадала вашу загадку, вы проиграли. Теперь вы обязаны сказать мне, что я для вас значу.
Гермиона встала и подошла к Северусу.
- Ну? Смелее, - подбордила она.
- Я... Я...
- Вы...
- Вас...
- Вы меня...
"В конце концов, я же жил с прыщами по всему лицу, когда был в школе. Это не так страшно"
***
- Отчего профессор Нумерологии так грустна? - спросил Санта Клаус Гермиону на следующий день, - Сегодня же Рождество!
- Да, - вздохнула Гермиона, - Но мой подарок ускользнул у меня из рук.
Санта покачал головой, но в следующую секунду его лицо озарилось.
- Нет-нет-нет, забудь об этом! - воскликнул оказавшийся рядом Рудольф, - Это против правил. Запрещенный метод!
- Ты слишком много шумишь, Рудольф. В конце концов помни, что если бы не ты, мы не оказались бы здесь, мои сани не были бы сломаны, и мне не пришлось просить Деда Мороза выполнять еще и мою работу.
Олень сжал зубы и удалился с видом оскорбленной добродетели. Еще более оскробленный вид его мордашка приняла, когда он увидел идушего ему на встречу Северуса.
- Не могу поверить, что вы решились выйти в таком виде в люди! - сказала Гермиона, когда Снейп подошел к ней и Санте.
- В каком виде?
- Вы что себя, в зеркало не видели?
- Вы снова пытаетесь оскробить меня?
Гермиона порылась в кармане мантии и, достав маленькое зеркальце, протянула Северусу.
"Дерьмо. А я думал, нарушение договора прошло без последствий. Вот тебе и гриффиндорцы... Ладно я же подозревал, что могут появиться оленьи рога... только почему еще утром их не было?..."
- Ох, мальчик мой, постарайся не попадаться на глаза Рудольфу, - сказал Санта, - Он очень комплексует по поводу того, что у него маленькие и не достаточно ветвистые рога. Стоит ему посмотреть на тебя, и он совсем замкнется в себе.
Гермиона звонко рассмеялась.
"Чертов старик... надо быстро уходить от сюда, пока не увидел кто-нибудь из студентов. Но как бы при этом сохранить достойный вид?"
- А я подумал, - произнес Санта, - несправедливо, что Гермионе подарок я подарил, а тебе, Северус, нет...
"Тааак. Нужно бежать. Бежать! Ничего хорошего этот старый хрыч мне не подарит"
Санта Клаус взмахнул рукой в сторону Снейпа и выжидательно уставился на него.
"Ну и что, ничего не происходит".
- А теперь, Гермиона, задай Северусу вопрос.
- Какой?
- Любой.
"Да что же ты стоишь на месте? Быстро..."
- Какой ваш любимый запах? - спросила Гермиона первое, что пришло на ум.
- Твоих духов, - тут же ответил Снейп.
"Твою мааать"
Гермиона вопросительно подняла брови, взглянула на Санту, и, увидев его хитрую улыбку, всё поняла.
- Как вы ко мне относитесь?
Северус попытался закрыть рот ладонью и быстро уйти, но не смог этого сделать, и всё равно ответил:
- Я хочу тебя, но ненавижу за это, потому что это доставляет мне слишком много неприятностей, а сейчас я еще ненавижу тебя за то, что ты заставляешь меня говорить все это, я нуждаюсь в тебе и твоем обществе, даже когда мы ругаемся. Мне даже нравится, когда мы ругаемся, потому что я, вполне вероятно, влюбился в тебя, но ты бы никогда этого не узнала, если бы не этот отвратительный старикашка. И когда всё это закончится, я не дам тебе житья, потому что я не позволю тебе издевать над моими чувствами, ненавижу это слово, и сейчас, когда я ответил на твой вопрос, я ухожу, чтобы ты не успела задать еще один...
Говоря последние слова, Северус начал удаляться от Гермионы и Санты, его голос становился всё тише, и тише, и, наконец, исчез.
- Ты заметила, у него пропали рога?
- Да, сэр, это потому, что он выполнил свою часть договора. Но что же мне теперь с ним делать?
- Сначала ответь на тот же вопрос, что задала Северусу.
- Я... я... кажется, тоже... в него, ну... понимаете.
- Эти люди - моральные инвалиды, - заявил не ясно откуда взявшийся Рудольф, - Они не могут сказать самых элементарных вещей. "Ты мне нравишься", "Я люблю тебя", "Я хочу тебя" - по их мнению это позорные слова, означающие позорные мысли и чувства. Но что может быть естественнее, чем любовь?
- Да, Рудольф, ты, как всегда прав.
- Эти двое элементарно боятся. Боятся быть отвергнутыми, боятся, что над ними будут смеятся. Страх так же присущ людям, как остальные чувства, и иногда он берет верх над всеми другими, - продолжил олень.
Гермиона вздохнула.
- То есть, вы считаете, я должна пойти и сказать ему?
Рудольф и Санта одинаково кивнули головами в ответ.

***
- Я был бы очень признателен, если бы ты перестала унижать меня при детях!
- Я не унижаю тебя, я просто указываю тебе на ошибку и объясняю, как её исправить!
- Именно это я и называю "унижать".
- Но если ты делаешь что-то неправильно...
- Да, но ты могла бы постараться показать мне это иными способами, чем говорить "Северус, ты в этом абсолютно некомпетентен, Добби, и тот справился бы лучше".
- Извини, возможно, я действительно подобрала не верные слова.
- Рад, что ты осознала это.
- Да... видишь, мы пошли друг другу на компромис, и смогли избежать ссоры. Рудольф был прав.
- Не упоминай при мне этого оленя, - процедил сквозь зубы Северус.
- Но ты не можешь не признать, что если бы не его консультации, наш брак едва ли смог просуществовать более двух лет. С твоим ужасным характером...
- Гермиона...
- Ладно-ладно. Давай займемся делом. Во-первых, ты повесил слишком много шариков внизу, и недостаточно наверху. Во-вторых, эта гирлянда тут совсем не к месту...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.