Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Неслучайная вакансия", G

Автор новости: SAndreita от 17-08-2020, 22:33
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Неслучайная вакансия
Автор: Гера
Бета/Гамма: Полынь
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: G
Жанр: юмор
Дисклаймер: Не моё. Поиграю и отдам
Саммари: Гермиона Грейнджер идёт устраиваться на работу, а попадает в безвыходное положение…
Комментарии: в подарок клубу Критиков ТТП
Предупреждения: AU, ООС
Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: Тапки-мне, печеньки-бете

Скачать фанфик в формате "doc":
Gera_Nesluchaynaya-vakansiya_G.doc [101 Kb] (cкачиваний: 43)

Вот уже полчаса Гермиона Грейнджер, соискатель на должность преподавателя нумерологии в школе чародейства и волшебства Хогвартс, находилась в кабинете директора Северуса Снейпа. И все эти полчаса компанию ей составляли только портреты бывших директоров. Нервничая, мисс Грейнджер то и дело принималась ходить по кабинету, прикидывая, почему Снейп так и не явился на заранее оговоренную встречу.
«Это просто возмутительно! – мысленно говорила сама себе Гермиона, меряя шагами кабинет. – Понятно, что он не в восторге от перспективы нашего сотрудничества, но всему же есть предел! Он сам – сам! – назначил мне время... кхм, аудиенции, сам назвал пароль, и сам же не явился. Подобное поведение переходит всяческие границы!»
– Да это оскорбительно, в конце концов! – возмутилась Грейнджер уже вслух.
– Моя дорогая, – подал голос с портрета Альбус Дамблдор, – если бы вы знали причины отсутствия Северуса, уверен, вы бы не были так категоричны. Неизвестные доселе записи Герберта Аврилакского...
– Папы Сильвестра Второго?! – Гермиона даже подпрыгнула на месте.
– Меня всегда поражала тупость некоторых магглорожденых! Ну ясно же сказано – Герберта Аврилакского! При чем здесь папа какого-то Сильвестра? – пробурчал Финеас Блэк, но мисс Грейнджер лишь отмахнулась.
– Именно, – как ни в чём не бывало продолжил Дамблдор, – некоторые из этих документов Северус оставил у себя в кабинете. Видите во-он ту зелёную папку?
Гермиона видела. И чувствовала, как часто забилось сердце, зашумело в ушах, задрожали кончики пальцев.
«Брать без спроса чужие вещи нехорошо!» – прозвучал в голове голос, подозрительно похожий на мамин. «А опаздывать на деловые встречи уж совсем плохо, – возразила голосу Гермиона. – И потом, с бумагами ничего не случится. Я лишь просмотрю их.»
Решившись, Гермиона шагнула к столу директора и взяла в руки папку. Тотчас её словно рванули крюком под живот. "Мерлин, это же портал!" – ужаснулась Гермиона, исчезая из кабинета в коловращении разноцветных пятен и вое ветра.
Альбус Дамблдор на портрете улыбался и что-то напевал себе под нос.

* * *

Гермиона весьма неэстетично приземлилась в какой-то комнате, пребольно ударившись коленями об пол.
– И почему я даже не удивлён? – услышала она знакомый голос.
– Профессор Снейп? – Гермиона неуклюже попыталась подняться, одёргивая мантию.
– И почему мне так не везёт? – задумчиво продолжил директор. – Вопросы были риторическими, так что нечего тянуть руку, мисс Грейнджер.
– Мне понятна ваша ирония, профессор, но помогите мне встать! Вот так уже лучше. Даже вы можете быть джентльменом, если захотите.
Отряхнув мантию, Гермиона оглядела комнату.
Много книжных полок… стол, заваленный старыми пергаментами, продавленный диван...
– Где это мы? – вопросила мисс Грейнджер
– В моём доме, – словно бы нехотя отозвался Снейп.
– Неужели?
– Да, вообразите. Вы моя гостья, хотя не могу сказать, что желанная.
– Ну, знаете! Между прочим, вы сами не явились на собеседование, так что не вам жаловаться на присутствие нежеланных гостей в доме! Как известно, если гора не идёт к Магомету…
– То Магомет сваливается вам практически на голову. Кряхтя и пытаясь прикрыть тощие коленки. Будто на них кто-то покушался.
– Хватит! Я уже не та школьница, которую можно безнаказанно оскорблять!
– Ах-х-х... Вы хотите меня покарать? Прошу, приступайте. Любопытно будет посмотреть на эти жалкие потуги.
– Всё, с меня довольно! Не хочу работать под вашим началом, не хочу находиться в вашем клятом доме, не хочу вообще ничего даже слышать о вас!
Гермиона бросилась к входной двери и дёрнула за ручку. Дверь не поддалась. Выхватив палочку из левого рукава, Грейнджер выкрикнула: «Alohomora!» Дверь не поддалась. Почти в бешенстве швырнула невербальное Bombardo Maxima. Дверь стояла как монолит.
Снейп с интересом наблюдал за попытками бывшей ученицы покинуть его дом. Перебрав с десяток заклинаний, трижды ударив дверь кулаком и дважды – ногой, мисс Грейнджер в бессилии осела на придверный коврик.
– Отоприте дверь, – устало попросила она хозяина дома.
– Не могу, – неожиданно просто ответил Снейп, – иначе давно был бы в Хогвартсе. Дел накопилась куча. Скоро начало нового учебного года, а ещё ничего толком не готово. Из Лонгботтома помощник, как из помёта пикси пуля. Не заместитель, а одно название! Ещё и Септима подала в отставку… Да что я перед вами отчитываюсь?..
– Профессор... Вы не можете покинуть дом?!.
– Блестяще сформулировано, мисс Грейнджер! Впрочем, как оказалось, вы тоже этого сделать не в состоянии.
– Да бросьте! Дверь – не единственный выход. У вас же наверняка есть камин!
– Наверняка есть, – Снейп уже откровенно издевался. – И я настолько тупоголов, что не додумался воспользоваться им. Мисс Грейнджер, мой камин вне зоны действия сети. Уж не знаю, кого за это благодарить.
– Аппарация?
– Только за 50 ярдов от дома.
– Может, личный домовик?
– Не надейтесь. Нет и не было. Но предлагайте ещё варианты. Это уже становится забавным.
– Портал!
– Невозможно создать. Кстати, о порталах. Вам мама не говорила, что брать чужие вещи – нехорошо?
– Говорила. Причём, совсем недавно. Но бумаги Герберта Аврилакского – достояние всего человечества! Они не могут быть чьей-то личной собственностью!
– А моя папка для рассылаемого министерством мусора – тоже общечеловеческое достояние?
– Ваша папка? Но… Ведь профессор Дамблдор... Но он же сказал…
– Что именно вам сказал Альбус?
– Что... что бумаги Герберта у вас в кабинете, а потом спросил, вижу ли я зелёную папку на столе.
– Вы даже глупее, чем я предполагал.
– Возможно, я действительно поступила глупо. Но не думаете же вы, что в сложившейся ситуации виновен портрет Альбуса Дамблдора!?
– Мисс Грейнджер, вопрос кто для меня уже давно не стоит. Чьими руками, вот что мне интересно. И когда я это выясню – а я это выясню! – то вырву те самые руки под корень!
– Но послушайте, профессор! Вы же очень сильный маг, вам известны мощнейшие заклятья! Вы что, не можете справиться с какой-то дверью?!
– Я перепробовал всё, что можно. Уж поверьте.
– Вскрывали дверь Сектумсемпрой? – невольно прыснула Гермиона.
– Вопреки расхожему мнению, Сектумсемпра – далеко не самое любимое моё заклятие, и уж точно не самое применяемое.
– Неужели?
– Представьте себе. Я предпочитаю Incarcerous и Lumos. Lumos Maxima.
– Olala! Да вы полны сюрпризов, профессор!
– Как видите. Почему вы смеётесь?!
– Отчего-то вообразила, как вас, с освещающей всё вокруг палочкой, встретили бы древние греки! Наверное, приняли бы за бога... Вопрос только, за какого?
– Придержите язык, мисс! Да и что вы помните о мифологии античности? Пару абзацев из маггловского учебника?
– Этого с головой хватает, чтобы знать, кто есть кто на Олимпе и окрестностях. Геката – богиня безлунной ночи, покровительница ведьм и чародеев. Афина Паллада – богиня мудрости – родилась прямо из головы Зевса. Другой дочерью царя богов была Астрея, олицетворение справедливости, а женат громовержец был на Гере, богине семьи и брака…
– Довольно лекций! Мне и так прекрасно известно, что Астрея есть справедливость! Вы утомили меня, сударыня. Думаю, самое время выпить кофе.
– Ой, профессор, я обожаю кофе! И столько могу про него рассказать!
– Вот уж увольте.
– Тогда я вам кофе сварю! По особому рецепту! Сама я предпочитаю французскую ваниль – незабываемый лёгкий вкус с ароматом жасмина и ванили. Любопытно, что...
– Мне совсем не любопытно, мисс. И помолчите уже. Что касаемо кофе, то в этом доме его варю только я.
– Вы просто не пробовали кофе, приготовленный мной.
– Поставьте на место кофейную банку, мисс Грейнджер!
– Профессор Снейп, хотите вы или нет, но я таки сварю кофе, и вам придётся признать, что он удается мне превосходно!
– Банку на место поставьте, говорю вам! Нет там кофе! Там джинн.
– Джинн?! Джинн, запертый в кофейной банке?!!
– Именно. И нечего так голосить. И общество по защите невинно заключенных ифритов, силатов, маридов и прочих гулей организовывать не стоит.
– Профессор, да как вы не понимаете? Мы выпустим на волю джинна, а он исполнит три наших желания!
– Это вы не понимаете, мисс Грейнджер! Сдаётся мне, выпусти джинна на волю, именно мы начнём выполнять его желания. И не три, а все тридцать три!
– Откуда вам знать? Вы что, пророк?
– В какой-то степени. Причём, потерянный и для магов, и для магглов. Потому как мои предостережения почти никто и никогда не принимал всерьёз. И, как показала практика, напрасно.
– Ба, профессор, да вы настоящая Кассандра!
– Язвите, мисс?
– Простите, сэр, не удержалась. Впрочем, настоящие пророчества можно сосчитать по пальцам. Да и то не факт, что они сбудутся. Всё зависит от нас.
– Так уж и всё?
– Думаю, да. А вы можете привести пример обратного?
– И упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде Полынь…
– Ого! Цитируете Апокалипсис, профессор?
– Ничего похожего. Это Откровение Иоанна Богослова.
– Это одна и та же книга! Апокалипсис и есть откровение в переводе с греческого!
– Это расскажите тем, кто Апокалипсис каждый год предсказывает. Откровение же там даже мимо не проходило.
– Хм, интересное наблюдение, профессор. Но, между прочим, ваше пророчество о чашке кофе пока так и не сбылось.
– Сбудется, когда мы пройдём на кухню. Оба. Потому как оставлять вас наедине с манускриптами и книгами небезопасно, по всей видимости.

* * *

– Ммм… Профессор, вы действительно превосходно готовите кофе!
– Благодарю. Вот бисквиты. Угощайтесь.
– Бисквиты восхитительны! Неужели вы ещё и...
– Ужели. Ваш комплимент передам миссис Бейкер, владелице небольшой кондитерской в двух кварталах отсюда. Как только сумею выбраться… Впрочем, пора поговорить о деле. Почему я должен удовлетворить ваше ходатайство?
– В любом частично упорядоченном множестве существует максимальное линейно упорядоченное подмножество.
– А?
– Это принцип максимума Хаусдорфа. Альтернативная формулировка леммы Цорна. Вместе с теоремой Цермело являются одним из утверждений, эквивалентных аксиоме выбора.
– Переведите на человеческий.
– Я лучшая кандидатура на должность преподавателя нумерологии.
– И пока, по сути, единственная.
– Неужели больше нет претендентов?
– Есть. Как не быть. Мюриэль Пруэтт, например.
– Это шутка?..
– Увы, чистая правда. Так что при всём богатстве выбора альтернативы нет. Считайте, что вы утверждены, профессор Грейнджер.
– Благодарю, директор! Уверена, что вы не пожалеете!
– Мне бы вашу уверенность...
– Позвольте доказать, что я справлюсь с преподаванием не хуже профессора Вектор! А почему, кстати, она подала в отставку?
– По причине замужества.
– Септима выходит замуж?! Но это ведь замечательно! А за кого?
– За Алджернона Лонгботтома.
– Дядюшку Невилла?
– Именно. Что все более и более укрепляет мою уверенность в том, чьи именно руки необходимо удалить во избежание...
– Профессор, как вам не совестно!
– Как-то вот не совестно. Совсем. Да и откуда, скажите мне, возьмется совесть у летучей мыши, подземельного нетопыря, да вообще у любого представителя отряда рукокрылых?
– Разве вам не плевать на все нелестные прозвища? Хотя, если вам интересно, то вы мне всегда напоминали дракона.
– Неужели?
– Да, именно так. И знаете что? Вы единственный в мире дракон с человеческим сердцем.
– Не вздумайте повторить эту ерунду, особенно в присутствии какой-нибудь писаки типа Риты Скитер.
– О да, уж она немедля раздует настоящий скандал! Скажет, что мы любили друг друга ещё в мою бытность ученицей, перед самой войной обвенчались, а теперь у нас подрастает дочь. Леонтина.
– Профессор Грейнджер, прекратите.
– Вам не нравится Леонтина?!.
– Вот Леонтина мне как раз нравится. Но хватит уже. Надо решать, как выбраться отсюда.
– Не терпится покинуть собственный дом?
– Мой настоящий дом – Хогвартс. И для возвращения домой я готов на многое.
– Профессор, вы что делаете?! Отпустите! Вы что, собираетесь меня поцеловать?!.
– Заранее прошу прощения, но, зная Альбуса – это, похоже, единственный выход из ситуации...
– Да как вы сме…

Входная дверь, тихо скрипнув, отворилась. Но ни профессор Снейп, ни профессор Грейнджер этого не заметили. Слишком заняты были.

* * *

– Профессор Дамблдор, я так больше не могу! У меня совершенно не остаётся времени на исполнение обязанностей заместителя директора! Вместо составления учебных планов я устраиваю вечеринки для дядюшки Элджи, всеми правдами и неправдами уговариваю Септиму посетить их, присылаю ей подарки от имени А. К. М. Лонгботтома. Но это всё цветочки по сравнению с тем, что началось после помолвки дядюшки и Септимы! Один подкуп диспетчера сети летучего пороха тянет на полгода Азкабана! А когда...
– Невилл, Невилл, мальчик мой! Ты просто помог сделать этот мир лучше, привнести в него ещё немного любви! Как это прекрасно! И я знал, что ты справишься! Но сейчас важнее другое. Как мне стало известно, мисс Лавгуд вернулась из экспедиции в Кордильеры. По всей видимости, ей всё же удалось напасть на след и сделать колдографии канцекрыса обыкновенного среднепушистого. Говорят, она даже выложила эти колдографии в «MagicBook».
– Луна вернулась?! Как давно?! Почему вы сразу не сказали?! Я должен немедленно её увидеть...
– Нет ничего проще! Мисс Лавгуд сейчас остановилась в гостинице Аберфорта. В Хогсмите должна пройти презентация её книги «Морщерогий кизляк – правда или вымысел?»
- Спасибо!!! Тогда я побежал?..
– Конечно, мой мальчик!
– Альбус, – заговорила с портрета Дайлис Дервент, как только захлопнулась дверь за Невиллом, – что ты творишь? Или это всё во имя любви, твоей священной коровы? Возомнил себя новым Лермонтом?
– Что ты, я лишь бледная тень барда...Томас Рифмач пленял королев, мне же довольно знать, что в этом мире стало больше любящих сердец. Amor vincit omnia,* Дайлис, Amor vincit omnia.
– Мерлин мой, какой текст! Какие слова!
– Думаешь, слишком много пафоса? Жаль... Полгода сочинял.
– Зачем тебе всё это, Альбус? Ведь умер уже.
– Смерть даёт перспективу, Дайлис. Начинаешь понимать истинный смысл жизни.
____________
* Amor vincit omnia – (лат) Любовь побеждает всё.

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий