Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "ИЗВЕРГ", PG-15

Автор новости: leontina от 27-03-2014, 22:19
  • 40

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: ИЗВЕРГ
Автор: ТАТА
Муза: obstinatelass
Бета: Owena
Пейринг: СС\ГГ НМП
Жанр: drama
Рейтинг: PG-15
Диклаймер: Что мадам Ро то её, остальное моё.
Саммари: Продолжение фика "Мой ласковый и нежный изверг"
Предупреждение: фик достаточно жестокий.
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc":
TATA-IZVERG-PG-15.doc [98,5 Kb] (cкачиваний: 108)

Глупцы твердят, что месть - то слабых душ наследство,
Ведь лишь в груди достойного ей место!
МУЗА
Он сел в кресло напротив камина и открыл старую потёртую тетрадь. Бумага от времени пожелтела, чернила въелись, потускнели, местами строчки, написанные ровным красивым подчерком, совсем нельзя было прочесть.
«Так странно: утром я начала мыть полы на кухне, а он подошел, вырвал тряпку у меня из рук, отбросил её в сторону и просто поволок меня в кабинет. С после вчерашней немой сцены в спальне, я уже не знала, что от него ожидать. Я заплакала, но шла, еле поспевая за его быстрыми шагами. А он, он просто усадил меня в кресло возле камина, укрыл мягким пледом и дал книгу, а сам сел за письменный стол. Я смотрела на буквы, но они расплывались перед глазами. Он стал беспокоиться обо мне? Или это из-за ребёнка?.. Что ждёт меня в будущем, когда он родиться? Теперь у нас есть домовой эльф, который будет делать всё по дому. А я? Не знаю, всё чувства перемешались. Я в смятении. Страха, того ужасного поглощающего страха уже нет, зато появилась неопределённость, неуверенность. Что будет со мной? Когда-то я хотела умереть, теперь же я хочу жить. Жить ради сына, а в том, что будет сын, я не сомневаюсь»

Он перевернул потёртую страничку, было видно, что эти записи перечитывали многократно.
«Он больше не приходит ко мне по ночам. Наше общение свелось к минимуму. Я его вообще не вижу, а моя комната превратилась в тюрьму, домовой эльф приносит еду и книги. Одиночество съедает меня. Я стала плакать по ночам, мне его не хватает. Пусть молчит, пусть будет груб, пусть бьёт, но будет. Седьмой день. Я не могу понять почему. Почему он не приходит? Может он просто решил оставить меня в покое пока не родится ребёнок? Или просто не хочет навредить малышу, грубо обращаясь со мной, боится, что я потеряю ребёнка? Я сама себя не понимаю. Почему меня тянет к нему, к моему мучителю, к тому, кто поломал мою жизнь?»

Следующая страница.
«Вчера он пришел ко мне. Я уже собиралась ложиться спать, когда он открыл дверь, и вошел в комнату. Я вздрогнула, (по правде говоря) испугалась, но была очень рада его видеть. Он выглядел странно, нерешительно как-то. Просто стоял и смотрел на меня. Я замерла, и он тоже не двигался. Я не знала что делать, нужно ли что-то говорить, я просто легла на кровать, укрывшись тёплым и мягким пледом, он ещё немного постоял, а потом подошел и сел на край постели. Просто, без слов. Я не знала бояться мне или радоваться, а он, он осторожно и нежно прикоснулся к моему животику, я не ожидая этого вздрогнула, заставив его одёрнуть руку. Он испугался, и уже собирался встать и уйти, но я не позволила. Я взяла его ладонь в свою и положила на живот. Он остался на ночь. Он просто обнимал меня, просто обнимал...»

Ещё страница.
«…Сегодня мы гуляли. Точнее он просто позволил мне выйти за пределы дома. Я видела сад. Он расцветал. Я и не знала, что тут может быть так красиво. Он наблюдал за мной, наблюдал, как я радуюсь, как бегаю от дерева к дереву, смеюсь. Мне показалось, нет, я почти уверена, что он улыбнулся. Я бегала босиком по траве, а он стоял в дверях и следил за мной. Через час я вернулась - не хотела, чтобы он приходил за мной, я хотела, чтобы он знал, что я не убегу, что я хочу быть с ним. Я просто хотела, чтобы он знал...»

Следующая страница.
«Он купил мне одежду (до этого у меня был только халат, старый порванный), много одежды: разные платья и мантии. Красивые мантии. Я уже забыла, как их носить, как их надевать. Я плакала, долго плакала, глядя на изобилие цветов и покроев. Я ему благодарна, да благодарна, я его…»

Следующая
«…Проснулась от жуткой боли в животе. Мне было очень плохо, тошнило, ужасная боль разрывала на части. Было такое ощущение, что я проглотила камень. Меня бросало то в жар, то в холод. Я испугалась, до жути испугалась. За ребёнка, за себя, я не знала что делать. Единственным выходом было пойти к нему. Но я боялась, боялась с его гнева, вдруг разбужу, и он накричит, или ударит. Поэтому я терпела, думала, что все пройдёт само собой, но боль не проходила. Меня тошнило, рвало. Комната плыла перед глазами. Мне стало всё равно: пусть накричит, даже побьёт, но сил терпеть больше не было. Я спустилась в его комнату и постучала. Он не спал, открыл и посмотрел на меня гневно. А я смогла только прошептать: «Мне плохо, помоги…» - и упала без чувств, он еле успел подхватить меня. А потом отпаивал зельями три недели. После он никогда не оставлял меня на ночь одну…»
Следующая страница.
«Он говорил со мной, когда думал, что я сплю. Он гладил мои волосы и шёпотом описывал будущее. Теперь я не боюсь. Теперь я знаю, что будет потом - он говорил про семью. Про настоящую семью. Нет, он не признавался в любви, но мне и не нужно его признание. Да и что такое любовь? Самое главное он рядом, он что-то чувствует ко мне и не обижает. Впервые за это время у нас был не просто секс. Он не бил, не насиловал, он ласкал, целовал, обнимал. Но по-прежнему молчал, не говорил ни слова, не общался со мной. А мне так хотелось слышать его голос... Просто услышать его голос!»

Ещё страница.
«Сегодня мы были в Лондоне. Красивый город. Я уже и не помню, когда была здесь в последний раз. Всё так изменилось. Смешно, но я жутко захотела мороженого, я смотрела на продавца, но ему ничего не сказала, а он (как будто прочёл мои мысли) подошел и купил. Клубничное, вишнёвое и ванильное. Наверное, со стороны это выглядело смешно, но я вцепилась в эти рожки как ненормальная, словно никогда пробовала мороженого, а он улыбнулся. Позже мы сели в маггловском кафе, он пил кофе, мне купил молочный коктейль. А потом он встал и ушёл, оставив палочку на столе. Сейчас я понимаю, что тем самым он дал мне шанс уйти, убежать, как бы говорил мне, что не будет искать. Тогда я не обратила на это внимания, я спокойно пила коктейль и разглядывала прохожих за окном. Когда он вернулся, я заметила, как удивление скользнуло по его лицу, но он быстро спрятал его за маской холодности, а я улыбнулась ему…»

Следующая.
«…Утром он сам выбрал, что я должна надеть. Это было красивое зелёное платье и кремовая шёлковая мантия. Обняв меня, он аппарировал. Мы оказались на небольшой поляне, в центре которой стоял старенький друид. Он нас поженил. Так смешно, сейчас так легко об этом писать, а тогда у меня тряслись руки. А он, тихо прошептав да, надел мне на безымянный палец кольцо, те же две переплетающихся змеи, как и браслет. Это был комплект. Уже тогда, не зная, что у меня будет ребёнок, он хотел, чтобы мы поженились... Он не видел во мне рабыню, он видел жену. Он ещё мало со мной общается, но я рада и этому. Короткие фразы, вопросы, но я слышу его голос...»

Ещё один листок.
«…Вчера у нас родился сын. Северус - да, теперь Северус - целый день суетился вокруг меня. Он подарил мне ромашки, огромную охапку полевых ромашек. Сын очень похож на него, и он этому радуется как маленький ребёнок. Мы назвали его Александром. Сильное имя для сильного человека. Вот я сейчас пишу эти строки, а Северус сидит возле колыбели. Я не знаю, может вот оно счастье? Когда рядом с тобой родные и близкие люди? Когда, глядя на мужа и сына, твоя душа начинает петь? Разве это не самое главное в нашей жизни? И кому какая разница, кто сейчас главный в магическом мире? Главное, что они рядом. Они это всё что нужно мне...»

Следующий.
«…Сегодня Александр (он настаивает, чтобы мы называли сына полным именем) впервые использовал магию. А ведь ему всего год. Он поднял все игрушки в комнате. ВСЕ. Он будет очень сильным магом. Я горжусь им. Его смех… Вот и сейчас он смеётся, ухватившись маленькими ручками за волосы отца, а Северус тоже смеется … Лорд завоевал мир… Я начинаю бояться. Муж старается меня успокоить, говорит, что мы не интересны Лорду, что ему всё равно что твориться в Англии, а я боюсь, до жути боюсь. Я боюсь что меня лишат того что я имею – семьи».


Следующая страница.
«Вчера Северус пришёл очень расстроенным. Он ничего мне не говорил, но я видела, чувствовала, что что-то не так. Только ночью, обнимая меня, он рассказал, что его тревожит. Новое пророчество, Провидица сделала его и умерла. Его успел услышать домовой эльф. Суть его в том, что появился сильнейший маг, который станет Властелином мира, и перед ним все падут на колени. Его будут бояться, и никто не посмеет встать у него на пути. И это был явно не Лорд»

Ещё одна.
«Сегодня Александру два года. В честь праздника Северус нанял художника. Он будет рисовать наш портрет. Это займёт много времени, но портрет будет не просто магический, в нём будут заключены частички наших душ. Но это не крестраж. Просто после нашей смерти частичка нас останется на земле».

Следующий листок
«ЛОРД вернулся. Северус скрывает от меня это, боится что я разнервничаюсь, а мне нельзя беспокоиться - я беременна. Но я вижу, как налилась метка, вижу, что она причиняет ему боль. А он улыбается сквозь слёзы. Я боюсь, что Лорд убьёт нас. Боюсь, что придет и заберёт нашего сына. Мне страшно. Всё было так хорошо. Я давно так не боялась. Три года не боялась. Три года спокойной жизни, любви, надежды. Я не хочу, чтобы мой мир рухнул! Я не хочу возвращаться в прошлое! Когда он не видит, я плачу. Почему снова? Чем я заслужила жизнь в страхе?»

Следующая запись бала сделана совсем иным подчерком. Мелкие буквы можно было разобрать с трудом.
«Здравствуй, дневник. Я нашёл тебя сегодня утром на чердаке. Дневник моей мамы, а теперь - мой, хотя я никогда не вёл записи. Ну, всё по порядку. Я АЛЕКСАНДР СЕВЕРУС СНЕЙП. Хотя меня не всегда так звали. Я вернул своё имя и фамилию только неделю назад. С трёх лет я воспитывался в маггловском приюте, а в 11 мне прислали письмо из школы Хогвартс. Я всегда знал, что я особенный, и тот мир, в котором я жил, мне чужой. И это дурацкое имя - Томас Грин. Поистине серость, но это не помешало мне попасть в Слизерин. Оборванный, нищий ребёнок из маггловского приюта и Слизерин. Ирония судьбы или проведение? Нет, я не позволил сделать из себя мальчика для битья, уже на второй неделе никто не смел смеяться над моей ношеной мантией или исписанным подержаным пером. Меня стали бояться, за моей спиной никто не шептался. Сейчас это вызывает улыбку, а тогда я гордился собой.
Я хорошо учился, чувствовал, что знания мне пригодиться. Особенно меня увлекали Тёмные искусства. Преподаватель, Беллатрикс Лестрейндж заметила моё рвение и стала обучать меня дополнительно. Я впитывал знания, словно губка. На третьем курсе я стал анимагом, великолепным чёрным вороном. На четвёртом - начал сам придумывать заклятье. На пятом - уже превосходил в знаниях учителей. На шестом я узнал кто я. Случайно – как-то Белла обмолвилась, что я очень похож на Снейпа. Меня это заинтересовало, и я стал искать информацию. И нашёл: Северус Тобиас Снейп, Великий маг, нет даже не маг - КОЛДУН, Зельевар высшего уровня, правил Англией, был женат имел ребёнка, сына по имен Александр Снейп. Был убит Лордом, жена тоже умерла, про судьбу ребёнка ничего известно не было. Так я и понял, кто я такой. Я окончил школу и вернул себе имя и дом родителей. Прощай, Томас Грин, здравствуй, Александр Снейп.»

Следующая запись.
«Сегодня на кухне, за плитой я нашёл портрет. Он был в грязи и паутине. Это был незаконченный портрет моих родителей. Отец, весь в чёрном: волосы, мантия, глаза, и мама - в зелёном. Честно, я никогда не плакал, никогда. А сегодня разрыдался. Я очищал его руками, стирал толстейший слой пыли и рыдал. Мне в приюте говорили, что мои родители меня не любили, что я был им не нужен, что они меня просто бросили, а они не бросали, они умерли, их убили…»

Следующая запись.
«Я думал, что это был просто кошмар, плод моего воображения. Только сейчас я понял, что это всё происходило на самом деле. Что это просто мои детские воспоминания. Все школьные годы мне снился один и тот же сон - а оказалось, что это реальность... Я играю, перебираю свои игрушки. Родители сидят на диване и о чём-то говорят. Папа время от времени ласково поглаживает мамин животик. Вдруг раздался резкий шум. Отец направил на меня палочку и что-то произнёс. И тут в дом ворвались люди в чёрных мантиях и масках. Их было много, очень много... И человек (а человек ли) с красными глазами... Я начал плакать, но не слышал своего голоса, я смотрел на свои руки и не видел их. Сейчас я понимаю, что отец наложил на меня чары, что б меня никто не заметил. Человек с красными глазами был Лордом, он что-то говорил, но я не слушал - смотрел на маму. Я видел ужас. Я видел её страх, она прикрывала живот рукам, а отец пытался заслонить её собой. Я видел, как их убивали. Никакой магии, никаких проклятий. Лорд призвал палочку отца и сел на кресло, приказав Пожирателям веселиться. Я плакал. Я видел, как отца били, просто били. Двое в масках держали маму и заставляли смотреть, как отец плюётся кровью, как его лицо превращается в одну непонятную кровоточащую массу. Мама рыдала, кричала, пыталась помочь ему, но её держали крепко.
А Лорд, Лорд смеялся, упиваясь страданиями своего бывшего слуги. Отцу сломали хребет. Он не мог шевелиться и потихоньку захлёбывался собственной кровью. Один Пожиратель склонился над ним и приподнял за волосы, заставляя смотреть на маму. Она рыдала, пыталась отбиться от мучителей. Но она была одна, а их - много. Её держали за руки, прижимая к холодному паркету. Их не волновало то, что мама была беременна, Не смущал округлившийся животик. Её насиловали... каждый, кто был в комнате, за исключением Лорда, он просто смотрел. Сначала она кричала, умоляла, но мольбы остались не услышанными. Везде кровь... Крики, рычание отца... Наверное, мама сошла с ума - я не знаю - она вдруг обмякла, просто перестала сопротивляться и только смотрела в мою сторону абсолютно пустыми глазами. Мне было страшно. Когда это всё закончилось, Лорд сломал папину палочку и, брезгливо взглянув на моих родителей, вышел из комнаты, бросив напоследок «Добить!». Один из Пожирателей взял кочергу, наверное, это был один из Малфоев - я заметил белые волосы. Сначала он ударил маму по животу. Я видел кровь, а мама улыбалась! Потом по голове, раскалывая череп. Она умерла... Пришла очередь отца - ему тоже проломили голову, я видел как тело содрогается в конвульсиях. Убийца расхохотался, пару раз пнул ногой уже мёртвое тело и ушёл, вскоре исчезли и все остальные. Я подполз к родителям, я пытался их разбудить, звал, плакал, толкал окровавленные тела. Но они, они не отзывались, они были мертвы...»

Следующая.
«…Я привёл дом в порядок, повесил недорисованный портрет в зале, на самом видном месте. Каждый день я часами смотрю на них. Портрет волшебный, они движутся, но не разговаривают. Я заметил, что мама иногда меняет положение руки на груди отца. Я всматривался в каждую деталь на картине. Красивый серебряный набор - браслет и кольцо, в форме двух переплетённых змей. Наверное, это подарок отца, мама ведь была гриффиндоркой. Они смотрят только друг на друга... Ни разу мне не удалось поймать их взгляд. Почему они не смотрят на меня? Если б они говорили, то объяснили бы... а, может быть, я не оправдываю их надежд? Может, они не могут гордиться мной? Я же ничего не достиг в жизни. Может, их души маются неотомщёнными? Наверное, так и есть. Так я отомщу, клянусь, я отомщу! Я отомщу им всем! Я убью каждого, я уничтожу их семьи, принесу им то горе, которое они принесли мне. Я пощажу только Беллатрикс Лестрейндж. Она мне открыла глаза. Она меня научила. Благодаря ей я нашёл себя настоящего. Я отомщу…»

Следующая.
«…Моя месть начата. Я не знаю, кто именно убил моих родителей, поэтому я решил уничтожить всех, кто носит метку. Их жён, мужей, детей. Они лишили меня всего: детства, семьи - и я отвечу им тем же! Сегодня я убил первых. Мне не нужна палочка для заклятий - я в совершенстве владею беспалочковой магией. Отец бы гордился мною, я знаю. Они кричали, ползали на коленях, целовали мои ботинки, разбивали свои лбы, в кровь, кланяясь мне, молили не убивать. Но мне было всё равно. Они виноваты. Все! И я убил. Использовал свои собственные проклятья. Они мучились, очень сильно мучились. А я смаковал свою месть, упивался болью в их глазах, болью и безысходностью. Сначала я довел их до сумасшествия, а потом, все-таки, смилостивился и убил их, семью из пяти человек. Я забрал три палочки - младшие дети не ходили ещё в школу. Вернувшись домой, я поклонился изображению родителей и положил отобранные предметы на столик перед их портретом. Так будет всегда. Я буду приносить им палочки, и они будут знать, что я мщу за них…»

Перелистнув несколько десятков страниц, остановился на записи.
«…Малфои. Их я оставил напоследок. Весь этот год я держал их в страхе... Малфой-Мэнор, три поколения белобрысых подонков и подхалимов в одном помещении. Я придумал новые проклятья специально для них. О, это длилось долго, очень долго. Вся гостиная была залита кровью. Они умоляли убить, а я продолжал их мучить... Я заставил их смотреть на мучения друг друга, женщин я убил Авадой, мужчин же - кочергой. Я не знал, кто именно из них убил моих родителей, поэтому наслаждался смертью каждого».

Он закрыл тетрадку и подошёл к портрету. На столе в несколько рядов лежали волшебные палочки. Из внутреннего кармана мантии он достал ещё одну, и положил в самый центр. Молодой человек посмотрел на портрет. Впервые за этот год он встретился взглядом с отцом - Я отомстил за вас, - мужчина провёл ладонью по изображению матери, пытаясь стереть слезинку с лица, затем азвернулся, взял тетрадь и начал писать: «Моя месть завершена. Сегодня я убил Лорда…»
Он не видел, как за его спиной, на портрете отец крепче прижал к себе мать и поцеловал...

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий