Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Герои умирают в одиночестве", PG-13

Автор новости: SAndreita от 5-01-2019, 22:49
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Герои умирают в одиночестве
Автор: Dva_Slova
Бета: М@РиЯ
Гамма: Leontina
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Drama
Дисклаймер: отказываюсь от героев, которые принадлежат маме Ро
Саммари: Пришло время героям обрести покой
Комментарий 1: на конкурс «Магические традиции» на Тайнах Темных Подземелий
Комментарий 2: автор посмел убить двух главных героев, став более жестоким, чем мама Ро
Предупреждение: смерть персонажей, ООС, AU, возможно, кто-то увидит Мэри-Сью
Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: все приму и пойму

Скачать фанфик в формате "doc":
Dva_Slova_Geroi_umirayut_v_odinochestve_PG-13.doc [83 Kb] (cкачиваний: 9)

***

Гермиона твердо, как стоунхенджский камень, стояла над свежей, еще не закопанной могилой. Вокруг было много таких же ям. Сколько магов похоронено на этом старом кладбище? Нет, их и не счесть, хоть список захороненных скрупулезно ведется Министерством магии. Только кому это интересно? Гермиона взглядом скользнула по магическим надгробиям, которые отличались от маггловских тем, что от них не проседала земля. Они были практически вечными, пока их поддерживало волшебство хотя бы одного живущего кровного родственника. Среди колдунов кладбище называли Садом покоя. Конечно, у знатных чистокровных магов были свои семейные склепы. Но полукровок, магглорожденных и чистокровных, не имеющих склепа, хоронили здесь, на Восточном кладбище. Взгляд колдуньи скользнул по свежим надгробиям: Римус Джон Люпин (10.03.1960 – 2.05.1998), Нимфадора Тонкс (9.05.1974 – 2.05.1998), Колин Криви (24.08.1981 – 2.05.1998)…
Зазвенел колокол – туго, монотонно, словно отсчитывая последние удары сердца. А потом тишина. Огромная, необъятная тишина, которая подкрадывалась, словно враг – со спины. Четверо старейшин, одетых в белые балахоны с вышитыми древними рунами, прошествовали от колокольни к первой могиле. Эти колдуны проведут особый магический обряд похорон. Старейшины – самые почитаемые люди во всем Магическом мире. Они не публичны и появляются только во время событий, значимых для всего Магического мира. Эти колдуны не принадлежат ни одному государству – по традиции, заверенной древней магией. Некоторые твердят, что старейшины живут несколько столетий, передавая следующим поколениям важнейшие знания для сохранения баланса мира, его магической основы. Ведь ничто не вечно под луной, одно перетекает в другое, изменяется, исчезает... Старейшины призваны служить магии, лишь ей одной.
В Саду покоя было сегодня многолюдно. Казалось, что вся Магическая Британия собралась здесь, чтобы почтить память погибших в этой войне. Гермиона вздохнула и вновь перевела взгляд на могилу, перед которой стояла. На надгробии было начертано: «Гермиона Джин Грейнджер (19.09.1979 – 2.05.1998)». Волшебница равнодушно рассматривала даты, но видела лишь черно-белые картинки из уже прошедшей жизни, мелькавшие затертыми кадрами старого кино. Она еще помнила, что умерла от «Авады», закрыв собой Рона.
Старейшины подошли к могиле Грейнджер и прямо на земле разложили крестом четыре сферы, в которые поместили элементы стихий. Одна за другой сферы вспыхивали, создавая круг, а потом гасли, превращаясь в пепел. Но одна сфера оставалось яркой, словно одинокая звезда на темном небе. Это магия умершего волшебника уходила в стихию, что была заключена внутри. Колдуны черпают силы у природы. Туда же эта энергия возвращается после смерти мага, восстанавливая равновесие, завершая цикл. Рядом с могилой Гермионы осталась сфера с саламандрой – духом огня. Саламандра закружилась по сфере, а потом засветилась нежным оранжевым цветом. Колдунья не отводила от сферы взгляда, пока не почувствовала, что и элементаль смотрит прямо на нее, впитывая ее магию, заключая в себя. А потом стало как-то легко-легко, и Гермиона даже удивилась этому чувству.
Старейшины перешли к следующей могиле, а Гермионе вдруг захотелось просто взять горсть могильной земли и таким старым маггловским способом проститься с самой собой. Грунт с легкостью дался ей в руки, и она щедро осыпала свой гроб, который уже лежал глубоко в земле. Абсурдность происходящего ее даже позабавила, но от смеха удержал чей-то резкий всхлип. Полуобернувшись, она увидела Молли Уизли, которая в отчаянии пыталась броситься в свежую могилу сына.
«Фред. Когда же он родился? Ах да, первого апреля тысяча девятьсот семьдесят восьмого…»
Молли никому не удавалось успокоить. Женщину постарались увести, но она только отмахивалась, поглощённая своим горем. Сердце матери разрывалось на части, боль захватывала полностью, и она все рыдала, и рыдала, и рыдала... Гермиона видела, что это не просто истерика, но истинная боль утраты, которую вряд ли уймет даже время. И от осознания этого Гермиона почувствовала такую обреченность, что впору волком выть. Проклятая война просто должна была забрать у Молли сына – и неважно какого.
Остальные похороны прошли практически незаметно для Грейнджер. Она все стояла у своей могилы, не замечая, как Сад покоя постепенно пустеет. Вот уже сумерки опустились на землю, словно черной тканью занавесили зеркало. И казалось, что Гермиона осталась на этом кладбище совершенно одна, и никто не побеспокоит ее, и она уже почти смирилась с мыслью стать бесплотным местным призраком, как вдруг увидела перед собой женщину в длинном черном платье, скрывающем тело, лицо же ее мешала разглядеть черная шляпа с вуалью. Женщина подошла ближе, наклонилась к могиле Гермионы и положила на нее возникший ниоткуда цветок, а потом подняла голову и взглянула прямо в глаза девушки, улыбаясь при этом странною улыбкой. И Гермионе ничего не оставалось, как приветливо улыбнуться в ответ, словно увидев старую знакомую. А может, так оно и было.

***

Северус Снейп был бойцом, даже сейчас, в абсолютно безнадежной ситуации он отчаянно сражался. Ведь на кону в который уже раз стояла его жизнь. После ужасной сцены в Визжащей хижине, когда Нагини прокусила ему шею, впрыснув свой смертельный яд, он и не думал, что останется в живых, прекрасно понимая, что кто бы не победил в сражении, ему не будут рады. Но гриффиндорцы снова вмешались в его планы. Грейнджер смогла остановить кровь, подарив ему несколько часов агонии и смерть от яда, а не потери крови. Золотое трио ушло спасать магический мир, а он остался лежать на полу в проклятом Мерлином месте. И Снейп, разозлившись на иронию судьбы, опять подкинувшей очередную подлянку в лице Поттера и компании, неожиданно для себя трансгрессировал... Инстинкт самосохранения оказался сильнее, чем он мог предположить, поэтому, когда Северус очнулся на берегу речушки, знакомой с детства, он понял, что хочет жить вопреки всему. И сейчас из последних сил старался доползти до своего дома в Тупике прядильщика.

***

– Мы спросили у него: какой он хочет видеть свою смерть? И он ответил: с лицом талантливой магглорожденной гриффиндорки, – говорила женщина в черном, не смотря на Гермиону. – Твое последнее задание на земле. Совсем скоро твоя душа сможет отдохнуть, но именно ты должна пойти к нему. Он ждет тебя.
– Я не уверена, что он ждет именно меня, – с явным сомнением в голосе ответила волшебница.
– Настало время. И его, и твое, – тихо проговорила собеседница. – Теперь ты – Ангел смерти.
Женщина в черном исчезла, словно ее и не было. Гермиона в последний раз взглянула на свою могилу и, закрыв глаза, растворилась в майской ночи, чтобы появиться в доме в другой части Лондона.

***

Северус, опираясь на косяк входной двери, пытался подняться на ноги. Это было очень тяжело, но он по-прежнему не сдавался. Наконец, встав, Снейп перешагнул порог дома, но не удержался и грузно упал на пол. Яд змеи еще не добрался до сердца, но тело уже не слушалось. Волшебник оттянул край рубашки и посмотрел на свою грудь. Зеленое пятно яда, пожиравшего его изнутри, расползалось от места укуса по сосудам все быстрее и быстрее. Оставались считанные секунды. Последние секунды жизни. Он зажмурился и прошептал древнее заклинание: «Дома родные стены лечат», и боль внезапно отступила...
Когда Снейп открыл глаза, перед ним стояла Грейнджер. Только выглядела она странно – в желтом летнем платье Эйлин Принц, с прической, которую в юности делала Лили, и смотрела странным глубоким взглядом, словно познала истину и готова была ей поделиться. Северус был очарован и сбит с толку одновременно.
– Что вы здесь делаете, мисс Грейнджер? – поинтересовался зельевар.
– Мне сказали, вы ждете меня, я не посмела вас задерживать, – ответила ему странная копия его ученицы.
– Да ну? – Снейп привычно вскинул бровь. – Я снова без сознания, и теперь мой больной мозг пришли терзать вы?
– Нет, – отвечает та. – Я пришла помочь.
– И как же вы собираетесь мне помочь? – вопрошает Снейп, начиная подозревать, что перед ним Лавгуд под оборотным зельем.
– Вас уже заждались там, – на последнем слове Грейнджер делает акцент, а потом протягивает руку. И этот жест кажется единственно важным для него на всей земле. И все самое главное сейчас - в этой открытой ладони, доверчиво тянущейся к нему. И он верит, впервые безоговорочно верит. Снейп хватается за руку своей бывшей ученицы, как за спасательный круг, и растворяется в ощущении покоя…

***

…«Герои умирают в одиночестве» – гласит надпись на надгробии Северуса Снейпа в Саду покоя.
~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.