Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Магия – это ты…", PG

Автор новости: Bodler от 25-04-2014, 22:58
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Магия – это ты…
Автор: Avelena
Пейринг: СС/ГГ
Рейтинг: PG
Жанр: драма
Команда: Черная Роза
Дисклаймер: мне ничего не надо
Саммари: Что такое магия для тебя? Для меня – это ты. И больше ничего не надо.
Комментарии: Некогда вдохновлено коллажем Lili_2007
http://snapeartgallery.ucoz.ru/photo/14-0-272-3. АУ, ООС.
Предупреждение: У автора было плохое настроение. Фик, соответственно, тоже.
Комментарии: Фик написан/переведен на Битву Алой и Черной Розы на Тайнах Темных Подземелий и может равно как утопить вас во флаффе, так и залить кровью ангста.
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc"
Avelena-Magiya-eto-ty.doc [116 Kb] (cкачиваний: 58)

Она долго-долго падала в пустоту. Долохов. Опять Долохов. Что на этот раз? Гермиона даже не сумела разглядеть цвет луча, вырвавшегося из палочки Упивающегося – ее сразу окружило непроницаемой стеной и началось бесконечное падение. Она уже не видела, как Северус… профессор Снейп заслонил собой Гарри, как золотистые нити древнего заклинания, сплетаясь и упрочняясь, потянулись к Вольдеморту, опутывая его наподобие щупальцев гигантского кальмара, как из палочки Лорда вырвался зеленый луч – последний – перед тем как мир накрыла непроглядная тьма, спустя всего несколько мгновений взорвавшаяся мириадами сверхновых. Все залил нестерпимо белый ослепительный свет, способный, казалось, испепелить все живое и неживое. Через некоторое время, когда свечение угасло, волшебники смогли разглядеть небольшую выжженную площадку посреди поля битвы, где недвижимо лежали три человека. Гарри, Снейп и Темный Лорд.
Гермиона не могла этого видеть или знать, но она это чувствовала. Магия, будь она неладна!..
* * *
– Мисс Грейнджер, я хочу, чтобы вы, прежде чем мы приступим к самим занятиям, четко себе уяснили – это не игрушки. Это Высшая Магия, доступная далеко не всем из живущих ныне волшебников.
Гермиона нетерпеливо мотнула головой.
– И не забывайте, что вы здесь не для собственного удовольствия, а для того, чтобы помочь обеспечить победу Поттера.
– Но… – начала было она, но быстро умолкла под тяжелым взглядом профессора.
– Да, мисс Грейнджер? – опасным тоном начал Снейп. – Вы хотели что-то спросить? Что ж… Но, кажется, вы забыли о том, что студент, желающий высказаться, должен поднять руку и подождать, пока преподаватель даст ему слово?
– Я уже давно не студентка! – вырвалось у Гермионы.
– Да, мисс Грейнджер, – как-то слишком быстро согласился Снейп. – К моему великому сожалению. Ибо я не могу больше снять с вас баллы! – неожиданно рявкнул он.
Гермиона вздрогнула, но быстро взяла себя в руки. В конце концов, она же не первоклашка, чтобы так реагировать на стандартные снейповы трюки, ей уже двадцать два года! Поэтому, сделав глубокий вдох, она все же осмелилась произнести:
– Конечно, сэр, баллы вы снять не можете, но в ваших силах ответить мне. Почему не Гарри? Почему я?
Сделав круг по классу, Снейп остановился прямо перед ней.
– Вам, что же, директор так ничего и не сказал?
– Ну, он мне сказал, что вы будете заниматься со мной Высшей Магией и что это важно для нашей победы…
– Значит, ничего не сказал... Опять старик играет в свои игры… Но вы, мисс Грейнджер, – он в упор посмотрел на девушку, – вы могли бы догадаться и сами. Проблема вашего друга в том, что степень усвоения им информации слишком зависит от межличностных отношений. Это недопустимо. Мы не можем так рисковать. Как тогда, на пятом курсе… Поэтому заниматься со мной будете вы, а Поттер будет заниматься с вами.
Поймав недоуменный взгляд гриффиндорки, Снейп несколько раздраженно резюмировал:
– Этого он тоже не сказал. Что ж, мисс Грейнджер, как видите, у вас вдвойне ответственная задача – усваивать материал и за себя, и за Поттера, и проследить за тем, чтобы он смог применять его на практике.
– Но зачем так сложно?
– А это вы в следующий раз спросите у директора – это он придумал такую схему.
– Но разве нельзя как-то иначе… Если не вы… то директор мог бы сам…
– Он сам? – Северус горько усмехнулся. – А вы когда-либо видели, чтобы он делал что-то сам? Ну, разумеется, кроме примерки проклятого кольца Гонта?
Разговор явно выходил за рамки ученика и учителя, но за пять лет совместной борьбы в рядах Ордена Феникса, они столько пережили вместе, что разделяющие грани несколько стерлись.
* * *
Они трое были смертниками. Об этом никогда не было сказано вслух, но это буквально витало в воздухе, сопровождая их повсюду – перешептывания, сочувственные взгляды. Он не переживал ни за себя, ни за Поттера. В конце концов, сам он никогда не рассчитывал выйти живым из этой многолетней переделки. Поттер, благодаря Дамблдору, с самого детства был воспитан в лучших традициях жертвенного ягненка, хотя слово «баран» к нему подходило куда лучше, а вот она… Северус недоумевал, почему она так спокойно к этому относится. Не понимать она не могла – ведь это же Гермиона Грейнджер! – так же как не могла просто закрыть глаза на мотивацию такого выбора. Трое. Самая устойчивая и благоприятная комбинация в любой сфере – будь то пространственные задачи для школьников или магическая реальность. Полярность. «Избранный – Гермиона» – дружба, привязанность, возможно, любовь. «Избранный – Снейп» – взаимная ненависть. Так ли это? Неважно. Главное, чтобы удалось замкнуть контур. А получится? Как же не хочется заглядывать наперед…
Вот так все четко и безотносительно. И нигде не указываются истинные причины. А знаешь ли их ты сам, Северус? Ты, столько лет играющий в чужие игры? Не все ли тебе равно, если с тобой рядом будет играть еще кто-то?
* * *
– …но, сэр! Отказываясь от использования палочки, мы тем самым теряем возможность получить на выходе четко сфокусированный луч… я хотела сказать – поток магии. Какой во всем этом смысл, если мы лишаемся самого ценного – концентрации – и получаем не мощную ударную волну заклинания, а ослабленный и размазанный в пространстве всплеск магической энергии?
– Мисс Грейнджер, я просил не перебивать! Если бы вы обладали бесценным умением дослушивать до конца, то и идиотских вопросов задавали бы несравнимо меньше.
Девушка насупилась.
– Так вот, если бы вы не перебили меня столь бесцеремонным образом, то узнали бы, что, теряя в одном, мы неизменно приобретаем в другом. Не имея возможности сотворить узконаправленный луч заклятия, мы, тем не менее, получаем большую свободу действий – нам теперь не нужно делать привязку к точке – цели, мы легко можем охватить весь объект полностью.
– Но это нереально! Это же требует колоссальных затрат энергии! Одна такая попытка – и гарантировано полное магическое истощение!
– Мисс Грейнджер, я вас предупредил в последний раз. Что касается истощения, то оно также исключено. Вы не работаете теперь как автономная система, только за счет собственных ресурсов, на износ. Вы должны не забывать, что вы – единое целое с миром, и черпать энергию извне, сколько бы ее ни понадобилось.
– Это абсолютная утопия, – прошептала Гермиона, – так не бывает, это нарушение закона сохранения энергии…
Снейп ухмыльнулся.
– Я бы не был на вашем месте в этом так уверен.
– Но ведь ничто из ниоткуда не берется! Если я забираю, значит, где-то…
– Именно, мисс Грейнджер. Но вы упускаете из виду самое главное. Нас с вами сейчас должен интересовать лишь один аспект применения этой магии – боевой. И ваша задача в этом случае – брать не раздумывая, а не рефлексировать о воздаянии.
* * *
Она так смешно морщила нос, пытаясь осознать то, что анализу не поддавалось. Глупая девочка, иные вещи нужно принимать такими, какие они есть, целиком, не раскладывая на составляющие.
– …это как в детстве – спонтанные выбросы магии. Вспомните то чувство, которое охватывало вас тогда, постарайтесь его воспроизвести. Ощутите бурный океан, плещущийся внутри вас, но не перехлестывающий через край. Кончики пальцев покалывает, вы ощущаете волну тепла, перемещающуюся к ладони. Вытяните руку вперед, сосредоточьтесь и… нет, взрывать ничего не надо – представьте то, что вам нужно сделать, только старайтесь регулировать силу, текущую через вас.
И – ничего. Полный крах. Попытка за попыткой – и все без толку.
– Мисс Грейнджер, соберитесь! Ну же!
– Это бессмысленно. Как я могу делать то, чего не понимаю, что считаю невозможным?
– Вы сомневаетесь в существовании магии?
– Нет, но…
– Никаких «но». Сконцентрируйтесь. Попробуйте сыграть на том, с чем ассоциируется у вас магия…
– Ну… Чудо? Сказка?
– Я не о том. Как вы ее чувствуете? Вкус? Цвет? Может, запах?
– Профессор, что за…
– Мисс Грейнджер, ведьма вы или нет? Может, вы просто не задумывались об этом? Так сделайте милость – сейчас от этого зависит все.
* * *
Она об этом раньше и правда не задумывалась. Все происходило само собой. Сначала «чудеса», потом письмо из Хогвартса. А потом работа, работа и работа – над собой. Оттачивание своих умений. Самоутверждение. Знания. Укрепление веры в собственные силы. А вот сейчас, когда весь этот потенциал нужно задействовать, извлечь на поверхность, уверенность внезапно пошатнулась.
Как же, как же это происходит – и в самом-то деле? Ответ сам собой не приходил. И тогда Гермиона поступила как в детстве – крепко-крепко зажмурилась.
– Мисс Грейнджер, ну что за ребячество? – Странно, сейчас, когда она не видела профессора, его голос оказывал какое-то странное воздействие на нее. Он вибрировал в самых дальних уголках сознания, пробуждая что-то неизвестное и заставляя мурашки пробегать по коже. Внезапно что-то полыхнуло перед глазами – раз, другой – тонкие светящиеся нити перечеркнули темноту перед глазами, сплелись в разноцветное кружево, в центре которого что-то пульсировало и переливалось. Гермиона мысленно потянулась к этому «эпицентру», одна из нитей внезапно выбилась из узора и приклеилась – она ясно это «видела» – к кончику указательного пальца. Рывок – и почти тотчас в ладонь «впрыгивает» стакан с водой, стоявший до этого на столе Снейпа.
Девушка, не веря в свою удачу, осторожно приоткрыла глаза и посмотрела на стакан, который сжимала в руке. Правда. Получилось!
– Пять баллов Гриффиндору, мисс Грейнджер, и какая жалость, что они не могут быть начислены вашему бывшему факультету, – с наигранным сожалением произнес Снейп. – Наконец-то вы решили взяться за ум.
А дальше и правда было легче. Потому что она ПОВЕРИЛА.
* * *
Гермина так была ошеломлена тем, что у нее наконец-то все получилось, что не смогла до конца осознать, что же на самом деле произошло. «Сосредоточьтесь. Постарайтесь понять, что такое магия для вас – с чем она ассоциируется, как вы ее ощущаете…» Для нее магия – это был его голос. Поняла она это через неделю после первого успеха в беспалочковой магии, когда восторги поутихли и занятия вернулись в обычное русло. В тот раз Снейп молча наблюдал за ее бесплодными попытками трансфигурировать чернильницу в стакан без помощи палочки.
– Я не понимаю, – с отчаянием произнесла девушка, когда очередное невербальное заклинание не возымело действия, – причем тут это? Разве беспалочковая магия относится к высшей? Это просто умение отдельных волшебников не прибегать к помощи посредников, проводников энергии – и все. Хорошо, магический потенциал, если вы так настаиваете. У некоторых он невероятно высок, у других – нет. Кажется, уже очевидно, что я отношусь ко второй категории. Зачем мне все время доказывать, что я бездарность? И потом, вы же сами говорили, что и самые мощные по своей разрушительной силе темные заклятия, в принципе, подвластны даже посредственным волшебникам. Известны примеры, когда…
– Мисс Грейнджер, – прервал ее профессор, – довольно. Вы должны четко осознавать, что пока вы не будете свободно владеть этими навыками «посредственных умений отдельных волшебников», мы не сможем двигаться далее. Ваша задача не просто научиться обходиться без палочки. Вы должны почувствовать магию, научиться управлять ее потоками, научиться черпать энергию извне и проводить ее через себя, так, чтобы самой не сгореть при этом заживо, и четко фокусируя ее на цели без всяких волшебных палочек, которые, надо сказать, и не предназначены для таких мощностей. Вот это и есть высшая магия, а вовсе не то жалкое беспалочковое Акцио, на которые вы сейчас только и способны.
И случилось чудо. Едва он договорил последнее слово, а Гермиона в последний раз мысленно произнесла формулу трансфигурации, чернильница увеличилась в размерах, ее стенки вытянулись, истончились и стали прозрачными – и вот уже перед Снейпом на столе стоит высокий узкий стакан с изящным узором-гравировкой по тонкому стеклу. Девушка сама не могла объяснить, как это у нее получилось – то ли от злости, то ли от обиды на несправедливое обвинение, то ли…
* * *
Потом она проверяла это не раз, и всегда результат был один и тот же: стоило ей услышать голос Снейпа – и силовые линии магических полей предметов вспыхивали ярче, кончики ее пальцев начинало покалывать от притока энергии и с них слетали разноцветные искры. И любое, даже самое сложное его задание неизменно удавалось ей с первого раза. Странно было то, что раньше Гермиона не замечала за собой такого, но раньше ей и не было нужды обходиться без волшебной палочки. А уж что-что, а голос профессора зельеварения всегдарасполагал к предельной концентрации, если, конечно, не возникало экзотического желания потерять десяток-другой баллов.
Гермиона научилась, закрыв глаза, вызывать в памяти мягкие обертоны его негромкой речи – и магия струилась непрерывным потоком, даря ощущение всевластия и могущества. И только на два вопроса она не знала ответа: почему она не обращала внимания на это раньше и что будет теперь.
Однажды она все-таки не выдержала и спросила его:
– Профессор, а вы? Что является ориентиром для вас?
Снейп долго молчал. Но, когда она уже отчаялась что-либо услышать в ответ, он сказал:
– Запах.
Действительно, какого еще ответа можно было ожидать от зельевара?
– Это какой-то определенный запах или…
– Мисс Грейнджер, – прервал он ее, – мне кажется, на сегодня достаточно вопросов. Идите. И не забудьте отработать с Поттером тот прием, о котором мы с вами говорили.
* * *
Этот запах... Так пахла для него Амортенция. Так пахла магия… Долгое время он считал, что магия – это и есть его настоящая любовь, потому что так не пахла даже Лили. А ее он любил.
Эти свежие нотки морского бриза и летнего разнотравья он легко выделял в любой, даже самой адской смеси ароматов. На этом запахе был построен его ментальный блок, который не удалось пробить ни Вольдеморту, ни Дамблдору. В любой момент он с легкостью восстанавливал его в памяти – и магия буквально рвалась из него и через него наружу, грозя сокрушить старый мир и тут же создать новый.
И это был ее запах. Странно, что, зная ее столько лет, с момента ее поступления в школу, он обратил на это внимание только сейчас, после ее вопроса.
* * *
С Гарри было все намного проще. То ли потому что он был сильнее ее в магическом плане, то ли потому что магия не терпит прагматиков – таких как она – и благоволит романтикам, таким как Гарри, но у него все получалось с первого раза. Он, правда, говорил, что все дело в учителе. И тогда между ними возникали разногласия, потому что Гарри отказывался верить в то, что Снейп может кого-то чему-то научить, а Гермиона не решалась ему сказать, что единственный, кого профессор никогда ничему не научит, это сам Гарри Поттер.
Когда Снейп счел, что Гермиона достаточно подготовлена, а она подтвердила то же самое в отношении Гарри, Дамблдор собрал всех троих в своем кабинете и рассказал о ритуале. Впрочем, касалось это только девушки и юноши, поскольку Снейп, очевидно, все знал и до этого.
Ни у кого не возникло вопросов по самой сути предстоящего им, когда директор завершил свой рассказ. Зельевар смотрел в окно и хмурился, нервно постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Гермиона восприняла все как данность. И только Гарри осмелился уточнить:
– Профессор Дамблдор, а почему вы не возьмете проведение ритуала на себя? Я не хочу обидеть Гермиону, но мне кажется, что если будем участвовать вы, я и Сн… профессор Снейп и направляющим будете вы, а не я, то ритуал будет более действенен…
– Гарри, ты не понимаешь, – мягко возразил Дамблдор. – Так надо.
Снейп хмыкнул и выразительно посмотрел на Гермиону: «А я вам что говорил!» Девушка никак не отреагировала на его взгляд, что-то прикидывая про себя.
А потом началась сумасшедшая гонка подготовки.
* * *
У них даже не было времени, чтобы попрощаться. Все началось внезапно, и главным было не потерять друг друга в суматохе битвы, чтобы суметь замкнуть магический контур. Но в этот день звезды явно благоволили им, подарив возможность осуществить задуманное. Гермиона, сраженная заклятьем Долохова, упала уже тогда, когда основная часть ритуала была завершена, когда от краевых – ее самой и Снейпа – уже ничего не зависело и решающий удар Вольдеморту должен был нанести Гарри. Северус рванулся к ней и пропустил тот момент, когда еще можно было оттолкнуть Поттера с пути следования Авады Темного Лорда, и ему не оставалось ничего другого, кроме как броситься наперерез смертоносному лучу для того, чтобы все затраченные усилия не пропали втуне. Для того чтобы кто-то, наконец, смог жить в мире.
* * *
Ее падение прекратилось, когда она перестала слышать его голос. Шепот, еле различимый шепот, который наполнял пространство вокруг нее, внезапно исчез. И стало так нестерпимо тихо и пусто, что хотелось завыть. В сердца росла боль, концентрируясь в одной точке. Из груди вдруг вырвался тонкий золотисто-огненный луч и понесся вперед, в темноту, раскраивая ее надвое. В тот же момент она ощутила рывок, и тьма с росчерками огня закружилась перед глазами.
Когда она пришла в себя, все вокруг было залито золотистым светом. Нет, не так. Свет струился на нее золотым дождем, ослепляя, рассыпаясь брызгами. И там, за этой пеленой кто-то был.
– Северус! – позвала она.
Никто не ответил. Тогда она шагнула вперед.
Он стоял, покачиваясь в потоках магии, с закрытыми глазами.
– Северус! – повторила она. Он не отреагировал.
Гермиона взяла его за руку и попробовала увести, но ничего не вышло. Он пошатывался, словно дерево под порывами ветра, гнущими его к земле, и ускользал от нее.
И тут она вспомнила – Авада. Отчаяние затопило ее.
– Северус! – закричала она, срывая голос. – Не уходи!
Она бросилась к нему, обхватывая руками, прижимаясь всем телом, но через миг он снова был далеко. Эта погоня сквозь золотые потоки магии выматывала ее и в очередной раз, когда ей удалось его настигнуть, она не стала его удерживать. Просто привстала на цыпочки, потянулась и коснулась губами его губ, уже ни на что не надеясь. А он вдруг широко распахнул глаза, будто проснувшись, притянул ее к себе и ответил на поцелуй…
* * *
– Неужели ничего нельзя сделать? – спросил Гарри, со слезами глядя на неподвижное тело своей подруги в Больничном Крыле.
– Гарри, этот вопрос должны решить они сами – хотят ли они вернуться. Мы не можем вмешиваться, – ответил Дамблдор, задумчиво поглаживая бороду.
– Вы всегда так говорите, – неожиданно ощетинился герой магического мира. – А если нет?
– Тогда – нет.
– Но я тоже связан с ними ритуалом! Значит, я могу попытаться!
– Гарри, ты не представляешь, каким силам придется противостоять…
– Мне все равно. Я не могу оставить ее так.
– Ты забываешь, что они связаны. Магия – это не просто так, Гарри. Теперь, где он – там будет и она. И наоборот.
– Значит, и его не оставлю, если иначе нельзя.
– Хорошо, Гарри. Только сначала давай оставим им шанс самим…
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.