Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Волшебные палочки", G

Автор новости: SAndreita от 25-06-2017, 16:37
  • 100

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Волшебные палочки
Автор: olala
Бета: -
Пейринг: СС, ГГ, ГП, РУ, ДМ и др.
Рейтинг: G
Жанр: детектив
Дисклаймер: все упомянутые в тексте персонажи и реалии мира Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг
Саммари: Жизнь авроров после войны стала ещё тяжелее: лишённый зла волшебный мир устраивает далеко не всех, а бороться с прежними и новыми преступниками приходится именно Аврорату
Благодарности:
  • windwingswrites - за «Облака в голове»,
  • Хэммету, Чандлеру, Макбейну – за всё остальное

Размер: мини
Статус: закончен
Отношение к критике: Чем больше критики, тем больше отзывов!

Цикл: "Снейп и Ко"
Очередность в цикле: часть 1
Сиквелы: «Общество защиты животных», «Семейные ценности», «Три сестры», «Пуффендуйская пленница»

Скачать фанфик в формате "doc":
olala_Volshebnye_palochki_G.doc [180,5 Kb] (cкачиваний: 64)


- Я себе это представлял по-другому, - вдруг сказал Гарри, с отвращением глядя в очередную чашку чёрного кофе.
- Что? – машинально переспросил Рон, не отводя палочки от очередного гостя с малфоевской вечеринки. Тот затрясся, завыл, начал кататься по полу в муках превращения, а потом вдруг взвился вверх с разинутой пастью. Его скрутили и уволокли.
- Я начинаю понимать дядю Вернона, - вздохнул Гарри и присоединился к другу. – Каждый день одно и то же. А дома всё раздражает.
- Аврор не говорит дома о работе, а на работе – о доме, - напомнил Рон.
Гарри махнул рукой и подошёл к двум обнявшимся девицам, чьи прелести прикрывал только мех – тигриный у одной и овечий у другой. Когти и рожки тоже наличествовали.
- Мы совершеннолетние! - хором зарычали-заблеяли подружки.
Глава Аврората проверил и устало сказал:
- Пошли отсюда!
Но девицы только истерически захохотали и начали вылизывать друг друга.
- В Мунго их! – махнул помощникам Поттер. – Третий случай за месяц. Чем эта сволочь их поит?
- Лучше спроси, какая сволочь это варит! – заметил Рон, методично сортируя задержанных: предупреждение - больница. - Ты его вызвал?
- Ну, вызвал… Не верю я, что это он. Пусть его в итоге и осудили.
- Приятно слышать, что ты мне доверяешь, Поттер. Особенно после всего, что я для тебя сделал.
Рон и Гарри вздрогнули от не забытых за пять лет звуков этого голоса за спиной. Снейп как всегда подкрался незаметно. Кое-кто из гостей Малфоя радостно поприветствовал бывшего Упивающегося, тот вяло помахал в ответ.
- Что я тебе говорил? – торжествующе заметил Уизли.
- Мне присоединиться к друзьям? – вежливый вопрос условно осуждённого просто сочился ядом.
«Давай, давай к нам! Они всё равно тебя посадят!» - раздалось со всех сторон. Рон заскрежетал зубами: на последней вечеринке Драко этого скользкого, сальноволосого упыря тоже явно не было. Следовательно, запереть его пока нечего было и думать. Гарри, однако, нисколько не был разочарован примерным поведением Снейпа.
- Присоединяйся к друзьям! Прямо на следующем приёме и присоединяйся! – мысленно приказал он бывшему учителю.
Тот проглотил бессильную злобу, потому что все эти легиллиментские штучки сволочь Поттер перенял у него. Но внешне старый шпион, разумеется, остался невозмутим и холоден.
- Я не хожу на вечеринки. Много работы, - спокойно сообщил он вслух главному аврору.
- А кто её тебе дал? – тоже вслух небрежно спросил Гарри.
- Ещё бы ты мне не дал, - ответил Снейп, дождался, пока наиболее вменяемые из задержанных заржали, и продолжил с трагической ноткой в голосе: - После всего, что мы с Дамблдором для тебя сделали…
- Вот и докажи, на чьей ты стороне, - сквозь зубы процедил не выспавшийся глава Аврората.
- Я только этим последние пять лет и занимаюсь, - заметил его бывший учитель, донельзя довольный разговором, что опять-таки никак внешне не отражалось, но Гарри-то знал… - А ещё – зельеварением. Шпионом я больше не работаю.
Особенно на тебя, – мысленно добавил Снейп, но Гарри опять всё понял. Сделав знак Рону продолжать без него, он подошёл к зачарованному самыми страшными чарами сейфу в углу и выразительно по нему постучал. Снейп опустил голову, чтобы не выдать себя.
- Твоя палочка, - подтвердил главный аврор. – Помоги нам, и я найду способ вернуть её тебе официально. В тот день, когда мы возьмём поставщика Малфоя. Или это ты? – добавил он мысленно.
- Не всё так просто, - Снейп сделал вид, что не заметил немого вопроса и понизил голос. – На закрытые вечеринки меня не приглашают.
Уизли временно приостановил сортировку светских львов и львиц – среди задержанных попадались и такие.
- Так напиши любимому Драко, что ты соскучился без своего мальчика, - любезно посоветовал он, подойдя поближе.
Снейп смерил обоих друзей презрительным взглядом.
- Тебе получить приглашение будет проще. Драко ещё со школы к тебе неровно дышит, - сказал он в пространство, предоставив Поттеру и Уизли самим выбирать, кого из них больше любит младший Малфой.
Только сейчас до бравых авроров дошло, что бывший учитель сидит в кресле, а они стоят перед ним, словно в ожидании отработки. Рон сдержался с трудом, но Гарри за пять прошедших с войны лет постоянного надзора как-то попривык к Снейпу и уже понял, что сделка состоится. Глава Аврората деловито поставил между ними и оставшимися задержанными непроницаемый для звуков щит и сказал:
- Ты же видишь, что там творится. Дети, слава Мерлину, пока не попадались, но в Хогвартсе уже ходят слухи. Примерно такие, на какие ты в том же возрасте и повёлся.
Снейп поднял правый угол рта, но не поднял бровь, что означало снисходительную улыбку.
- Смешно. Единственное, на что способен Драко, - это устраивать вечеринки. Если других кандидатур на роль Тёмного лорда нет, дела нового волшебного мира неплохи. Откуда вам известно о слухах в Хогвартсе? Заучка Грейнджер?
Гарри и Рон переглянулись.
- Ты не знаешь? Год назад она ушла из Хогвартса на вольные хлеба…
- Да, и попросилась ко мне в ассистентки.
На этот раз и бровь, и тонкие губы совершенно недвусмысленно выразили крайнюю степень презрения. Однако следующий вопрос выдал неослабевающий интерес злобного учителя к ненавистной ученице:
- И где она сейчас?
- Отправилась в Австралию, - угрюмо сказал Рон. – Сказала, что ей надо предварительно набраться опыта. Лучшие змеи, пауки и прочие гады в мире!
- И? – Снейп собрался в ожидании самого страшного.
- Она туда не добралась. Мы её не нашли.
Снейп понял, что был прав, когда настроился на худшее: нет ничего хуже неизвестности.
- Это не Драко, - через силу сказал он, чтобы отвлечься. - Это кто-то покрупнее.
Поттер и Уизли уныло молчали, поскольку недавно пришли к тому же выводу. Все дорожки вели в Малфой-манор, но войти в него не удавалось, словно кто наложил на поганое гнездо тёмного разврата хороший «Импервиус»…
- Я не хочу об этом думать! Пусть Министр думает! – почти выкрикнул Поттер. – А я устал разгребать эту грязь! И я с ней покончу! А ты мне поможешь.
Богатый опыт двойного шпиона подсказывал Снейпу, что при таких настроениях победитель Тёмного лорда может скоро потерять право раздавать конфискованные палочки условно осуждённым. Но отправить одного из них в Азкабан успеет в любом случае.
- Просто так Драко к себе никого не пускает. Нужна рекомендация того, кто там уже побывал, - сказал Снейп.
Поттер сделал широкий жест в сторону томившихся в углу гостей. Кто-то ещё по инерции хрюкал и визжал, но большинство рыдало от накатившей депрессии.
- Выбирай! – радушно предложил Гарри.
- Тебе ассистента или ассистентку? – невинно поинтересовался Рон.
Его бывший учитель одновременно уничтожил взглядом и рыжего недоумка, и звуконепроницаемый щит, а затем сел у стола, как бы собираясь писать объяснительную. Поттер и Уизли возобновили своё увлекательное занятие, побившись об заклад насчёт выбора Снейпа: наверняка о нём никто не знал даже самых элементарных вещей.
- Позвольте! – театрально воскликнул вдруг бывший двойной шпион, оторвавшись от неинтересных бумаг на столе Поттера, которые на всякий случай просмотрел. – Это же моя помощница!
Главный аврор незаметно показал язык своему собственному помощнику.
- Мэри-Сью, что ты здесь делаешь? Мистер Поттер, я уверен, что это ошибка! - как по нотам зашипел Снейп.
Премилая львица, вся рыжая и золотая, с нежными круглыми ушками, крутыми бёдрами и кудрявой кисточкой на хвосте задрожала, словно и впрямь была ассистенткой этого ублюдка. Рон от души ей посочувствовал, но долг аврора он ставил превыше всего.
- Показания готовы? – холодно спросил Гарри.
Правая бровь Снейпа угрожающе взлетела вверх, но Поттер не смутился.
- Ты свидетель по важному делу. Отписывайся – и можешь её забирать.
Условно осуждённый Упивающийся сдался, сел и щёлкнул пальцами. Прыткое перо послушно забегало по пергаменту:
«Я, Север Снейп, полукровка… - Перо дрогнуло, но дальше застрочило ещё быстрее: - …частнопрактикующий зельевар, около шести часов утра обнаружил за своей лавкой, что в Лютном переулке, группу неизвестных мне лиц странного вида и такого же поведения…»

* * *

- И как я её поведу в таком виде через всё Министерство? – поинтересовался Снейп.
- Твои проблемы! – отрезал Поттер и отвернулся… Не тут-то было! Его вдруг развернуло, и он снова увидел перед собой довольно-таки неприглядное зрелище - взбешённую физиономию Снейпа.
- Нет, твои! Я дал показания и могу идти хоть к Мерлину!
Снейп даже без палочки держал его мёртвой хваткой. Пытаясь выиграть время для приличного отступления, Гарри отвёл взгляд и посмотрел на девушку. Она немедленно приняла чувственную позу, но в глазах был испуг. И правда, ещё узнает кто, даже в таком виде, - подумал добросердечный в сущности глава Аврората. Ему даже показалось, что он смутно узнал её сам. – Скорее всего, уже не первый раз оттуда. Тем лучше!
- За той дверью служебный камин! Только быстро!
Снейп не стал ждать повторного приглашения и грубо пихнул девушку в указанном направлении.
- Что вы делаете?! – томно-игривые интонации в голосе девицы мешались с настоящим страхом.
Снейп решил, что это в данном случае полезное чувство, и ответил:
- Ставлю опыты на животных.
Девица неожиданно осмысленно хихикнула, но тут же поправилась:
- А я тебя съем! Р-р-р!
После чего игриво цапнула его зубами за рукав мантии, явно примериваясь повиснуть на локте, а там и на шее. Из служебного камина вот-вот мог показаться кто-то из авроров. Снейп без церемоний сунул туда юную идиотку и с наслаждением швырнул ей летучий порох прямо в лицо, от чего та поневоле заткнулась.
- Снейп и Ко! – выкрикнул он и поспешил следом, чтобы спасти от возможных разрушений свою лавку и новое жильё.
Девица, однако, похоже, действительно напугалась, потому что смирно стояла у камина, оглядывая довольно большое, но грозившее вот-вот развалиться торговое помещение, оно же склад готовой продукции.
- Это что за сарай? – сморщив носик, поинтересовалась она и опять попыталась повиснуть на своём спасителе.
- Всё ещё прёт? Не хочешь долгого отходняка, веди себя прилично и слушайся папочку!
Снейп снова бесцеремонно отшвырнул её на потёртый диван для клиентов.
- Зачем вы меня забрали у авроров? – жеманные интонации девицы куда-то пропали.
- Вернуть обратно?
- Нет, а то возьмут на заметку и… Хотя что я вам рассказываю, вы же на условном.
- Откуда ты знаешь?
- Я не глухая.
Но предположительно обдолбанная, - подумал Снейп. Навязанное ему гнилое дело, кажется, становилось интересным. И тут обе его брови синхронно взлетели вверх. У безмозглой звезды малфоевских вечеринок внезапно исчезли хвост и уши, а львиные пропорции лица плавно приблизились к человеческим. И в какой-то момент Снейпу показалось… Но нет, перед ним стояла симпатичная, фигуристая брюнетка без особых примет, полностью одетая, но, правда, во что-то вроде телесного цвета трико. Если она кого и напоминала горящим взором чёрных очей, так незабвенную покойницу Беллатрису. И, судя по всему, не только внешне, раз уж способна откалывать такие номера, не владея собой…
- Инкарцеро! – не повышая голоса, сказал он, сделав пасс просто рукой, и тут же заслуженно собой возгордился. – Если так и дальше пойдёт, Поттер сможет мою палочку себе кое-куда засунуть…
- Я тоже умею без палочки! – неожиданно заявила девица, гордо вскинула голову, потеряла равновесие, промахнулась мимо дивана и шлёпнулась на пол.
- Силенцио! – поспешно добавил Снейп, усилив чисто вербальное заклинание выразительным жестом. Всё опять сработало, хотя объекту его экспериментов это совсем не понравилось.
- То ли силы в тебе немерено, то ли эта дурь лучше, чем я думал, – заметил Снейп, снимая мантию, разжигая огонь, всыпая в воду нужный порошок и неотрывно следя за тем, как любительница вечеринок пытается хотя бы сесть. – Самому, что ли, попробовать? Возьмёшь меня в следующий раз с собой?
Чёрные кудри девицы отчаянно замотались по полу.
- Ладно. Это даже хорошо, что ты пока под кайфом. Интересно, чем можно снять эффект этой дряни? Переходим к обещанным опытам!
Снейп ловко снял с огня подогретый ровно до температуры тела универсальный антидот, приподнял и усадил свою пациентку на диван, с немалым удовольствием обнял за тонкую талию, готовясь влить настой в алые губки…. Они чуть раскрылись над стиснутыми зубами, потом опять сомкнулись… Снейп полюбовался дивным зрелищем и спросил:
- Хочешь говорить?
Девушка отчаянно закивала. Снейп снял заклятие даже без слов – это было много легче, чем его же наложить.
- … трансфигурация! – вырвался, наконец, оглушительный крик из нежных губ.
Снейп поморщился: после «Силенцио» все почему-то страшно орут.
- Мастер-класс в Малфой-маноре? Даёте уроки ярчайшим представителям интеллектуального большинства?
- Нет, я больше интересуюсь зельеварением. Освободите меня, пожалуйста, профессор… мистер Снейп!
Профессор сделал вид, что не заметил оговорки, но неохотно выпустил свою студентку из объятий и освободил её от сковывающего заклятия. На вечеринках в Малфой-маноре наверняка полно моих бывших учениц, - размышлял он. - И, надеюсь, не все они ходят туда затем, чтобы потерять себя. Некоторые, возможно, просто приятно проводят время. Драко ведь действительно умеет угодить каждому гостю. А потом они прощаются с хозяином и чинно отправляются домой… Но эту нашли на моей помойке.
- Вы действительно ничего не принимали? Я не могу точно узнать без палочки, - поколебавшись, сознался он.
- Нет, это трансфигурация, - спокойно подтвердила эффектная брюнетка, уже не пытаясь томно кривляться. – Можно просто воды?
- И какого же Мерлина вы оказались тогда в Лютном переулке? – спросил Снейп, отправляя по воздуху требуемое. Нет, определённо жить без палочки становилось всё проще и проще!
- Трудно объяснить, - залпом выпив всё и с трудом переводя дыхание, ответила загадочная девица. – Почти полсуток ничего не пила, - добавила она как бы в оправдание своей жадности. – Зелье добавляют не в еду, а в напитки.
- А львица – это потому что Гриффиндор? – утвердительно поинтересовался бывший декан Слизерина.
- Я там была инкогнито… А скрыть можно всё, кроме факультета. Так зачем скрывать? Лучше, наоборот, выставить напоказ.
- Да, такое действительно не стыдно выставить напоказ, - задумчиво сказал Снейп.
Ему даже не требовалось раздевать её взглядом – всё и так было на виду. Гостья неожиданно покраснела. Повисло молчание. Решив, что драки не будет, из углов с ворчанием полезли домовые и вдруг все разом, весело попискивая, зашлёпали к дивану.
- Пошли вон! – коротко приказал хозяин.
Совсем было успокоившаяся девица снова засверкала глазами, вскочила, резко вдохнула воздух, но тут же сдулась, как воздушный шарик и снова смирно уселась. Снейп поставил кофе и спросил:
- Есть будете?
- Да.
Домовые придвинули к дивану антикварный на вид столик с облезлой позолотой и потащили из кладовой хлеб, сыр и масло. Хозяин и не думал извиняться за скудное угощение, но гостья была не в обиде. Снейп, попивая кофе, всё так же не в упор, но пристально её изучал. Раскованная брюнетка уже стала второй натурой, но не совсем… - думал он, автоматически отмечая мелкие, характерные жесты и ужимки, которые невозможно отследить и убрать, которые не заметил бы даже влюблённый - особенно влюблённый Уизли. Но старый шпион за долгие годы наблюдений выучил их все наизусть.
- Спасибо… профессор Снейп! – с явным вызовом поблагодарила насытившаяся гостья.
- Не за что, мисс Грейнджер.
- Прочли мои мысли?
- Нет, не понадобилось.
- Я думала, что неплохо маскируюсь…
- Дело не в маскировке. Я просто умею складывать два и два. Аврорат интересуется Малфой-манором и младшим Малфоем, а мозг Золотого трио внезапно исчезает. И покрывается рыжей шёрсткой, потому что крёстный Драко неравнодушен к рыжим…
- Нет! – в ужасе воскликнула Гермиона.
– Почему? Всё правильно. Я действительно не могу устоять перед любой рыжей…
- Всё неправильно! – нетерпеливо перебила учителя гриффиндорская заучка. - Два и два – не всегда четыре. Иногда это двадцать два.
- Нумерология - «Превосходно»!
- Да, как и все остальные СОВы! - не удержалась круглая отличница, но тут же снова вернулась к делу: - Гарри и Рон уверены, что я пропала без вести. Я не обманываю! – очаровательно нелогично добавила она, снова краснея под пристальным взглядом легиллимента. Снейп прервал мысленное заклинание и устало откинулся на спинку дивана.
- Вы увидели, что Поттеру мешают, и захотели раскрыть дело самостоятельно? Типичный Гриффиндор! – сказал он, глядя в потолок.
- Да… Нет… И да, и нет. Я хотела разобраться. А ещё мне надо было отвлечься, сменить окружение, вообще всё.
Снейп понял, от чего она хотела отвлечься. Гермиона поняла, что он понял, и потому торопливо продолжила:
- Меня пригласила Джинни. Она не узнала меня, я для неё была просто симпатичная случайная знакомая. Я сказала, что не хочу идти в Малфой-манор, - Гермиона содрогнулась от давнего ужаса. - Но Джинни сказала, что я уже через пять минут обо всём забуду. И тогда меня словно осенило! Я поняла, что мне поможет…
- Сколько раз вы это принимали? – резко прервал её Снейп.
- Что?! Да нет же! – Гермиона разозлилась, но тут же рассмеялась, увеличив тем самым подозрения зельевара. – Отключиться от жестокого мира и пускать слюни искусственного счастья? Это не для меня. Я могла бы сварить себе дурь и получше, если уж на то пошло.
Последние слова она произнесла с явным вызовом и намёком. Снейп убедился, что заучка Грейнджер действительно в добром здравии.
- Итак, вы стали шпионкой и завсегдатаем Малфой-манора?
- Да. И многое узнала. Например, как гости оказываются на улице. Правда, пришлось сильно рискнуть…
- И что бы вы стали делать, дойди до вас очередь в Аврорате? Упали бы в дружеские объятия мистера Уизли?
- Не знаю, - устало сказала Гермиона. – Этого ведь не случилось. Зачем спрашивать глупости?
- Ладно, это не моё дело.
- Как не ваше? Вам, то есть нам, поручили найти отравителя! Мы должны составить план…
- Сегодня о делах Поттера я думать не хочу, - отрезал Снейп. - Меня ждёт настоящая работа!
Зельевар кивнул на дверь в лабораторию, самый прочный и новый на вид предмет в лавке.
- Кстати, а почему Снейп и Ко? – вдруг спросила Гермиона. - Вы же один?
- А как ещё назвать солидную фирму? – условно осуждённый Упивающийся смертью обвёл мрачным взглядом ветхие стены самого худшего строения Лютного переулка. - Были бы сыновья, назвал бы «Снейп и сыновья».
- Я могу вам помочь… – осмелилась предложить Гермиона и вдруг покраснела так, что даже прибегла к трансфигурации, чтоб вернуть нормальный цвет лица. – Не в смысле сыновей… - Она опять совсем смешалась и чуть не бросилась прочь, прямо на улицу.
Снейп остановил её, усадил на место и налил воды. Он знал, что полюбить не сможет больше никогда. Но при виде Гермионы Грейнджер сразу добирался до таких глубин и высот нежности и покровительства, что никаких дополнительных чувств уже вроде бы и не требовалось. Внешне, разумеется, всё это никак на его манерах не отражалось.
- Нет ли у вас чего покрепче? – спросила его почти любимая.
- Ничего крепче кофе не употребляю. Могу разбавить спирт. Или разбавьте сами. Он нам всё равно понадобится, - Снейп встал и пошёл отпирать лабораторию.
Не веря своему счастью, Гермиона замерла на пороге и вошла туда, как в сказочный дворец. Работала она так, что лучшего подмастерья не мог бы себе пожелать и великий Фламель. Очнулись оба от своего алхимического экстаза только ближе к ночи.
- У вас есть где помыться? И что надеть после… - спросила Гермиона, опустив глаза, уже не чёрные и пылающие страстью, а скромные и милые, цвета орехового пряника.
Пока его бывшая ученица плескалась в самом большом лабораторном котле за шаткой перегородкой, бывший профессор упорно прикидывал, где он уложит свою гостью, старательно вспоминал, есть ли у него запасной комплект белья, но в глубине души уже знал, что ночь они проведут в одной постели.

* * *

Снейп топтался в дверях лаборатории, она же кухня, хотя аппетитный запах жареных яиц и хлеба подхлёстывал его и без того волчий голод. Вот был бы я на ней женат, - безнадёжно возмечтал он, - можно было бы просто сесть и начать есть… Гермиона уже вопросительно на него смотрела.
- Подскажи, что я должен тебе сказать? - попросил Снейп.
- О чём тут говорить? Всё естественно, - небрежно пожала великолепными плечами новая, раскованная Грейнджер и выложила яичницу на тарелку, - У меня давно не было мужчины.
- Никогда не было.
Тарелка брякнула об стол. Оголодавший герой-любовник подтянул её к себе.
- Откуда вы… Опять легиллименция?
- Опять нет, - Снейп с трудом проглотил огромный кусок хлеба. - Это как факультет, скрыть невозможно.
- Почему?
- Потому что девственность действительно существует. И как тебе удалось отстоять её посреди тёмных оргий Малфой-манора?
- Нет там никаких оргий, - сказала Гермиона, радуясь, что Снейп, как обещал, заговорил о деле. – И даже разврата особого нет. Во всяком случае, не больше, чем в любом другом маноре… Вы не удивлены?
- Нисколько. Упивающийся смертью из Драко никакой. Он король вечеринок. Однако же его гости исправно пополняют палаты святого Мунго. И кто-то за всем этим стоит.
- Если это вы, я вас не выдам, - твёрдо пообещала Гермиона.
- И зачем мне это надо? – Снейп был настолько доволен, сыт и счастлив, что ничуть не разозлился.
- Не знаю. Во всяком случае, никакой материальной выгоды в этой затее не видно. Если кто-то хватится потерянных вещей, Малфой тут же отсылает их владельцу. Поэтому Гарри и подозревает тёмную магию.
- А что там, собственно, происходит? – вяло спросил Снейп.
Он охотно променял бы сейчас разгадку страшной тайны Малфой-манора на часок-другой здорового сна.
- Вы не хотите прилечь? – осторожно спросила Гермиона.
- Хочу, но лучше не надо. Ты рассказывай, рассказывай. Я всегда зеваю, когда мне интересно.
- Все приходят строго к известному часу. И были случаи, когда Малфой посылал подальше очень важных, но опоздавших персон.
- Правильно, моя школа! – одобрил Снейп. – А то уважать не будут.
- Дальше все собираются в главном зале, и Малфой несёт ахинею о том, как важно познать самого себя. Причём сорок раз твердит о полнейшей добровольности этого акта самопознания.
- Что, так прямо и говорит? – слегка оживился его учитель.
- Нет, конечно! – фыркнула Гермиона. – Это я перевожу с его великосветского трёпа. Далее он шикарным жестом срывает богатые покровы с драгоценных сосудов, полных заветного зелья. Они так и стоят потом открытые. Любой может взять и подлить в чужой коктейль. Чисто малфоевская добровольность!
- А коктейли какие подаются? – проигнорировал Снейп нападки любимой на любимого крестника.
- Самые обычные! – удивилась Гермиона. – Разные.
- Угу, - послышалось в ответ. – Давай дальше.
- Зелье действует не сразу. Сначала все просто веселеют…
- Угу, - подтвердил Снейп.
- А потом Малфой предупреждает, что миг счастья близок, свет почти гаснет и всем предлагают раздеться. Начинается самое интересное, то бишь насильственная трансфигурация по собственному желанию.
- Не понял? – почти проснулся Снейп.
- Легенда такая, что в человеке просыпается его подлинная, древняя, дочеловеческая сущность. Но на самом деле девочки поголовно превращаются в кисок и прочих милых зверюшек с намёком на секс, а у мальчиков фантазии обычно хватает только на факультетский символ. Слизеринцы выглядят особенно забавно, - не удержалась истая гриффиндорка Грейнджер, слегка обиженная равнодушием слушателя.
- А когтевранцы? – ревниво уточнил бывший декан Слизерина.
- Один раз всего видела, - призналась Гермиона. – Майкл Корнер, тоже пришёл за Джинни… Он сейчас в Мунго. И дела его, говорят, плохи…
- Угу, - также равнодушно принял информацию к сведению бывший Упивающийся смертью.
- Потом все смеются друг над другом, особенно над новичками, что постеснялись раздеться… - уже в полном замешательстве продолжала Гермиона.
- И все в итоге разоблачаются, - Снейп снова почти закрыл глаза и скомандовал: - Дальше!
- Дальше немногие, обычно влюблённые парочки, уединяются в поисках новых ощущений, - так ничего и не поняв, послушно поделилась полученными не без труда данными начинающая шпионка. - Но большинству энергии хватает только на то, чтобы созерцать собственные грёзы.
- Угу, - снова согласился Снейп.
- К утру большинство чувствует себя совсем неплохо, а некоторые даже и хорошо – прилив сил и всё такое. Прощаются с хозяином, договариваются о новой встрече, расходятся, всё мило и прилично. Но некоторым везёт меньше… Этих Малфой с домовыми стаскивает в специальную комнату, а потом как-то разом выбрасывает прочь. Не смогла понять без палочки, что там за чары, может быть, в следующий раз… Мерлин! Палочка-то осталась в Малфой-маноре! Не со своей же теперь идти…
Условно приговорённый Упивающийся смертью окончательно проснулся.
- А ты ходила туда с чужой?
- Разумеется! – воскликнула вконец раздражённая странным поведением и непонятливостью Снейпа Гермиона. – Я же там была и под чужим именем тоже! Постойте, а вы ведь, наверное, знаете, где можно достать левую палочку?
- А эту ты где взяла?
Гермиона помрачнела.
- Эту я почти украла…
- Браво, Гриффиндор!
- Не совсем, но... Я как-то встретила Андромеду Тонкс. Не выдержала, сказала, что училась вместе с её дочкой. Ей было всё равно, просто хотелось выговориться. Мы сидели, вспоминали, перебирали вещи. Ну, я сказала из вежливости, что помню, как Нимфадора прекрасно владела палочкой, и палочку эту помню. Она отдала её мне. На память. Я сопротивлялась очень слабо… В общем, палочку Тонкс я непременно верну, но пока мне нужна другая. Вы знаете, где её можно найти?
- Знал бы, давно бы нашёл. Но скоро узнаю.
Снейп встал и вернулся одетый на выход.
- Как узнаете? – за эти несколько минут Гермиона чуть не разорвалась от любопытства.
- Поттер поможет, - последовал загадочный ответ.
- А я? А мне можно с вами?! – на этот раз она чуть ли не подпрыгнула.
- Нет. Сиди здесь.
- Я вам не школьница! – вспылила, наконец, гордая гриффиндорка.
- А прыгаешь, как бывало из-за парты.
Гермиона молча отвернулась от него и пошла к двери. Но на пороге сделала последнюю попытку:
- Но вы же поняли, что это за зелье? Расскажите хоть о нём…
- О зелье расскажу, - согласился Снейп. – Пойдём!
Ему хотелось устроиться поудобнее, не на шатких стульях. Выбор был небогат, поскольку в спальню Снейп идти не рискнул. Усадив свою девочку на диван для посетителей, он положил себе на колени её босые ноги, замёрзшие на холодном полу, и стал энергично растирать. Потрясённая Гермиона чуть не забыла обо всех зельях на свете, но тут Снейп заговорил:
- Кто-то отследил и зафиксировал случайный побочный эффект от наложения друг на друга нескольких видов магии.
- Крэбб как-то оброс щупальцами от пересечения двух заклинаний, - вспомнила Гермиона.
- Да, нечто вроде, только чуть сложнее. Вот и разобрались.
Снейп решительно встал, чтобы не провести на этом диване целый день.
- Я могу на тебя рассчитывать? – спросил он, глядя на неё сверху вниз.
- Да!
Огромные карие глаза горели беззаветной преданностью.
- Всё, о чём я прошу, не выходить из дома до завтрашнего утра.
Доверчивые девичьи очи злобно сузились: рыжая кошечка сообразила, что её поймали на слове.
- Скучать в одиночестве тебе не придётся, – как ни в чём не бывало продолжал Снейп, – потому что на лабораторном столе скучают ещё два хороших заказа. Пока я даром работаю на твоего Поттера.
- Вы мне настолько доверяете? – Гермиона не могла поверить в такое. - Почему же вы отказались брать меня в ученицы?!
- Героиню войны с карьерой впереди? В заведение, которое не сегодня-завтра закроют вместе с его владельцем? Ты осталась бы на улице без рекомендаций, а то и с волчьим билетом. Пришлось бы начинать с нуля, несколько потерянных лет.
Снейп был абсолютно серьёзен.
- Типичный Слизерин! – только и сказала Гермиона. - Ничего, кроме блестящей карьеры…
- Почему же? Ещё должна быть идеальная жена и гениальные дети, - без всякой задней мысли горько сказал бывший декан Слизерина. – Но я свой шанс упустил.
- Почему же? Героиня войны с карьерой впереди пропала без вести, - хладнокровие давалось Гермионе нелегко, но она чувствовала, что иначе нельзя.
- То есть, мне не говорить Поттеру и Уизли, что ты жива? – не менее спокойно уточнил Снейп.
- Если вам так будет проще, то не говорите. Пойду работать!
И, не дожидаясь ответа, она скрылась в лаборатории.
- Я понял, - сказал Снейп закрытой двери.

* * *

Он не воспользовался камином в лавке, потому что хотел пройтись и поразмыслить. На каждом повороте Лютного переулка от бывшего Упивающегося шарахались отбросы магического общества, чем изрядно его отвлекали. Снейп вышел на многолюдную, но куда более спокойную Косую аллею и медленно пошёл, бездумно глядя вокруг. Думать, собственно, было не о чем. Надо было решить, куда идти, сразу в Аврорат или сначала в Малфой-манор.
Пройдя очередной раз мимо поворота в уже родной тёмный переулок, Снейп снова зацепился взглядом за вывеску Горбина и решил следовать не гражданскому долгу, а профессиональному любопытству, которое заменяло ему зов сердца. Кивнув своему многолетнему деловому партнёру, он без лишних слов зачерпнул из стоящей под прилавком чаши летучего пороха, шагнул в камин и сказал:
- Малфой-манор!
Помешанный на светских манерах старший Малфой в своё время настроил все камины в доме так, чтобы они выкидывали незваных гостей за десять шагов от ворот поместья. Но теперь Снейп очутился сразу в вестибюле, перед мраморной лестницей, по которой и поднялся и даже прошёл несколько комнат, прежде чем его, наконец, встретил Малфой-младший.
Люций знал о приходе гостей едва ли не раньше, чем они произносили заветные слова, - отметил про себя друг семьи, крёстный и даже отчасти опекун. Потеряв обоих родителей и оставшись ни с чем, без наследства и без доступа к счетам отца, Драко сначала совершенно растерялся. Великосветская чистокровная родня могла ему помочь разве что соболезнованиями, поскольку сама отбивалась, как могла, от обвинений в пособничестве тому, кого по-прежнему вслух не называли, а с сочувствующими грязнокровками гордый Малфой общаться не желал. Непутёвый и вздорный крестник отвлекал Снейпа от неурядиц собственной, неизвестно зачем сохранённой ему жизни и создавал для бывшего Упивающегося смертью, пусть он и не хотел себе в этом признаваться, некое подобие нормальной, человеческой семьи.
Драко привёл гостя в свои три комнаты, усадил в той, что называл кабинетом, предложил выпить и завёл приятный разговор. Только этот небольшой закоулок с видом на любимый с детства уголок сада и сумел обжить новый владелец Малфой-манора. Остальные комнаты, сияющие золотом, серебром, хрусталём и чистотой, выглядели театральной декорацией. Это был пустой дом, дом без хозяина и без души, даже той злобной, что жила в нём при старшем Малфое.
- Что я всё о себе, да о себе! – воскликнул между тем Драко, закончив перебирать обычные жалобы чистокровных на нынешнее Министерство. – У тебя есть новости? Или всё ещё без палочки?
- Как видишь.
- Я мог бы…- начал Драко, но тут же оборвал себя: - Нет, ничего, это я так.
Снейп незаметно, но пристально изучал крестника. Тот уже года три как перестал выглядеть несчастным, брошенным щенком, выровнялся в красивого и знающего себе цену мужчину. А вынужденное чтение от нечего делать даже наложило лёгкую печать интеллекта на его гордое малфоевское чело. В последние год-полтора Драко перестал обращаться к крёстному по всяким низменным материальным вопросам, а между тем, бесполезных украшений и на нём, и вокруг наблюдалось более, чем достаточно. Причём новодельных, а не случайно уцелевших после люстраций и конфискаций.
- Да я уже стал привыкать без палочки, - совершенно искренне сказал Снейп. – Для моего дела важнее терпение и сосредоточенность.
- А этого тебе не занимать! – вежливо подхватил Драко, но явно был как-то обескуражен таким признанием.
- Кстати о зельях, - продолжал Снейп. - Помнишь, года два назад ты меня спрашивал, чем осветляют для товарного вида оборотное? Не помнишь? Ну, понятно, ты ведь это просто из любопытства спросил. А я никогда такой чушью специально не интересовался и наугад ляпнул, что яйцами огневицы. А на днях вдруг наткнулся в одном трактате, что нет, оказывается, яйцами докси. Огневицу как раз использовать нельзя, она иногда даёт интересный побочный эффект. После обратной трансформации можно лишиться всяких мелких деталей: уши, волосы, ногти…
На Драко было жалко смотреть. По ходу учёного монолога Снейпа он успел представить себе, как лучшие дома магической Британии спорят за право медленно и мучительно сделать из него инфернала для охраны семейного склепа.
- Я пошутил, - сказал Снейп.
Сначала Драко решил, что ослышался, а потом вспомнил, что он Малфой, встал в полный рост, глаза у него заледенели, а пальцы сами сложились в фигуру для «Акцио»…
- Не бойся, - спокойно продолжал Снейп, - пальцы и носы ни у кого отвалятся. Этим остроумным, но убогим рецептом в сочетании с дешёвым алкоголем ты всего лишь постепенно превращаешь своих друзей сначала в животных, а потом в растения. Поэтому пока тебя ищут только авроры.
- Мерлин! – Драко упал в кресло и вместо «Акцио» щелчком подлил обоим сливочного эля. – Ты меня вычислил! Но я даже рад похвастаться. Я сам это придумал, сам сварил, сам разработал нужное заклинание и на себе же опробовал результат! И, между прочим, всё это без палочки!
- А палочки ты продаёшь их же владельцам? – поинтересовался Снейп.
Драко открыл рот, потом закрыл и сглотнул уже вертевшееся на языке «Не понимаю, о чём ты».
- Если бы! – сказал он, всё больше радуясь, что может с кем-то поделиться. - После первого раза ко мне никто ни за чем не обратился, представляешь? Я уж думал всё, жди авроров! Но рискнул повторить. Ничего! На третий раз двое написали и спросили. Понимаешь, не потребовали вернуть своё, а спросили! Дескать, не у меня ли случайно они забыли свои палочки…
- Естественно, все боятся.
Драко снисходительно усмехнулся.
- Ничего подобного! Я тоже так решил и стал осторожно намекать. И знаешь что? Многие даже не помнили, взяли ли они с собой палочку на вечеринку. Думали, где-то дома валяется. Они им просто не нужны! Нет, кто-то боялся, но большинство, если и спрашивали о чём-то, так только о фамильных драгоценностях.
- Но не все, - понимающе кивнул Снейп. – Кто-то боялся.
Драко по-настоящему взбесился:
- А что мне было делать?! Пойти работать?! С такой армией домовых с голоду не умрёшь при всём желании. Разве что отпустить их всех на волю по завету этой дуры Грейнджер.
Снейпа это неожиданно больно задело, но вида он, конечно, не подал.
- Я великолепный заклинатель, - скромно признался Драко, - даже без палочки. И отличный зельевар. Не чета тебе, конечно, но по сравнению с другими – просто гений. Но не все же могут так, как ты, ни о чём больше не думать, не есть, не пить, не спать, не любить! Мне жить хочется! – Несостоявшийся наследник Малфоев распалялся всё больше и больше. – Но так, как мне хочется, мне больше жить нельзя! Потому что у нас теперь свобода всем! Даже домовикам. Ешь, пей, веселись с друзьями! Кстати, в таком виде мои друзья мне нравятся гораздо больше, - саркастически закончил он.
- Если бы я не держал тебя на руках младенцем… - начал Снейп.
- Это не я! – немедленно заявил образцовый слизеринец Драко.
- Верю! – в тон ему ответил его декан.
- Знаешь, кто это?
– Не знаю и знать не хочу, - равнодушно ответил Снейп.
- Он меня прикроет даже от авроров!
Снейп вздохнул.
- Драко, я когда-нибудь говорил тебе, что ты идиот?
- Много раз! - с вызовом огрызнулся его крестник.
- Так вот, объясняю для идиотов: через море аппарировать нельзя. Но ты мгновенно должен оказаться там, где Английский канал называется уже Ла-Манш. Хоть вплавь плыви, хоть через туннель, что магглы построили.
- А что я там буду делать?
Младший Малфой, наконец, сообразил, что дело плохо, и тоже куда медленнее, чем старший.
- Ты там не будешь сидеть в Азкабане, - ответил Снейп. - Если, конечно, сумеешь спрятаться от авроров так же хорошо, как отец.
- Отец во Франции? – с замиранием сердца спросил Драко.
- Не знаю и знать не хочу, – так же безразлично ответил его крёстный.
- Но мама с ним?
- А сам как думаешь?
Окрылённый Драко просиял и более не задержался в родительском доме ни на секунду. Снейп снова вздохнул, автоматически потянулся за палочкой, помянул Мерлина и позвал домовых, чтобы те наложили на огромный, вконец опустевший Малфой-манор свои чары.

* * *

Добраться незамеченным до кабинета главы Аврората было для Снейпа своего рода спортом. Как и подойти к бывшим ученикам со спины вплотную и произнести сакраментальную фразу:
- Десять баллов с Гриффиндора!
Оба аврора ожидаемо подпрыгнули чуть ли не до потолка.
- Почему вчера не зашёл? – сурово спросил Гарри.
- Чем ты там с ней вчера занимался? – ревниво подхватил Рон, которого отчего-то всё преследовал образ хорошенькой львицы.
- Зельеварением, - честно ответил Снейп. – Но сначала я предложил ей противоядие, а потом кофе.
Уизли глухо зарычал, но ничего членораздельного сказать не успел, его опередил начальник:
- Докладывай по всей форме!
- «Я, Север Снейп, полукровка… - резво забегавшее по бумаге Прыткое перо опять дрогнуло, -…частнопрактикующий зельевар, вчера около шести часов утра обнаружил за своей лавкой, что в Лютном переулке…» Хотя нет, не будем терять времени, это у вас уже есть, - прервал он сам себя и бодро продолжил: - «В одиннадцать утра того же числа, в самый разгар рабочего дня, я был вызван в Аврорат для дачи показаний…»
Поттер с размаху ударил рукой по столу и по жалобно пискнувшему Перу.
- Ты мне нужен, но не очень, - тихо сказал он.
- Тебе в подробностях или самую суть? – покладисто уточнил условно осуждённый.
- Самую суть. Но подробно, - с нажимом ответил глава Аврората. - Что ты узнал о деле?
- Я так понял, что вас интересует вчерашний день, - заметил Снейп. – О деле мы говорили сегодня утром.
Гарри резко выбросил руку в сторону и преградил своему заместителю путь к горлу любимого учителя. Тот, не обратив ни малейшего внимания на Уизли, задумчиво заговорил:
- Я, как вы понимаете, не элита нового волшебного мира, не наследник состояния Поттеров и не крестраж Волдеморта…
Сейф с конфискованными палочками в углу взвыл так, что в комнате мгновенно возник весь наличный состав Аврората. Их начальник с сожалением проглотил приказ доставить этого ублюдка куда следует, показал всем на дверь, вынул собственную палочку и унял вопящий сейф.
- Я всего лишь простой зельевар без палочки в вечных поисках заработка, - продолжил Снейп, дождавшись тишины. – Именно поэтому я сразу подумал: qui prodest? Что я с этого буду иметь?
- Поцелуй дементора! – заорал взорвавшийся от возмущения такой наглостью Уизли.
- Рон, помолчи! - нетерпеливо оборвал его друг, - Он не о себе.
- Вы нашли при ком-то из задержанных палочку? – окончательно перешёл к делу Снейп.
- Нет, - ответил Поттер. – Куда они могли их деть? Разве что проглотить… Ты спросил о палочке?
- Разумеется, - одобрительно кивнул ему бывший учитель. - По словам дамы, палочка осталась в Малфой-маноре. И требовать её обратно она не хочет. Она хочет найти другую.
Снейп замолчал и мысленно заключил сам с собой пари о том, до кого дойдёт раньше. Это оказался Уизли.
- Так вот зачем они это всё затеяли, сволочи! – воскликнул Рон и уставился на сейф.
Начальник его не стал задерживаться на морально-философских аспектах дела, он уже думал дальше, причём конкретно:
- Часть они наверняка продают самим владельцам, но часть явно боится расспрашивать. Плюс те, что оказались в больнице… Их родне уж точно не до того! Да это же золотая жила!
- И чем больше гостей отправится с вечеринки прямо в Мунго, тем им выгоднее, - с отвращением заключил истинный гриффиндорец Уизли. – Спрос-то огромный…
Рон снова бросил угрюмый взгляд на сейф, потом перевёл его на Снейпа.
- Я хотел зайти к Олливандеру сам, но потом решил доверить дело профессионалам, - закончил Снейп доклад учтивым комплиментом.
- Ещё немного, и ты станешь добропорядочным членом нового магического общества, - заверил его Поттер. – Не выпускать его отсюда до моего возвращения! Рон, за мной!

* * *

Колокольчик на двери лавки звякнул так тихо, что круглолицый, лопоухий продавец даже не оторвал пальца от конторской книги и не спрятал язык, высунутый от пуффендуйского усердия.
- Как идут дела? – покровительственно спросил Рон явно вчерашнего выпускника Хогвартса. – Покупателей много?
Юный пуффендуец чуть ли не аппарировал из-за прилавка, а на его месте так же мгновенно вырос опытный хозяин.
- Продажи, увы, не возросли, если вы об этом, - любезно ответил он с обаятельным акцентом.
Наследник и дальний родственник Олливандера прибыл в туманный Альбион с солнечной Сицилии и по слухам не смог бы вставить спагетти в макаронину, не то что перо феникса в остролист. Зато он был непревзойдённым мастером продаж, а также знатоком тонкой настройки уже готовых инструментов. Чудесно исцеленной им первой палочкой Рона сейчас вовсю колдовала дочка Билла. Однако неблагодарный аврор решительно отвергал любые намёки на особые отношения между фирмой и Министерством.
- Если уж на то пошло, требование предъявить справку об утере из Аврората не оживляет спрос на палочки, - не удержавшись, съязвил новый Олливандер.
- Ближе к делу! – отрезал Гарри.
- Как я уже сказал, продажи не возросли, - медленно, как бы подбирая слова на неродном языке, сказал владелец лавки.- Но когда мистер Уизли спросил, я подумал… Да, пожалуй, в последнее время к нам стали обращаться чаще обычного. Но впустую.
- В том числе инкогнито?
- Мистер Поттер, выбор волшебной палочки – дело в высшей степени интимное! – бурно возмутился итальянский Олливандер, забыв о положенной британцам сдержанности.
- Даже нелегальной на замену?
- Я такими делами не занимаюсь!
- А кто занимается? – вмешался Уизли.
Деловой волшебник с другого волшебного острова понял, что беседа затянется надолго, а то и продолжится в Аврорате.
- Недавно коллеге Кидделлу предлагали целую партию палочек. Намекали, что мастер хотел бы остаться неизвестным, поэтому легальный ввоз сложен. Зато дёшево! Кидделл отказался.
- Почему? – спросил Поттер.
Олливандер молчал.
- Он отказался, я правильно понял?
- Да! Да! – пылкий итальянец начал делать широкие успокаивающие жесты.
- Прекрасно, хвалю, образцовый гражданин магической Британии. Ему нечего бояться. Меня просто интересуют причины.
- Продавец был чёрный, - после паузы сказал Олливандер.
- Как чёрный?! – главный аврор невольно похолодел, не вполне понимая, почему. Собеседник его, однако, испуганным не казался.
- Как сапог, - сухо пояснил он. – Это был негр. Неловко о таком говорить, но коллега мой – человек старой закалки. Он их даже за людей не считает, потому что все они, видите ли, грязные вудуисты. Но я лично придерживаюсь иных взглядов! Быть расистом, прежде всего, неразумно и непрофессионально…
- Послушай, Чарли… Карло, я тебя знаю, ты умный человек и профессионал, - уважительно и задушевно сказал глава Аврората.
Новый Олливандер с беспокойством ждал продолжения.
- Ты ведь взял у коллеги адрес продавца, верно? Да, я понимаю, просто на всякий случай. Пиши ему! Сейчас же! Говори, что есть покупатель сразу на всю партию. Сули золотые горы, что хочешь, только назначь встречу!
- Кто же такому поверит? - рассудительно заметил непревзойдённый мастер продаж. - Чёрный - не обязательно человек низкого происхождения без всякого образования!
- Не учи авроров политкорректности! – рявкнул Поттер. – Пиши, что покупатель из Восточной Европы!
Многоопытный продавец магических орудий понимающе кивнул, взял листок бумаги и задумался над формулировками.
- Покупателем будешь ты! Маскируйся! – приказал меж тем Поттер заместителю.
- Почему я?! – взвыл Рон, ненавидевший как нелепую одежду, так и трансфигурацию.
- Ты здоровее меня, значит, больше похож на варвара. И акцент Крама передразниваешь лучше.
- Ладно, не дурак, понял. Ты сильнее, тебе и страховать, - сдался Рон и приступил к делу, поскольку владелец лавки уже повесил на дверь табличку с извинениями и дрожащими руками выпустил в окно сову.

* * *

- Я вас представлю, а потом вы пойдёте куда-нибудь… - вдохновенно начал любезный хозяин.
- К тебе в кабинет, например, - растоптал его надежды глава Аврората.
- Дом англичанина – его крепость! – гордо заявил итальянский Олливандер.
- Представишь нас и можешь сматываться, - сказал Рон, злобно глядя на смуглого сицилийца и тщетно пытаясь вообразить себе кого-нибудь из Восточной Европы. - Потом порядок наведёшь, - мстительно добавил он. - Продавца своего отпусти!
- Он уже ушёл, - безнадёжно сказал хозяин, заранее подсчитывая убытки: получить компенсацию от Министерства, особенно от Аврората, обычно удавалось лишь в очень отдалённом будущем.
Гарри прочесал взглядом, а потом и магией помещение, отмечая потенциально опасные тяжёлые предметы. Из таковых нашлась только бронзовая люстра на потолке.
- Не стой под ней! – предупредил Поттер друга. – Остальное – пустяки.
Представив, сколько бесценного товара может быть испорчено в ходе магической схватки, владелец заведения сказал несколько выразительных слов на родном языке и занял своё место за прилавком. Перевода аврорам не потребовалось. Впрочем, им всё равно было не до того: трансфигурация не была боевой магией, а значит, их сильной стороной. Гарри начал постепенно превращаться в вешалку у двери, сочувственно глядя, как Рон мается с одеждой. Оба одновременно вспомнили Гермиону.
Мысль о возлюбленной вдохновила Уизли, как истинного рыцаря. Он перестал интеллектуально метаться и просто превратил свой длинный свитер в длинную дурмстрангскую шубу, а потом под влиянием всё того же наития сделал себе глаза Долохова, нос Крама и зубы Каркарова. Олливандер за прилавком одобрительно зааплодировал, но вдруг тоже изменился в лице: к лавке приближался загадочный чёрный продавец. Рон в последнюю секунду вспомнил о своей приметной рыжей шевелюре и просто убрал её напрочь. И чуть не свалился с ног от неожиданности: вошедший откинул капюшон и тоже оказался совершенно лыс.
В остальном, впрочем, внешность его была куда менее экзотической, чем у преображённого мистера Уизли. Даже кожа оказалась не чёрной, а плавно переходящей в сильный загар: видимо, он учёл свой первый неудачный опыт. Олливандер вышел из-за прилавка, нервно показал договаривающимся сторонам друг на друга, заверил, что вопрос с процентами за посредничество уже улажен, после чего отступил в свой отлично защищённый кабинет, стараясь не думать о плохом.
Что было нелишне, поскольку продавца краденого явно стало беспокоить странное молчание покупателя, и он принял боевую стойку. Рон спохватился, вспомнил, как Виктор мог насмешить целую компанию одним этим словом, и выразительно произнёс:
- Палочки!
Продавец поднял брови чуть ли не до лысины, но позы не изменил.
- Палочки! – повторил Рон. – Много надо. Сколько есть?
Судя по всему, он избрал правильный тон. Клиент расслабился, убедившись, что попал на нужного человека.
- Чек или наличные? – коротко спросил он.
Рон выразительно похлопал себя по боку, надеясь, что звон наручников сойдёт за звон золота. Неизвестный кивнул, окинул взглядом помещение и к радости обоих авроров двинулся к небольшому столику, который Гарри предусмотрительно поставил на самое удобное место. Предполагаемый покупатель двинулся было туда же, однако сразу почувствовал, что противник защищён сильнейшим «Протего». Возможно, круговым… Лезть на рожон Уизли не стал, тем более, что продавец высыпал на стол уже с дюжину палочек. Повод для задержания в любом случае был налицо. Оставалось доставить мерзавца в Аврорат.
Но вместо того, чтобы переглянуться с Гарри, а потом влепить гаду сразу с двух сторон, Рон, как заворожённый смотрел на стол. Выражение лица у него было такое, что Поттер не стал ждать развития событий и вложил в своё «Окаменей!» всю душу.
Поразительно, но продавец устоял на ногах! И даже повернулся к Гарри, который еле увернулся не больше, не меньше, как от «Империо» и попытался провести «Экспеллиармус». Рон опомнился и помог. От мощного соединённого удара двух первых бойцов Аврората невероятный продавец краденого потерял не только палочку и щит «Протего», но и свою личину. Под ногами у авроров лежала статуя Министра магии в натуральную величину.
- Не может быть, - убеждённо сказал честный Уизли. – Проверь!
- Проверил, - обреченно сказал Поттер.
- Что будем делать?
- Понятия не имею, - ответил главный аврор и непоследовательно приказал: - Наручники давай!
Рон слегка дрожащими руками надёжно сковал Министра и сразу почувствовал себя получше: так было как-то привычнее и потому спокойнее. Задержанный упакован, осталось забрать палочку… Оказалось, что главный удар нанёс всё-таки Гарри. Он и взмахнул палочкой Бруствера, приводя его в чувство.
- Браво! – радостно воскликнул Министр. – Я смотрю, вы изрядно продвинулись в этом деле! Жаль, что мы пересеклись… Моя операция провалилась, но премию вы всё равно заслужили!
Бруствер выразительно поднял запястья повыше. Поттер сделал вид, что не понял намёка. Пока главный аврор и Министр сверлили друг друга взглядами, как василиски, Рон снял с себя своё варварское обличье, как бы невзначай прислонился боком к столику и аккуратно зацепил рукавом палочку, лежавшую с самого края. Он узнал бы её из сотен других: изящная рукоятка, никакого лака, орешник и волос единорога. И Гарри, безусловно, тоже узнал бы палочку жены, но всё его внимание занимал Бруствер. Поэтому Рон смог благополучно уронить её себе в рукав, отойти от стола и незаметно засунуть под свитером за пояс. Он очень надеялся, что палочка эта для суда не понадобится. Гарри не должен знать. Просто не должен знать.
- Ну? – сурово прервал тяжёлое молчание Бруствер. – Мне отменить премию и назначить взыскание?
- Откуда вы их взяли? – ровным тоном спросил Поттер. – Из сейфа?
Министр на секунду, не больше замялся.
- Из вполне законного источника. Госпиталь святого Мунго.
Гарри постепенно охватывало самое чёрное и безнадёжное со времён войны отчаяние. Бруствер слишком много говорил. Для правдивого ответа было бы достаточно одного слова «Мунго».
- Ты ему веришь? – спросил Поттер друга.
- Нет! – с чувством ответил Рон.
- Гарри, - мягко и настойчиво сказал Бруствер. – И ты Рон… Мальчики, подумайте ещё раз? Вы всё не так поняли. Проверьте…
Поттер подошёл к столику и для вида перебрал несколько палочек.
- Ты уверен, что здесь только те, что из Мунго? Из тех, что не выкупили хозяева, точно ни одна не попала? – спросил он.
Бруствер оскалился.
- Я смотрю, вы и правда научились думать! Больше я ничего не скажу. Действуйте, ребята! – и широко улыбнулся, снова сверкнув зубами.
Главе Аврората захотелось сесть и закрыть руками голову, но вместо этого он выпрямился, расправил плечи, содрал с Министра плащ с капюшоном и накинул его поверх наручников.

* * *

У повязанного по всем правилам первого лица магической Британии хватило сил на то, чтобы не дать Гарри и Рону изменить внешность ни себе, ни ему. Дорога до кабинета Поттера превратилась в сплошную пытку, поскольку Министра с первыми заместителями постоянно приветствовали, на что Бруствер охотно отвечал, или хотя бы провожали горящими от любопытства глазами. Сотрудники Аврората тоже почтительно здоровались по пути с напряжённо улыбающейся троицей, никто ничего не подозревал. Главный аврор буквально не знал, что же ему теперь делать и куда обращаться, поскольку его непосредственный начальник, арестованный, шёл рядом с ним.
- Ну что, коллеги, какие новости?
Гарри с Роном чуть не застонали вслух: только Снейпа им сейчас здесь и не хватало!
- Ты что, ослеп?!– выплеснул разом всё напряжение Гарри, от гневной магической волны качнулся даже сейф.
- Приветствую вас, господин Министр, - исправил свою оплошность Снейп и снова вопросительно уставился на Поттера.
- Это был он! – чуть ли не слогам повторил непонятливому учителю Рон.
- Бруствер? Зельевар? Смешно. Да он слабительного от снотворного не отличит.
- Верно, - пожал плечами Министр, усаживаясь в зачарованное им же самим когда-то кресло для подозреваемых. – Зато я хороший организатор.
- Не очень, - заметил Снейп. – Партнёров плохо выбираешь. Обратился бы лучше ко мне…
- Слушай, ты, слизеринский гад! – тихо, но напористо заговорил Рон, которого жгла под одеждой палочка сестры. – На Гарри ответственность, а на мне - нет! И палочки у тебя тоже нет…
- Кстати о палочке, - заговорил Снейп самым деловым тоном. - Я нашёл не просто поставщика - я нашёл организатора! А поставщика из него выбивайте сами.
Поттер открыл рот, чтобы сказать, что он обо всём об этом думает, но потом закрыл его и пошёл к сейфу.
- Я очень спешу, - с нажимом сказал Снейп.
Гарри в ярости прервал заклинание и прожёг наглого сальноволосого ублюдка своим лучшим аврорским взглядом, но тот и глазом не моргнул:
- Занеси мне её при случае домой!
Поттер снова попытался что-то сказать, но тут бывший Упивающийся смертью нанёс coup de grâce:
- Адрес ты знаешь, Лютный переулок, Снейп… и Ко – добавил он с усмешкой после секундной паузы.
Распахнутая настежь дверь кабинета грохнулась об стену и с таким же диким лязгом захлопнулась за его спиной. Отведя душу, Гарри повернулся к нездорово ухмыляющемуся Брустверу.
- Как он тебя, а? Чёрная метка – это на всю жизнь. Вы с ним ещё наплачетесь, помяните моё слово!
Глава Аврората сел напротив уже бывшего Министра, машинально отхлебнул остывший кофе и спросил:
- Кингсли, зачем?!
Бруствер сложил руки в замок над головой, потянулся до хруста и поудобнее устроился в кресле.
- Драко устраивает замечательные вечеринки! У него настоящий талант! После войны стало так скучно… Каждый день одно и то же. А дома всё раздражает. Я себе это представлял по-другому. Я, Кингсли Бруствер, чистокровный, последняя должность – Министр магии…

~~Конец~~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.