Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 

Фанфик "Mistletoe", PG-13

Автор новости: leontina от 30-01-2014, 22:54
  • 80

~||~ Северус Снейп / Гермиона Грейнджер ~||~

Название: Mistletoe
Автор: Still My Heart
Переводчик: Lili_2007
Бета: Avelena
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Romance/Angst
Оригинальное название: Mistletoe
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3458907/1/Mistletoe
Разрешение на перевод: ждем
Дисклеймер: Все права у мамы Роулинг. У нас никаких прав!
Саммари: Это было бы уже шестое Рождество, которое она встретила в одиночестве, если бы не друзья. Но даже они не в состоянии ей дать то, в чем она нуждается больше всего на свете - понимание. Но в этом году к шумной компании присоединился еще один человек... Возможно, это и есть тот самый счастливый шанс?
Комментарии: POV Снейпа.
Размер: мини
Статус: закончен

Скачать фанфик в формате "doc":
Still-My-Heart-Mistletoe-PG-13.doc [117 Kb] (cкачиваний: 124)

Гермиона Грейнджер сидела у камина, глядя на пламя, погруженная в свои мысли – выдалась редкая минутка тишины, а в этом доме она была на вес золота.
Сейчас в Норе было полно народа, все собрались для празднования Рождества. С началом войны Министерство Магии претерпело кардинальные изменения, в результате чего мистер Уизли получил повышение до начальника отдела и, как следствие, значительное увеличение заработной платы. Теперь их семейство могло позволить себе расширить дом так, что, не тесня друг друга, помещались все девять Уизли, Гарри, Гермиона, жена Билла Флер, жена Чарли Бриджет, Фред и его невеста Анджелина Джонсон, Ремус Люпин и даже Северус Снейп.
Размышления Гермионы были прерваны появлением Джинни с ребенком.
– Гермиона, ты не могла бы присмотреть за Эмили несколько минут? Просто мама с папой спорят по поводу новогодних украшений.
Гермиона улыбнулась и взяла малышку у Джинни, которая, тоже усмехнувшись, скрылась в том же направлении, откуда появилась.
Эмили заливалась счастливым смехом всякий раз, когда Гермиона слегка подбрасывала ее на коленях. Малышка унаследовала огненно-рыжий цвет волос матери и зеленые глаза Гарри. Гермиона знала, что девочка будет очень красивой, когда станет старше.
Пока девушка играла с ребенком, в комнате появилась темная фигура. Мельком глянув в ту сторону, Гермиона увидела Северуса Снейпа, устроившегося в кресле, стоявшем в углу, и внимательно изучавшего лист пергамента, который он держал в руке.
Посматривавшая на него тайком Гермиона чуть не подскочила, когда услышала, что ее зовут.
– Гермиона, нам нужна твоя помощь. Папа хочет повесить украшения без магии, а мама переживает, что он может пострадать.
Гермиона усмехнулась и встала.
Джинни приблизилась к ней и шепнула:
– Отдай Эмили профессору Снейпу. Мама говорит, что мы должны задействовать его больше.
Гермиона кивнула и направилась к мужчине.
– Простите, профессор, вы не могли бы немного подержать ребенка?
Он пораженно переводил взгляд с Гермионы на Эмили.
– Я не думаю…
– Не волнуйтесь, у вас не возникнет никаких проблем. Мы недолго.
– Ну, ладно, – неохотно ответил профессор, пряча пергамент.
Гермиона наклонилась, чтобы передать ему ребенка, при этом их ладони соприкоснулись. Профессор еще раз взглянул на девушку, а затем встревожено посмотрел на малышку.
– Посадите ее себе на колени, слегка подбрасывайте и говорите с ней. Обещаю, мы скоро вернемся.
Северус кивнул, и Гермиона, повернувшаяся к усмехающейся Джинни, вместе с той покинула гостиную.
Мгновение спустя девушки зашли в столовую, и Гермиона увидела, почему миссис Уизли была столь обеспокоена.
Высокая стремянка стояла у стены. К большому сожалению, в своем стремлении использовать маггловские устройства мистер Уизли неправильно установил лестницу. Уже встав на первую ступеньку, мистер Уизли подвергался опасности вывихнуть лодыжку – по крайней мере, по мнению Гермионы. Девушка поспешила все исправить. Еле сдерживая веселье, она помогла мистеру Уизли правильно установить лестницу и успокоила опасения миссис Уизли.
Гермиона с Джинни некоторое время помогали с украшением, пока не услышали плач ребенка, постепенно приближающийся к столовой. Снейп ступил в комнату, держа на вытянутых руках явно расстроенную и недовольную Эмили.
– Она просто начала плакать, – неопределенно сказал профессор. – Я ничего не делал, – добавил он быстро, – я думаю, она эээ… мокрая.
Джинни улыбнулась и забрала ребенка у Снейпа.
– Ничего страшного, сейчас быстренько сменим ей пеленку, – сказала она, направляясь к лестнице, – Гермиона, ты не могла бы мне помочь?
– Да, конечно, – Гермиона положила гирлянду, которую держала, и последовала за подругой, проходя в дверной проем одновременно со Снейпом.
– Подождите! – воскликнула миссис Уизли.
Гермиона и Северус оглянулись, посмотрев на довольно улыбающуюся Молли.
– Омела, – только и сказала она, указывая наверх.
Гермиона и Северус посмотрели друг на друга, а затем на миссис Уизли.
– Давайте же! Это традиция!
Гермиона чувствовала, как ее лицо заливается краской, когда Северус наклонился и мягко прикоснулся губами к ее щеке. Девушка, старавшаяся не показать, что у нее сбилось дыхание, ощутила трепет внизу живота.
Когда профессор выпрямился, Гермиона заметила слабый румянец на его бледном лице.
Миссис Уизли восхищенно захлопала в ладоши.
– Замечательно, – счастливо вздохнула она, – как же я люблю Рождество!
Гермиона подарила Снейпу смущенную улыбку и проскользнула в двери вслед за Джинни, уже поднявшейся наверх и наблюдавшей за профессором, который снова уселся на стул и задумчиво водил пальцами по губам.
– Ты так покраснела, – смеясь, заметила Джинни, когда они с Гермионой оказались в комнате Эмили.
– Твоя мама все спланировала, – смущенно ответила девушка. Джинни снова рассмеялась.
– Ничего она не планировала. Просто повесила омелу там, рассчитывая, что кто-то встанет под нее, но она не могла знать, что этой парочкой окажетесь вы.
Джинни положила Эмили на специальный столик и начала менять ребенку пеленки. Вскоре малышка снова улыбалась Джинни, которая негромко разговаривала с ней.
Гермиона по-турецки сидела на кровати и наблюдала за мамой и дочкой.
– Почему он здесь? – спросила мисс Грейнджер.
– Профессор Снейп? Мама однажды столкнулась с ним в Министерстве, когда встречала там папу, и каким–то образом убедила профессора составить нам компанию на рождественские праздники. Мама считает, что никто не должен быть один в Рождество.
Гермиона, родители которой погибли во время войны, не могла не согласится с этим. Сама она была очень благодарна за то, что ее пригласили остаться в Норе.
В комнату вошел Гарри, стряхивая снег с одежды и волос.
– Твоя мать определенно в прекрасном настроении, дорогая, – сказал он, снимая свитер и кидая на кровать около Гермионы.
– Она заставила Гермиону и профессора Снейпа поцеловаться под омелой, – с усмешкой пояснила Джинни.
Гарри взглянул на Гермиону и его брови поползли вверх.
– Это был всего лишь поцелуй в щеку, – снова заливаясь румянцем, начала оправдываться подруга. Гарри и Джинни засмеялись, Гермиона, тоже посмеиваясь, схватила свитер и бросила его в парня.
– Уже все в сборе? – спросила Джинни, поцеловав мужа.
– Да, вроде. Молли сказала, ужин будет в скором времени, – ответила Гарри, взяв на руки Эмили и целуя ее в лобик.
Джинни кивнула и они все вчетвером направились вниз к остальным.
Фред и Джордж моментально набросились на Гермиону с шутками и подколами, поэтому девушка в поисках безопасного места быстро ретировалась на кухню, где миссис Уизли, Флер, Бриджет и Анжелина готовили ужин.
– Не понимаю, почему они так засмущались, – сказала миссис Уизли, снова вгоняя Гермиону в краску, – это был всего лишь невинный поцелуй под омелой.
Женщины засмеялись.
– Это просто несколько непривычно, – продолжила Анжелина как раз в тот момент, когда Гермиона вошла на кухню, решив помочь начистить картофель. – Я имею в виду, он же был нашим преподавателем.
Миссис Уизли махнула рукой, давая понять, что продолжать не стоит.
За ужином эта тема больше не поднималась, главным образом потому, что никто не знал, как может отреагировать Снейп, и еще потому, что миссис Уизли была уже порядком обеспокоена нездоровым румянцем на лице Гермионы.
Той ночью мисс Грейнджер допоздна осталась в гостиной, она наблюдала танец снежинок за окном, пока огонь в камине не прогорел, оставив после себя лишь тлеющие угольки.
Уже было далеко за полночь, когда она зажгла огонек на кончике волшебной палочки и пошла наверх, в свою комнату.
Однако вместо того чтобы лечь спать, она продолжала смотреть на метель. С тех пор как началась война, девушка всегда чувствовала себя угнетенной в канун Рождества. Сначала, когда была война, это объяснялось страхом, поскольку Рождество было временем, когда целые семьи, собираясь вместе, могли погибнуть.
Позже, после смерти родителей в конце войны, с приходом праздников приходило чувство тоски и одиночества. Все, о чем она могла думать – ее родители и другие семьи, разлученные навеки.
Если бы не Гарри, Джинни, Рон и остальные Уизли, Гермиона в течение последних пяти лет проводила бы каждое Рождество в одиночестве.
Вздохнув, девушка оторвалась от созерцания пейзажа за окном и забралась в теплую постель.
***
Следующим утром Гермиона встала поздно, практически пропустив завтрак. Единственные, кто оставался за столом, были миссис Уизли и Бриджет.
– Гермиона, дорогая, там еще немного осталось, – сказала миссис Уизли, нежно улыбаясь девушке.
– Спасибо, – ответила она, улыбнувшись в ответ.
Во время завтрака Гермиона слушала беседу миссис Уизли и Бриджет.
– Я только не понимаю, как они могли подумать, что им удастся скрыться?
– После войны в живых остались лишь немногие. Неужели они думают, что смогут вернуть былую мощь?
Рука с вилкой напряглась – Гермиона не могла понять, о чем идет речь.
– Что случилось? – уточнила она.
– О, ничего, – со вздохом ответила миссис Уизли.
– Неподалеку от Лондона были замечены Пожиратели Смерти, – объяснила Бриджет, мягко сделав акцент на важности произошедшего. – Артур, Чарли и Билл отправились туда для выяснения обстоятельств.
Бриджет улыбнулась и обратилась к Гермионе со словами:
– Не беспокойся, все в порядке.
Девушка немного расслабилась, она всегда чувствовала расположение к Бриджет и сейчас доверяла ее словам.
Разговор еще некоторое время вертелся вокруг этого вопроса, прежде чем перейти на более легкие темы.
Как только Гермиона закончила свой завтрак, от двери послышался голос:
– Я схожу в деревню, Молли, – сказал Снейп. – Может, вам что-нибудь необходимо?
– Нет, спасибо, Северус.
Гермиона проглотила последний кусочек и обратилась к профессору, который уже покидал кухню.
– Сэр, вы не будете возражать, если я пойду с вами?
В ответ на это Снейп слегка пожал плечами.
– Как хотите.
– Я буду через минуту, – Гермиона залпом допила остаток сока и умчалась наверх. Натянув толстый вязаный свитер, сапоги, захватив кошелек и палочку, она быстро спустилась вниз, где возле двери висели ее плащ, шарф, шапка и перчатки.
– Готовы? – нетерпеливо спросил Снейп. Гермиона кивнула, и они вышли на морозный воздух.
– Я надеюсь, вы не возражаете против пешей прогулки? – спросил Северус, направляясь к главной дороге.
– Нисколько. Это бодрит.
Профессор кивнул и они замолчали.
Гермиона смотрела вперед, наблюдая за облачками пара, вырывающимися изо рта. Вокруг было необычайно тихо, как будто сама Земля понимала, что один из многочисленных конфликтов на ее поверхности закончился.
– Сэр, – начала девушка, – о вчерашнем и об омеле… Простите, если Молли заставила вас почувствовать себя неудобно.
– Нет, – ответил Снейп, и Гермиона взглянула на него. – Это было... Меня никто не вынуждал.
Девушка потупилась, чтобы скрыть смущение.
– Мисс Грейнджер, я знаю, что никогда не был особенно благосклонен к вам. Но хочу, что бы вы знали: на самом деле я никогда не относился к вам плохо. Полагаю, вы должны меня понять.
Гермиона кивнула.
– Да, все в порядке. Я понимаю.
– Я говорю вам это не для того, чтобы вызвать у вас жалость, – быстро добавил Северус.
– Я не собираюсь жалеть вас, – мягко заверила девушка. –Все, что я могу вам дать – дружба, если вам это нужно. Но никак не жалость.
Он не ответил, и Гермиона взглянула на мужчину. Профессор шел, глядя перед собой, но девушке показалось, что она заметила слабую улыбку на его лице.
Оставшаяся часть утра и большая часть дня были проведены в деревне.
Северус заказал обед, и между ними завязался разговор, сначала скованный, но потом беседа быстро оживилась.
Пара продолжала разговаривать и на обратном пути к Норе, прервавшись лишь для того, чтобы разойтись по своим комнатам и разложить покупки.
За следующие две недели пребывания в Норе Гермиона и Северус стали практически друзьями, постоянно общаясь в течение дня и иногда даже засиживаясь допоздна.
За это короткое время девушка узнала о своем бывшем профессоре гораздо больше, чем почти за двадцать лет знакомства.
Гермиона умела слушать и понимать, поэтому Северус начал открываться больше, зная, что девушка поддержит его.
Он все еще казался угрюмым, когда находился один, но быстро менялся при появлении Гермионы.
Миссис Уизли просто светилась, наблюдая развитие отношений между ними. А большинство Уизли, естественно, кроме Перси, отпускали по этому поводу беззлобные шутки и намеки.
Но, даже несмотря на дух праздника, витавший в воздухе с приближением Рождества, Гермиона чувствовала все большую угнетенность, замыкаясь в себе.
Северус тоже заметил странное состояние девушки, но он не умел веселить людей и выводить их из меланхолии, также профессор не был уверен, что она нуждается в его расспросах о том, что ее беспокоит, поэтому предпочитал не затрагивать эту тему.
В канун Сочельника Гермиона выглядела погруженной в себя и отдаленной. Все в доме знали причину такого состояния, все кроме Северуса Снейпа, который никогда раньше не общался близко с девушкой, и сейчас был очень обеспокоен ее состоянием. И, тем не менее, он не знал, имеет ли право вмешиваться.
Гермиона продолжала выглядеть печально, лишь изредка улыбаясь, когда Уизли затеяли после обеда игры. Джордж схватил Бриджет и закружил ее по комнате, вследствие чего белоснежная кожа ирландки от безудержного хохота начала приобретать оттенок, подобный цвету ее огненных волос.
Гермиона улыбнулась, когда Ремус, будучи в приподнятом настроении, ходил по комнате с омелой в руке, целуя в щеку каждую присутствующую женщину, даже Эмили.
Пока Фред притворялся, что ревнует Анжелину к Ремусу, Гермиона незаметно покинула компанию и поднялась к себе в комнату.
Она расположилась на кровати и занялась упаковкой подарков, попутно прислушиваясь к тому, как внизу постепенно стих шум, и все отправились спать.
Гермиона завязала последнюю ленту и, собрав подарки в охапку, спустилась вниз.
Пока она раскладывала подарки, огоньки на елке весело перемигивались. Мгновение понаблюдав за мерцанием гирлянд, она прошла на кухню. Не желая возвращаться в комнату и ложиться спать, она налила себе воды и залпом ее выпила. Взмахом палочки девушка вымыла стакан и спрятала его обратно в буфет, затем, развернувшись к черному выходу, толкнула дверь, шагнув на заметенный снегом внутренний дворик.
Гермиона поплотнее закуталась в мантию, порывы сильного ветра трепали ее волосы и заставляли ежиться от холода.
Был очень сильный мороз, но она продолжала стоять на месте, чувствуя, как метель заметает снегом ноги в одних лишь носочках.
Через несколько минут Гермиона почувствовала позади чье-то присутствие.
– Вам не стоит здесь находиться, – тихо сказал Северус, – вы замерзнете.
Гермиона пожала плечами, и профессор подошел почти вплотную.
– Что с вами происходит? – нерешительно спросил он.
Девушка снова вздохнула, пожимая плечами.
– Это пройдет. Я просто тоскую по родителям, которых нет со мной в этот праздник, по всем погибшим друзьям.
Снейп смотрел на девушку, не в силах подобрать нужные слова. Ее глаза, полные слез, стали для него неожиданностью.
– Гермиона…
– Прости, – сказала она, всхлипывая и вытирая щеки, – я даже не знаю, почему плачу. Прошло пять лет после войны, семь – со дня смерти моих родителей, а я стою здесь вся зареванная. Просто… все привыкли видеть меня такой, и ты – первый человек за последние годы, кто готов просто выслушать.
Северус стоял молча, чувствуя себя немного неловко.
Гермиона прикрыла ладошкой рот и на мгновение закрыла глаза.
– Почему все так сложно? – прошептала она. – Почему я порою все еще испытываю страх? Как так получилось, что они до сих пор имеют власть над сознанием людей, надо мной?
Мужчина мягко положил руку на плечо девушки, почувствовав, как она подалась навстречу прикосновению.
– Это случается со многими, – сказал он мягко. – Я уверен, есть и другие, стоящие на улице под снегопадом и плачущие, как и… – его слова были прерваны смешком Гермионы.
– Какая глупость – стоять под снегом в одной пижаме, – она сжала руку профессора на своем плече. – Спасибо, – шепнула Гермиона, поворачиваясь, чтобы видеть его.
– За что? – удивленно спросил Северус.
– За то, что напомнил мне, что я – не единственный человек в мире, испытывающий подобные чувства.
– О, в таком случае – не за что.
Гермиона улыбнулась.
– Давай зайдем внутрь, а то тут холодно.
Они перешагнули порог, задержавшись с той стороны, чтобы закрыть дверь.
Гермиона посмотрела наверх и снова засмеялась. Северус проследил за ее взглядом.
– Снова омела Молли. Как ты думаешь, она специально? – Северус заставил девушку замолкнуть, прикоснувшись губами к ее губам. Это поцелуй удивил его едва ли не больше, чем Гермиону, и он отстранился.
– Я… эээ… прости, – пробормотал Снейп, поворачиваясь, чтобы уйти. Гермиона схватила его за руку, когда профессор обернулся, то увидел, что девушка улыбается.
– Не извиняйся, – Гермиона приблизилась и поцеловала Северуса в ответ. Его губы, удивительно мягкие, дарили нежные поцелуи, щеки девушки заалели, и она почувствовала легкую пульсацию в животе.
Гермиона снова улыбнулась, когда он отстранился.
– Думаешь, Молли предугадала это? – спросила Гермиона.
– Затрудняюсь ответить.
– Спокойной ночи, Северус, – сказала девушка, направляясь к лестнице. Ее улыбка была почти беззаботной, и профессор вынужден был признать, что чувствует то же самое.
– Спокойной ночи, Гермиона.
****
Гермиона проснулась на следующее утро и уставилась на слабый лучик солнца, пробивавшийся в комнату сквозь приоткрытые шторы. За окном было еще серо, и она поняла, что солнце едва начало подниматься.
Наступило рождество и, впервые за долгое время, она ощущала себя счастливой, думая о предстоящем дне. Ночной поцелуй унес собой все печали, и теперь Гермиона с нетерпением ожидала предстоящий праздник, желая насладится им в полной мере.
Улыбаясь, девушка поднялась с кровати и, накинув халат, направилась вниз. Миссис Уизли была уже на кухне, сонная, но радостная, она потягивала кофе.
– Ты встала очень рано! – удивленно воскликнула миссис Уизли.
– Сегодня Рождество, – просто ответила Гермиона, наливая себе кофе.
Молли улыбнулась.
– Ты, кажется, пребываешь в гораздо лучшем настроении, чем обычно, – миссис Уизли с любопытством посмотрела на Гермиону, которая в ответ подарила ей невинный взгляд, продолжая прихлебывать ароматный напиток.
Гермиона хотела было ответить, когда в кухню вошли Рон с Джорджем, а за ними следом Фред в сопровождении Анжелины. Взяв себе кто сок, кто кофе, они дружно уселись рядом за стол.
– Что сначала – завтрак или подарки? – спросила миссис Уизли и, пока она ждала ответа, улыбка тронула уголки ее губ.
– Конечно подарки! – быстро ответил Джордж.
– В таком случае идите, собирайтесь вокруг елки и дайте мне минуту покоя, прежде чем начнется хаос.
Болтая, ребята дружной компанией направились прочь из кухни.
Гермиона подняла глаза и увидела спускающегося по лестнице Северуса. Она улыбнулась, довольная, что увидела его, и получила в ответ несколько нерешительную улыбку.
– Мы собираемся возле елки, чтобы получить подарки, – сказала Гермиона Северусу.
– Я буду там через минуту, – кивнул он.
Все еще улыбаясь, девушка прошла в комнату, где собиралось все семейство и, сжимая кружку кофе в руках, присела на один из диванчиков.
Северус появился несколько мгновений спустя и опустился на диван рядом с Гермионой, их бедра касались друг друга, поскольку он сел совсем близко. Девушка поборола желание прижаться к своему профессору, не желая привлекать излишнего внимания к ним.
Когда вся семья собралась вокруг Рождественской елки, мистер и миссис Уизли дали благословение на традиционный обмен подарками. Очень скоро повсюду была раскидана упаковочная бумага, и комнату заполнили возбужденные голоса. Гермиона, сидевшая рядом с Северусом, наблюдала за тем, как он разворачивает свои подарки. Ни один из подарков не был безликим, и она была благодарна за это своим друзьям. Каждый приложил усилия к выбору подарка для профессора в соответствии с его предпочтениями и характером, сам мужчина тоже, казалось, был доволен.
Вскоре после быстрого завтрака все оделись и вышли во двор, чтобы насладиться снежным пейзажем и свежим воздухом рождественского утра.
Уже давно Гермиона не была так счастлива на Рождество, все вокруг казалось прекрасным. Она некоторое время сидела на крыльце, наблюдая за тем, как мальчишки играют в снежки, а Гарри и Джинни помогают Эмили делать снеговика.
Около полудня к ней подошел Северус.
– Я могу поговорить с тобой? Наедине?
– Несомненно, – ответила Гермиона, вставая и следуя за ним в дом. Профессор провел ее в комнату, где еще недавно было вручение подарков. Сейчас комната пустовала.
– Я только хотел дать тебе это, – мягко сказал он, вынимая из кармана упакованную коробочку. Гермиона улыбнулась и с любопытством взглянула на Северуса.
– Просто открой его.
Она тихо рассмеялась и начала разворачивать упаковку. Открыв коробку, девушка буквально задохнулась, когда увидела то, что находилось внутри.
– Где ты это нашел? – ее голос немного дрожал.
– После финальной битвы. Я увидел его валяющимся на земле и до недавнего времени не знал, кому это принадлежит.
Гермиона вытащила из коробки медальон в форме сердца, удерживая на цепочке так, чтобы сама подвеска лежала на ладони. Она открыла медальон, и слезы полились из ее глаз. Фотографии ее матери и отца были вставлены с двух сторон. С любовью во взгляде девушка пристально всматривалась в их лица.
– Они подарили мне этот медальон на восемнадцатилетие. Я чувствовала себя опустошенной, когда потеряла его, – Гермиона всхлипнула и снова посмотрела на Северуса. – Спасибо, он так много значит для меня!
Девушка расстегнула цепочку и надела кулон на шею, прижимая рукой подвеску к груди. Затем шагнула к профессору и обняла его, положив голову ему на грудь.
– Посмотри, – попросил профессор. Девушка взглянула в указанном направлении и улыбнулась.
– Снова омела, – тихо сказала она. Северус наклонился и поцеловал ее, чувствуя соленый привкус слез на ее губах.
– Спасибо, – прошептала Гермиона, обнимая его за шею и притягивая для нового поцелуя.
– С Рождеством Христовым, Гермиона!

~Конец~
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Маггл, не могут оставлять комментарии к данной публикации.